[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 59044. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: music, vector, text, image, flash, archive, pdf, code, video
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 100 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.59044 Ответ
Файл: 149810993611943875.jpg
Jpg, 137.43 KB, 773×771 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
149810993611943875.jpg
Игра на самом деле происходит в реальности, а здесь буду выкладывать литературную версию, которую мы пишем втроем с Эл и Ди

Первая ночь.

Некоторое время назад я совершенно случайно попал в этот бар – тогда только вернулся в город после одного небольшого путешествия и шел с вокзала. Дорога была недолгой, но утомительной – засыпал на ходу, так что теперь меня могло спасти только одно – бодрящий кофе. Время было вечернее, и на одной из улиц я остановился, заметив витражные окна и барную стойку через мутное стекло – неизвестный мне парень там пил кофе, и я уверенно сбежал по лестнице вниз и толкнул дверь.
С этого все и началось.
Выпив крепкий американо, я уже собирался было уйти, когда вдруг показалось, что у меня двоится в глазах. Вместо одной девушки-бармена, которая пятнадцать минут назад заварила мне кофе, за стойкой теперь стояло две. Девушки были очень похожи друг на друга. Я тряхнул головой, а они рассмеялись, заметив мой пристальный и озадаченный взгляд в их сторону.
- Мы сёстры. Я - Эл, а она - Ди, – кивая на девушку рядом, произнесла та, что делала мне кофе – волосы у нее были чуть короче, и на шее – тонкий кожаный шнурок с медальоном, который привлек мое внимание.
У второй на шее никакого украшения не было и волосы лежали чуть иначе – только поэтому я и поверил, что они сестры, и мне не привиделось.
- Может быть, ты не будешь уходить так скоро? – спросила Ди. – Ты сегодня последний, больше никого не осталось.
В баре действительно уже не было никого, кроме нас троих, и от этого было несколько неловко.
- Я спешу.
- Ты не спешишь, - прищурилась Эл, чуть растягивая уголки губ. Она, как и сестра, смотрела так, словно бы знает обо мне всё, хотя я им даже имени своего не назвал.
Я промолчал, раздумывая над ответом, а Ди тем временем предложила:
- Давай сыграем в игру?
- Какую еще игру? – идея меня насторожила.
- О, игра очень простая, – улыбнулась Ди. – Ты начинаешь рассказывать историю. Когда мы хлопнем в ладоши, ты остановишь рассказ. Дальше продолжаем мы, говорим чем история заканчивается.
- У каждой из нас будет свой вариант окончания, - пояснила Эл. – А ты выберешь тот, который верный.
Мою озадаченность тут же сменил интерес, и я спросил:
- А если оба будут неправильными?
- Так не бывает, – хором сказали сёстры.
Мне показалось, что это прозвучало несколько самоуверенно. Они заметили сомнение на моем лице, так что Эл сказала:
- Давай сыграем? Это просто! Ты ничего не теряешь.
- А зачем мне с вами играть? – упорствовал я. – Я устал, сегодня много всего произошло.. – мысли о поездке все еще не шли из моей головы, усталость после дороги чувствовалась в плечах, но я почему-то всё еще находился за барной стойкой вместо того, чтобы выйти за дверь.
- Ты нам не сможешь солгать, - улыбнулась Эл. – Одна из нас всегда знает правду.
- Но если ты хочешь награду, то пусть будет угощение за счёт заведения, - предложила Ди, кивая на полки с алкоголем за своей спиной. – Согласен? Ночь длинная, тебе некуда спешить.
Спешить мне действительно было некуда, да и интерес взял верх.
- Хорошо, давайте попробуем, - согласился я.
- Ты будешь виски?
- Или ты будешь ром?
Ну и как тут не остаться-то?..
- Я буду виски, - сделал выбор я.
Ди обернулась к стеллажу с бутылками и взяла одну из них.
- Начинай, - сказала она, наполняя стакан льдом. – Сегодня наш бар – твой дом.
Я задумчиво поджал губы.
- О чем вы хотите историю? – спросил я у сестёр.
- Мы в баре, давай об алкоголе, - улыбнулась Эл. – Не стесняйся, ночь – самое время предаться искусству.
Я пригубил виски. Марка была мне незнакома, но виски был определенно хорош – в меру спиртуозный, с яркой ароматикой сухофруктов и приглушенным дымовым тоном во вкусе.
- Хорошо, я попробую, - мне понадобилась пара секунд, чтобы собраться с мыслями. Я не совсем понимал, о чем рассказать, но тут как раз вспомнил об одной семейной истории, и уверенно поднял взгляд на сестер: - У моего дедушки была большая самодельная фляжка. Знаете, такая удобная вещь. Из нержавеющей стали, объемом около литра, вот у меня есть фото, - я достал телефон и быстро нашел изображение.
- Выглядит как раритет, - заметила Ди, разглядывая снимок – края фляжки были чуть стерты, явно говоря о том, что пользовались ей часто.
- Приноси, мы её наполним, - добавила Эл.
Я усмехнулся и кивнул, а затем продолжил, сложив руки на барной стойке:
- Так вот, дедушка носил в ней алкоголь во время командировок. У него даже был специальный карман для неё, вот здесь, - я хлопнул себя по груди слева. - Она не раз выручала его, а однажды даже спасла ему жизнь…
Тут Эл неожиданно хлопнула в ладоши. Я замолчал, а она взяла мой телефон и продолжила, разглядывая фото:
- Судя по фляжке, ей не раз приходилось держать удар, а судя по сварному шву, её еще и чинить приходилось.
Для себя я тут же отметил ее наблюдательность. Мне было очень интересно, какое же продолжение истории она расскажет, так что я внимательно ждал ее слов.
- Я думаю, случилось все так, - продолжила Эл, отодвигая мне телефон и поднимая взгляд на меня: - Твой дедушка возвращался ночью в гостиницу, когда на него напали. Нападавших было трое, и когда твой дед одним ударом уложил первого, то второй вонзил ему в грудь нож. Нож пробил флягу и застрял в ней, а твой дед продолжил бой с торчащим «в груди» ножом и огромным винным пятном. Грабители были избиты и сбежали, а единственной потерей стал, скажем, партбилет, залитый вином.
Она самоуверенно скрестила руки на груди.
- И вот тебе мораль - иногда наши слабости являются неожиданно нашей силой.
Эл замолчала, а Ди хлопнула в ладоши трижды, словно аплодируя сестре.
- Теперь мой черед, - сказала она, кусая губу. – Я уверена, что рассказ должен быть не о фляжке, а об алкоголе в ней. О запасе, хранимом до особого случая.
Она на секунду отвела взгляд, словно бы заглядывая куда-то – но не в сторону, за столики, а в самое прошлое.
- Твой дед любил вино, но не простое вино, а крепленое, вроде хереса или пино-де-шарант. Однажды он пил в конце командировки, перед возвращением домой. Денег у него осталось немного, так что после бокала в баре отеля ему показалась мало, и он вспомнил о фляжке с припасенным вином. Выпил он прилично, и случайно заснул, хотя нужно было собираться на рейс. Проснулся он посреди ночи, но на самолет уже опоздал. А когда приехал в аэропорт с утра, то узнал, что борт, на котором он должен был лететь, разбился при посадке. Так, он, единственный опоздавший, остался единственным выжившим. Только вот его имя по ошибке значилось в списке погибших. И когда он прибыл домой через день на поезде, то попал на траурное партийное собрание. Сидя в дальнем ряду, он сумел послушать, что о нем говорят сослуживцы, а затем, на удивление всех собравшихся, выступил с ответным словом на собственных похоронах.
Ди тихо вздохнула, а потом растянула уголки губ:
- Так подтверждается древняя мудрость о том, что истина скрывается в вине.
Я сидел словно пораженный громом. Точность догадок поражала. Я терялся с мыслями и не мог произнести ни слова.
Что если они умеют читать мысли? Или просто видят прошлое человека насквозь?
А сестры между тем спокойно склонились к стойке и разом произнесли:
- Ну, кто победил сегодня?
>> No.59045 Ответ
Файл: 1281343240_1-16.jpg
Jpg, 59.63 KB, 912×527 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1281343240_1-16.jpg
>>59044
Вторая ночь

В следующий раз я попал в таинственный бар только три месяца спустя. Первый визит показался странным сном и я, под гнетом событий и в водовороте будней, совершенно забыл о нём.
Но однажды, стоя на кассе в супермаркете, я услышал в каждое ухо синхронное:
- Здравствуй.
Они стояли прямо за мной, с шардоне и с коробкой марципановых конфет. Казалось, что им был неприятен яркий свет дневных ламп и суета толпящихся вокруг людей.
Первой сказала с улыбкой Ди (вроде бы, я все еще с трудом их различал).
- В пятницу, если захочешь, приходи к полуночи.
- Ты хороший игрок, в прошлый раз история была интересной, - Эл поддержала сестру, легонько кивнув головой.
- Добрый вечер, - я растеряно смотрел на силуэты в черном, которые выглядели так, словно мираж. - Не знаю, до пятницы нужно дожить.
Но они, кажется, не рассчитывали услышать отрицательный ответ.
- Мы будем ждать, до встречи! – махнула рукой Ди и поспешила за сестрой на соседнюю кассу, где была меньше очередь.
И вот поэтому, я снова сижу в полутемном баре, сестры пьют шериданс напротив, а я с опаской смотрю на виски в стакане. В баре негромко играет музыка 70х, что-то из альбомов led Zeppelin, кажется. Я выбрал виски, хотя алкоголь пить не очень хотелось. Как будто читая мои ощущения, в стенах бара раздались аккорды следующей песни :
"не желаю пить виски, но продолжаю, хотя мне уже хватит... "*
(slade - mama weer all crazy now)
Я усмехнулся такому совпадению. Снова появилось ощущение, что реальность в этом баре граничит с миром грёз. Я выпил и сделал свой ход:
- О чем мне сегодня рассказать?
- Расскажи что-нибудь о любви, - сказала Эл.
- Что-нибудь простое, - попросила Ди. – С ноткой радости и покоя.
- Хорошо.
Я пару секунд собирался с мыслями, пытаясь подобрать нужные слова.
- У меня был друг в Москве, преуспевающий иллюстратор и веб-дизайнер. Жил с родителями в своей квартире, зарабатывал неплохо, подумывал съехать и взять ипотеку – ну, знаете, жилось человеку нормально, но хотелось свободы. И вот однажды на просторах сети он познакомился с девушкой из Иркутска. Она была туристическим агентом и переводчицей с китайского, к тому же красавицей. Так что потерял парень покой и сон, и захлестнула его виртуальная любовь.
В этот раз первой хлопнула Ди:
- Пусть история будет хорошей. Они почти год жили друг другом, используя каждую свободную минуту для общения и даже гулять ходили с включенным скайпом. Через год он решился и накануне новогодних праздников поехал к ней. Три дня, проведенные вместе, прошли как один миг, а потом он вернулся в Москву. Она приехала к нему через месяц, но к сожалению, страшно не понравилась его родителям, а ей сильно не понравилась Москва. Из-за этого они поссорились, и она вернулась в Иркутск. Они не общались два месяца, и это казалось пыткой, ведь оба уже привыкли друг к другу, а потом он не выдержал и сорвался к ней. Теперь, они поженились и второй год счастливо живут в Иркутске. Наверное, так будет и дальше.
Эл приветствовала окончание рассказа сестры аплодисментами, а затем произнесла:
- В этой истории слишком много сиропа, сестра. Пожалуй, я добавлю абсента.
Улыбка Эл была не самой располагающей к счастливым финалам.
- Через полгода общения в сети девушка действительно отправилась к парню в Москву и они стали жить гражданским браком. Но после первой пары недель эйфория стала мало по малу сменятся реальностью. Парень был неаккуратен и неряшлив в быту, самовлюблен и ленив. Но самое главное - он был невероятно ревнив. Девушка была у него первой, до этого отношения никогда не складывались, никто не мог его терпеть. День за днём он изводил её постоянной слежкой, контролем телефона, мессенджеров, соцсетей… Каждый раз малейшее подозрение заканчивалось громким скандалом, матом и обвинениями. А потом все закончилось. В один из вечеров безобидное сообщение от одноклассника из Иркутска вызвало необузданную бурю гнева. Он сильно избил её, собрал вещи и выкинул из квартиры. Она вернулась в свой город одинокой и сломленной – физически и душевно, совершенно не имея представления о том, как теперь снова кого-то полюбить.
Эл замолчала и в баре повисла вязкая тишина.
Сестры смотрели на меня вопросительными взглядами.
Я собрался с силами и произнес:
- Сегодня победила…
>> No.59047 Ответ
>>59044
Третья ночь

На этой неделе я ждал пятницу с нарастающим нетерпением. Любопытство после первых двух игр переполняло меня, а в голову лезли догадки одна страннее другой.
В эту пятницу я начал с того, что заглянул в таинственный бар еще днем. За баром стоял непримечательный парень в очках, за парой столиков пили кофе дамы из окрестных офисов. На стойке бара стояла объявление о сегодняшних бизнес-ланчах - в общем, ничего удивительного я не заметил. Обычная забегаловка в центре города, которых по семь на квартал.
Второй раз я появился за час до закрытия заведения. На этот раз Эл и Ди уже были на месте, но они сделали вид, что не знают меня и продолжили работу. Я взял пива и уселся в дальнем углу в ожидании. Только после того как Ди включила табличку "CLOSED" над входной дверью, сестры обратили на меня внимание.
- Здравствуй! - сказала Ди.
- Здравствуй!- подхватила Эл.
- Добрый вечер.
Я невольно поймал себя на мысли, что до сих пор не знаю, как этот бар называется. Внутри не было никаких обозначений или подсказок - меню здесь не было, вывеска снаружи гласила просто «бар». Я уже было собрался спросить у Ди и Эл, но они меня опередили:
- Сегодня у нас настроение на шикарный джин, так что будем пить именно его, – сказала Эл. – Он разбивающий.
- Разбивающий мечты? – меня поражали их метафоры (но метафоры ли это?).
- Сознание, - усмехнулась девушка.
На стойке уже стоял шот с охлажденным можжевеловым напитком.
- Давай, присаживайся, выпей и начнем игру, - предложила Ди.
- Не хочу, - отозвался я, скрещивая руки на груди. - Давайте лучше вы садитесь ко мне за столик, и сыграем по моим правилам.
- О, это интересно, - улыбнулась Ди.
- Давай попробуем, - согласилась Эл.
Они вышли из-за стойки и, прихватив джин, направились к моему столику. Изящные черные платья с длинными рукавами, казались сотканными из барного полумрака.
Я на секунду задумался о красоте Эл и Ди. В ней присутствовала какая-то вневременная универсальность, которая не зависела от переменчивых стандартов и одинаково ценилась и в эпоху возрождения и в двадцать первом веке.
Сестры сели за стол, снова образовав со мной идеальный треугольник.
- Игра простая, - начал я. - Мы в неё в университете играли. Называется "вопросы с вариантами". Каждый игрок по очереди задает вопрос и уточняет количество вариантов ответа, обычно от одного до десяти. Следующий за ним называет требуемое количество ответов и если кто-то из игроков спросит, то он рассказывает, почему выбрал именно эти варианты. Далее отвечает следующий по порядку, а последним отвечает тот, кто задал вопрос.
- Странная игра, - произнесла Эл. - Как понять, кто в неё выиграл и какие должны быть вопросы?
- Эта игра не подразумевает победителей и побежденных, - пояснил я. - Эта игра позволяет лучше узнать новых знакомых, поэтому была очень популярна среди студентов. Ну, вот например, я задал вопрос - две любимые марки автомобилей и отвечаю - мицубиси и мерседес. Допустим, вы спрашиваете - почему именно эти. Я отвечаю - мицубиси в память о знаменитом истребителе, а мерседес потому, что это был первый автомобиль в истории. Так понятнее?
Они кивнули, но вопросов от этого не убавилось.
- Ты хочешь получше нас узнать? - удивилась Эл.
- Зачем тебе это? - поддержала Ди.
Признаться было нелегко, но я решил быть откровенным:
- Честно сказать, на утро после нашей первой встречи, я подумал, что все это мне приснилось. После второй стало казаться, что вы на самом деле какие-то сверхъестественные существа. Больше всего похожи на лисиц-оборотней из японских сказок. Вот мне и захотелось проверить, настоящие вы или нет.
Сестры звонко и синхронно рассмеялись, а затем Эл вдруг ущипнула меня за руку.
- Больно? Значит, не спишь, - пояснила она. - Мы живые люди и ничего сверхъестественного¬ в нас нет.
- Это элементарно, Ватсон, - подхватила Ди. - Только чистый разум и дедукция. А еще мастерство бармена, который всегда говорит то, что гость хочет услышать.
- Если так, то вам ничего не мешает сыграть в мою игру? - спросил я несколько разочарованно (где-то внутри у меня теплилась надежда, что сейчас сестры взмахнут хвостами и начнут творить чудеса).
- Не мешает, - согласилась Ди.
- Ходи первым, - предложила Эл.
- Два любимых художника?
- Ван Гог и Уорхол.
- Уорхол и Ван Гог.
Мне казалось, что они немного издеваются в своем первом ответе. Неужели и следующие ответы будут одинаковые?..
- Не буду спрашивать почему. Пусть теперь будут мои – Ренуар и Айвазовский.
- Я знаю, почему тебе нравится Айвазовский, - воскликнула Эл. – Ты очень любишь море.
- А я знаю, почему Ренуар,- подхватила Ди. – За его портреты. Тебе наверняка нравятся лица девушек на его картинах.
Я выпил еще шот джина и произнес:
- Вы переделываете игру под себя, но я не скажу, правы вы или нет. Лучше задавайте следующий вопрос.
- Хорошо, - улыбнулась Ди. – Тогда пусть будут три любимых блюда.
- Пусть будет салат «оливье», стейк-миньон и утка по-пекински, - озвучил я.
- Как-то простенько, - огорчилась Эл. – И в нашей кухне ничего этого нет. А я предпочитаю стейк из семги (обязательно с поджаренными лимонами), утиная грудка с пряным соусом, и стандартный чизкейк. Но всё по настроению, завтра этот список может быть совершенно иным.
- Вообще, у нас сестрой разные вкусы, но в чем-то они совпадают - продолжила Ди. Мой вариант тоже включает стейк из семги, а кроме него салат цезарь и шоколадный фондан. Если мы состоим из того, что едим, то стоит постоянно менять меню, чтобы сохранять гибкость и непостоянство. – И после короткой паузы, она продолжила: - Судя по всему, сейчас мой вопрос? Пусть тогда это будут два самых нелюбимых качества в людях? Те, что вызывают самое большое отвращение.
- Сложный вопрос, - потянул я время. – Трусость и тупость я думаю.
- Что ты понимаешь под тупостью? - поинтересовалась Эл. – Врожденную неспособность мыслить?
- Скорее отсутствия стремления к саморазвитию. Типа есть пиво, футбол и работа таксистом, значит мне больше ничего не надо.
- Да, действительно неприятная вещь, - согласилась Ди. – А я не люблю отсутствие тактичности и неискренность.
- Возможно, барменам часто приходится сталкиваться с бестактностью на работе? – поинтересовался я.
- Если бы только на работе, - вздохнула Ди. – В обычной жизни этого тоже с избытком. – Она посмотрела на сестру: - Твой ход, Эл.
- Не хочется повторять за тобой, иначе Яр начнет нас путать, - пошутила Эл. – Поэтому я назову несправедливые суждения. А ещё я не люблю сплетников, которые в лицо улыбаются, а за твоей спиной обливают тебя грязью.
- Наверное, о вас ходит множество разных слухов? – осторожно спросил я.
- Нас считают ведьмами и боятся, - синхронно рассмеялись сестры. – Не каждый отважится явиться к нам ночью!
- Ну, этим меня не возьмешь, - улыбнулся я. – Сами налили для храбрости!

Игра в эту ночь продолжалась дольше обычного и была по-прежнему приятна и загадочна. Где-то в середине я внезапно понял, что попытка узнать сестер получше закончилась получением куда большего количества вопросов, чем ответов. Из всех вопросов, произнесенных вслух, мне больше всего запомнился мой последний:
- Одно самое любимое стихотворение?
- О! Тут опять совпадение, - хором ответили сестры. – Мы лучше прочтём…
>> No.59049 Ответ
Файл: 149810993611943875.jpg
Jpg, 167.22 KB, 884×1080 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
149810993611943875.jpg
>>59044
Четвертая ночь

В прошлую пятницу я пропустил поход в таинственный бар. Еще днем пришлось срочно уехать по работе, а вернулся в город я только в воскресенье. Было очень обидно, так как не было возможности предупредить сестер, о том, что я не приду, а значит, они меня ждали напрасно.
Я попытался застать их в будний день, но сколько не заходил, за баром стояли другие люди. У меня даже возникли сомнения, работают ли они там или нет. Наконец, настал новый вечер пятницы, и я поспешил в знакомый подвал.
- Здравствуй, - синхронно произнесли Эл и Ди, едва я переступил порог.
- Привет! Вы знаете, в прошлую пятницу…
- Знаем, - улыбнулась Ди. – Ты забыл, что одна из нас всегда знает правду?
- Да, но я…
- Ты не пришел, мы ушли в полночь и легли пораньше спать, только и всего, - не дала мне вставить слова Эл. – Не бойся, ты не огорчил нас, в жизни случается всякое.
- Надеюсь, ты сегодня нас порадуешь, - продолжила Ди. – Выбери, что будешь пить и начнем.
- Текилу, если можно.
- Тебе можно всё, - снова хором ответили хозяйки. – Но не тяни слишком, начинай!
Я залпом выпил предложенный шот, закусил лимоном с солью, и снова заговорил:
- Раз уж нужно разнообразие, давайте сыграем наоборот. Я расскажу, чем история закончилась, а вы предложите два варианта её начала. Как вам такая идея?
- Давай попробуем, - предложила Эл. – Начинай!
- Итак, шеф-повар ресторана приходит на работу ближе к обеду, и видит, что его драгоценный ресторан объят пламенем, через заднюю дверь повара спасают самые ценные продукты, а через парадный вход официанты тащат важные бутылки. Пожарные только что приехали, очевидно, что события разворачиваются вот только что, ему даже не успели позвонить. Несмотря на все усилия пожарных, здание выгорело почти дотла и шефу, который кстати был еще и совладельцем заведения осталось гадать, что же стало причиной его несчастья.
Я трижды хлопнул в ладоши, обозначая, что моя часть рассказа окончена.
- Мне кажется, ты решил открыть детективное агентство, - усмехнулась Ди. – Думаешь нам под силу раскрывать преступления?
- Хорошая идея, - подхватила Эл. – Назовём его Эл-Ди-Яр.
- Звучит как потерянный в пустыне город из арабских сказок, - сказала Ди. – Но игра есть игра, я начну. – Она закусила губы, а потом заговорила: - Шеф не так давно нашел инвесторов и совместно с ними открыл свой ресторан. Это было краткое время счастья, когда он перестал быть только подчиненным и обустроил все в заведении по своему вкусу. Это сказалось на качестве блюд и заведение быстро обрело популярность. Однако успех всегда порождает недругов. Центр города очень плотно набит заведениями и конкуренция меж ними чрезвычайно высока. Враги организовали виртуозный поджог в точно просчитанное время – утром, когда сигнализация уже была отключена, но сотрудники только начали приходить в заведение и еще не было посетителей, которые могли пострадать. Несмотря на все признаки поджога, официальная версия была о неисправности электропроводки в системе освещения зала. Так нередко бывает в нашем мире, человеческая подлость и наглость не знает границ.
Теперь уже Эл трижды хлопнула в ладоши, знаменуя окончание рассказа сестры.
- Ты рисуешь очень сложную картину, - продолжила она. – В жизни все гораздо проще и банальней. Всему причина обычная человеческая лень и разгильдяйство. Шеф организовал все по своему вкусу, на кухне было удобно ему и его поварам, но не были учтены нормы противопожарной безопасности. А повара, все вдохновленные размышлениями о высокой кухне и творческими порывами шефа, не уделяли внимания таким важным мелочам как противопожарный инструктаж. Стеллажи с рядом продуктов стояли прямо в коридоре, сушились полотенца и ветошь, было множество других разнообразных нарушений. В то утро повара делали проработку к приходу шефа и так увлеклись творческим процессом, что допустили возгорание масла во фритюрнице. И один из них, совершенно инстинктивно допустил роковую ошибку. Плеснул на горящую фритюрницу, воду из сотейника, стоявшего на плите рядом. Столб пламени перекинулся на ветошь, полотенца, стеллажи с мукой и крупами. В считанные минуты весь ресторан оказался объят пламенем, и лишь каким-то чудом никто не погиб.
Я снова зааплодировал сестрам.
- Вы великолепны. Мистику я уже отмел. Но все-таки объясните мне, как вы каждый раз рассказываете историю невероятно точно?
- Ты не назвал сегодняшнего победителя, - хором сказали сестры. – Чей ответ верный?
- Сначала расскажите, откуда ваши версии!
- Все очень просто, - первой начала Эл. – Ты рассказал историю из нашей сферы интересов. Мы живем в одном городе, тоже работаем в ресторанном бизнесе, события произошли недавно. У нас общие поставщики алкоголя и другие пересечения с тем рестораном. А искусство бармена включает в себя умение слушать и слышать. Вот откуда наши версии.
- Уверен, что ты победила, - восхищенно ответил я. – Насколько я знаю, возгорание произошло на кухне, причина была именно во фритюрнице и пренебрежении к противопожарным нормам.
- Сегодня необычная игра и победили мы обе, - не согласилась Ди. – Как так получилось, что не первый день работавший на кухне человек, бросился тушить масло водой? Как при такой сильной вспышке он сам не пострадал? Почему дверь в зал была открыта, давая огню, возможность быстро распространиться? Версия Эл совсем не исключает мою.
Я помолчал с минуту, а затем произнес:
- Вы меня пугаете. Налейте еще…
>> No.59051 Ответ
>>59044
Пятая ночь.

В эту пятницу лил проливной дождь. Проезжая часть улиц превратилась в реки, так что пройти несколько кварталов до заветного бара казалось непреодолимым испытанием (но что есть непреодолимые испытания, если дорога ведет в бар, тем более в пятницу?)

- Ты опоздал, - сказала Ди, когда я открыл дверь. – Мы боялись, что ты не придешь.

Сестры были, как обычно, во всем черном. Сегодня, в такую неспокойную погоду за окном, их неизменные, из раза в раз, образы действовали даже как-то успокаивающе – на улице ураган, но я точно знал, что в этом баре всё будет, пусть и не предсказуемо, но в некотором смысле по-прежнему.

- Погода ужасная, я вымок до нитки, пока добирался к вам, - признался я. – Тяжело без машины.

- Повесь куртку на вешалку возле батареи, - сочувственно предложила Эл. – Что будешь сегодня пить?

- Честно сказать, мне завтра предстоит долгий путь, я бы предпочёл что-нибудь без алкоголя, - честно признался я.

- Тогда…как насчёт кофе? – предложила Ди. – Я помню, что с кофе началось наше знакомство, но не помню, что именно ты заказывал.

- Эспрессо, из арабики, - сообщил я. – И три сахара, пожалуйста.

- Как пожелаешь, - отозвалась Эл. – Но это лишь малая плата за твои услуги. Таким образом, мы окажемся у тебя в долгу.

- Что поделать, - пожал плечами я. – Сочтемся в следующий раз, или дадите бутылку на вынос?

- Прямо как в застойные советские времена, - засмеялась Ди. – Мастер-сантехник выполняет любые манипуляции за бутылку.

Я занял место за барной стойкой.

- Вот, пусть будет мешок драгоценных зерен в награду, - сказала Эл, опуская на стойку пакетик с зернами кофе. – Это намного лучше той растворимой бурды, что ты наверняка пьешь по утрам.

Я с благодарностью принял подарок.

- А теперь, - продолжила Эл, - начинай историю. – Она подвинула ко мне чашку кофе. – Мы скучали.

Я отпил горячий напиток, и, чувствуя, прилив сил и вдохновения, начал игру:

- Сегодня рассказ будет о великом художнике.

Сестры переглянулись, улыбаясь. Кажется, им особо нравилось, когда речь заходила о людях, которые были Художниками, в широком смысле этого слова.

- Главный герой моей истории стал великим художником областного значения еще в советские времена. Он писал необычные портреты Ленина, чем снискал популярность у молодых партийных руководителей, любивших такие портреты в своих кабинетах. Но потом всё рухнуло. Как бывает, за белой полосой идет черная… Ему пришлось писать портреты бандитов и их полуобнаженных любовниц, и все в таком духе… Техника в этих картинах была, но в этом совершенно не было души. Так прошло много времени. Ему уже было за пятьдесят, когда…

В этот момент в тишине бара отчетливо прозвучал хлопок Эл.

- Когда он встретил свою любовь. Это была юная поэтесса, которая исполняла свои стихи под гитару на улице. Когда он проходил по одному из скверов города, он услышал её мелодичный голос, и остановился в толпе других прохожих, послушать.

Посреди песни он вдруг заметил, что девушка порезала палец о струну, но вдохновенно продолжала играть. С каждым ударом по струнам на корпус гитары ложились мелкие брызги крови, но девушка даже не замечала этого. Она продолжала петь. Казалось, она и была песней. Художник был поражен. Когда песня была закончена, он упал коленями на грязный асфальт, умоляя её последовать с ним. За ним. Она согласилась, и тогда, в своей маленькой мастерской, он начал на холсте воплощать её стихи. Строка за строкой, мазок за мазком. Из-под его кисти появлялись всё новые и новые прекрасные полотна. Это был удивительный творческий союз. Воплощение невероятной любви. Когда на презентациях или выставках её просили объяснить, о чем та или иная картина, она неизменно отвечала, склонившись к уху, нежным шепотом: «Если надо объяснять, то не надо объяснять».

Аплодисменты Ди подчеркнули конец рассказа, а затем она обратилась к сестре:

- Твоя история великолепна. Искусство во всей красоте. И в красках, что немаловажно для художника. Теперь же моя очередь. Итак, герою истории было уже за пятьдесят, когда он написал картину ВСЕЙ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Она была выполнена на необычном, шестиугольном листе фанеры, чем-то напоминавшем гайку. Сходство усиливала маленькое отверстие в центре картины, окаймленное металлическим кольцом. Сама картина, по мнению самых авторитетных критиков, представляла собой бездарную мазню. Однако художник, не смотря на яростную критику, убеждал всех, что перед ними – Шедевр. Шедевр с большой буквы. Он включил её в свою последнюю персональную выставку. И когда все недоброжелатели собрались в зале с картиной и стали тихонько обсуждать выжившего из ума мастера, художник неожиданно взял картину и снял её со стены. Затем он повесил её чуть в стороне, так, чтобы она висела на гвозде, проходившем через центральное отверстие картины. Он стал справа от картины, резко крутанул её по часовой стрелке и произнес:

«Если в душе твоей пусто, впусти искусство!»

При быстром вращении на картине неожиданно проступил потрет девушки необычной красоты. Портрет выглядел невероятно живым и объемным, девушка на картине шевелила губами и повторяла за своим создателем:

«Если в душе твоей пусто, впусти искусство,

Если в душе твоей пусто, впусти искусство!»

Тогда Ди замолчала, и я почувствовал на себе внимательные взгляды обеих сестер.

Их истории уже не поражали меня столь сильно, как впервые, однако, в этот раз чувство от них было чрезвычайно мощным и новым. Я в оцепенении уставился в бездну черного кофе в ожидании, когда сестры склонятся ко мне, чтобы спросить, кто из них победитель сегодня. На самом деле, именно для сегодняшней истории, это было совершенно неважно. Потому что обе концовки отображали невероятные краски, которыми каждый Художник желает наполнить свою жизнь
>> No.59085 Ответ
Файл: wallhaven-74821.jpg
Jpg, 465.11 KB, 1920×1080 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
wallhaven-74821.jpg
>>59051
Мне нравится как ты пишешь, будет ли продолжение?
>> No.59101 Ответ
Файл: HhBecI0pIYw.jpg
Jpg, 91.26 KB, 780×1040 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
HhBecI0pIYw.jpg
>>59085
Как мы пишем.
Эти истории пишутся втроем с Эл и Ди.
Да скоро опубликую продолжение
>> No.59103 Ответ
Файл: rVRgDy2rPzY5455.jpg
Jpg, 106.69 KB, 1280×960 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
rVRgDy2rPzY5455.jpg
>>59044
Шестая ночь

На следующую ночь я все-таки захватил свою большую, раритетную фляжку. Кармана подходящего размера у меня не имелось, так что пришлось нести в руках. На улице похолодало, весь день был сильный снегопад и лишь к вечеру он несколько ослаб, но не прекратился и теперь крупные снежные хлопья неспешно планировали в свете уличных фонарей. В баре царил привычный полумрак - праздники уже закончились и все цветные гирлянды с украшениями были убраны.

- Здравствуй, - синхронно произнесли сестры при моём появлении.
- Доброй ночи, - ответил я. - Вот вспомнил про фляжку и принёс. Кажется, вы обещали её наполнить.
- На фото она казалась меньше, - сказала Эл.
- Мы наполним, но не скажем чем, - игриво предложила Ди. - А ты потом попробуешь угадать!
- Звучит интригующе. Давайте, - не стал спорить я. - И в стакан налейте чего-нибудь.
- Сегодня будет бокал, он лучше подходит для легкого вина, - сказала Эл. – А еще, мы хотели предложить тебе прогуляться.
- Нам нужна твоя помощь, - присоединилась Ди.- Хотим сделать несколько фото, пока на улице такая красивая зима. Погода в этом году очень переменчива и завтра может всё растаять.

Ди стояла ко мне спиной и чем-то наполняла флягу, но бутылку я не успел заметить. Она нарочно убрала её под стойку, чтобы я не увидел этикетку. Я попробовал белое вино, которое налила мне Эл. Это было что-то мускатное, с приятным вкусом и очень красивым золотистым цветом. Я допил бокал и спросил:
- А играть сегодня не будем?
- Сыграем на улице, - ответила Ди.
- Так даже лучше, - присоединилась Эл. - Ты расскажешь нам что-нибудь про свой город. Ты в нём родился и знаешь его лучше нас.
- Хорошо, тогда пойдем.
Я снял с вешалки куртку и поинтересовался:
- Надеюсь во фляжке, что-то достаточно согревающее для зимней прогулки.
- Не беспокойся, - улыбнулась Эл. - Мы не торгуем томатным соком.
- Как-то двусмысленно звучит, - настороженно произнес я. - Вы на фотографиях хоть видны?
- И в зеркале мы отражаемся, - воскликнула Ди. - Ты же нас днём видел.
- Это был вечер, да и солнца не было, - продолжал упорствовать я. - Но если бы вы хотели моей крови, я вряд ли бы пережил первую ночь.
- Нам от тебя нужно больше, чем кровь, - хором сказали сёстры. Каждый раз, когда они говорили одновременно, у меня появлялось необъяснимое чувство: смесь восхищения и опасения.

Мы вместе вышли на улицу. Снег продолжал медленно идти пушистыми хлопьями. Сестры были одеты в длинные черные пальто и изящные шляпы того же цвета. На улице старого города это сочетание выглядело особенно уместным, хотелось остановить лихого извозчика на тройке и поехать кататься в зимний лес.
- Ты много знаешь о своём городе, начни рассказ с этой улицы, - предложила Эл. - У нас есть несколько мест, где получатся хорошие фото, но, может быть, подскажешь еще?

Мы медленно шли по заснеженным улицам, иногда останавливаясь для того, чтобы сделать фото. Фотограф из меня был не ахти, и сестры досадливо морщились, удаляя неудачные кадры, однако некоторые выходили достаточно интересными, так что мы продолжали движение. Говорил в основном я, сестры слушали и иногда задавали вопросы о том или ином здании на нашем пути.
Неожиданно, возле старинного трехэтажного особняка, Эл дернула меня за рукав.
- Здесь! Давайте сыграем здесь! - восхищенно произнесла она.
- Да, - поддержала её Ди, - этот дом, несомненно, подходит.

Я перевел взгляд с их восторженных лиц на здание. Дом был явно дореволюционной постройки, с обвалившейся штукатуркой, из-под которой была видна кладка узким кирпичом. Когда-то это было роскошное здание, украшенное скульптурной лепниной и барельефами. Два средних этажа были с высокими окнами, а верхний - с узкими, мансардными. Нижний ряд окон был в нишах ниже уровня земли, подобно витражным окнам в баре сестер. Левый его вход был грубо и неряшливо заколочен, а правым пользовались, и там стояла вполне современная металлическая дверь. Окна в доме не светились, он выглядел покинутым и совершенно нежилым.

- Почему именно здесь? - удивился я. - И что я должен рассказывать?
- Ты сегодня уже много говорил, мы просто расскажем две истории про этот дом, а ты сделаешь выбор, - пояснила Эл. - Начинай, Ди!

- Это был дом богатого купца, владельца складов и пароходов, крупного зерноторговца, - начала девушка. - Он потратил немало денег, чтобы подчеркнуть свой статус, богатство и власть. Дом стал символом его величия, здесь собиралось высшее общество города. Но самая большая ценность была его дочь, в которой отец видел не просто ребенка, но успешное средство приумножения капиталов. Дочь содержалась в строгости, с раннего детства находясь под постоянным контролем нянек и репетиторов. Купец следовал духу времени и дал дочери блестящее образование, ведь он надеялся выдать её замуж за кого-то из наследников крупных мануфактурных империй, а значит, она должна была уметь поддержать разговор и соответствовать статусу. Но в этом хозяин дома просчитался. Один из репетиторов оказался марксистом и вместе с французским и немецким языком, дочь стала получать дозы прогрессивных идей. Когда начались революционные события, дочь выкрала в доме все наличные ценности и бежала с репетитором, присоединившись к восставшим. Что с ней стало дальше - никому неизвестно. Отец же принял свою смерть от рук восставших, бросившись с револьвером на пришедших к нему в дом экспроприаторов. А дом остался как величественный памятник вечному конфликту отцов и детей.

Ди замолчала, в этот раз мы обошлись без традиционных аплодисментов. Через несколько минут, окидывая взглядом старинное здание, заговорила Эл:
- Интересная сказка, но всё было гораздо более буднично и прозаично. Этим домом действительно владел купец, но он никогда в нём не жил. Это были "мебелированные комнаты" - одна из самых роскошных долговременных гостиниц в городе. Но в её роскоши и изысканности скрывалась беда - комнаты в наём стоили слишком дорого, оттого половина из них пустовала, ввергая купца в убытки. Он долго не мог продать особняк, ведь он был малопригоден для частного жилья, а поддерживать и отапливать его выходило в огромную сумму. В конце концов, его выкупили два сомнительных дельца и открыли в нём бордель. На средних этажах размещались комнаты для гостей, а на верхних и нижних - "ночные феи". Причем в мансардном этаже жили девушки, трудившиеся добровольно, а в полуподвале – девушки, принуждаемые к труду. Туда вербовали девушек-крестьянок, прибывших в город наниматься в прислугу. Многие из них, пройдя принудительный путь, свыкались со своей участью и спокойно переезжали в мансардный этаж. Финал, впрочем, почти такой же, только никто не погиб. Восставшие разграбили особняк, и отпустили узниц, напоследок заставив их в последний раз выполнить "работу".

Эл замолчала и на сей раз, тишина продлилась несколько дольше. Наконец я произнес:
- Вы же понимаете, что я не историк и не смогу определить, кто из вас победил?
- Это неважно, - ответила Эл. - По прошествии времени правда уже не имеет значения. Так всегда бывает в истории. Красота заменяет точность.
- Скажи, чей рассказ тебе больше понравился и в какой больше хочется верить, - продолжила Ди. - Это и станет критерием победы в сегодняшней игре.
>> No.59112 Ответ
Файл: rVRgDy2rPzY5455.jpg
Jpg, 183.91 KB, 1280×677 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
rVRgDy2rPzY5455.jpg
>>59044
Восьмая ночь.

Семь отличий.

В эту пятницу город сковал крепкий мороз. Я едва не бегом направлялся в любимый бар, так как задерживаться на ледяном ветру не было никакого желания. Снег ядовито хрустел под моими ботинками, а холодный воздух неприятно щипал кожу.
Эл и Ди уже были на месте и ожидали меня.
- Здравствуй, – синхронно и мелодично произнесли они.
- Привет, - воскликнул я, разматывая обильное тепловое снаряжение. – Налейте мне сегодня чего-нибудь покрепче, на улице лютый мороз, замерз совсем!
- Я налью тебе ром, - сказала Эл. - Присаживайся.
Я сел за стойку, вдоль которой сегодня горели свечи. Через несколько минут передо мной поставили стакан с алкоголем. Я залпом выпил предложенный напиток. Тепло приятно разлилось по телу, но мне захотелось еще.
- Спасибо, Эл, - сказал я, возвращая массивный стакан. – Пожалуй, хочется еще. Нальешь?
Неожиданно сестры залились звонким, мелодичным смехом, который продолжался без остановки пару минут. Я не понимал причину их веселья. Наконец Эл произнесла:
- Я - Ди, а тебе видимо всё равно, кто перед тобой, и что ты пьешь!
- Не понял? - нахмурился я.
- Я поменяла прическу и надела медальон Эл, - пояснила Ди. - А вместо рома налила коньяк. А ты совсем ничего не заметил!
- А я ещё и проспорила ей, всё из-за твоего равнодушия, - обиженно произнесла Эл. - Тебе всё равно кто перед тобой и что ты пьёшь!
Я почувствовал, что нужно срочно исправить допущенную ошибку. Сделал глоток лже-рома и попытался разобраться во вкусе. Вот теперь я почувствовал отличие, и не мог понять, как же не заметил этого раньше.
Эл и Ди молчали, явно ожидая моего следующего хода.
- Дайте, пожалуйста, бумагу и ручку, - произнес я. - Хочу вам кое-что доказать.
- Какую-то теорему? - поинтересовалась Ди, протягивая мне требуемое: это была хрустящая крафтовая бумага песочного оттенка и красивая перьевая ручка в стальном лакированном корпусе.
- Не совсем, - отозвался я, рассматривая ручку. Затем перевел взгляд на сестер:
- В замечательной книге Лу "Наивно. Супер" главный герой, оказавшись в сложной ситуации, всегда составлял парные списки. Например, список вещей, которые у него есть, и вещей, которых у него нет. Это помогало ему во всем разобраться. Я хочу поступить так же. Только это будет список ваших различий. Чтобы доказать, что я не так уж безразличен к вам. Что скажете?
- Значит, с тебя два списка, - сказала Эл. - Один для меня, другой - для Ди.
- И пусть это тоже будет игра, - вмешалась Ди. - Если ты назовешь больше половины точных черт, мы тебя простим.
- Напиши семь пунктов, - поддержала Эл. - Для каждой. Тогда будет сразу понятно, больше половины или нет.
- А если проиграю?
- Тогда двери бара навсегда закроются перед тобой! - С мрачной синхронностью произнесли сестры.
- Очень высокая ставка. Давайте тогда и приз какой-нибудь в довесок к прощению? – начал торговаться я.
- Хорошо, - согласилась Эл. – Если ты выиграешь, то мы устроим для тебя в следующий раз особенный вечер.
- Договорились! Вот теперь игра стоит свеч!
Я пересел за столик подальше от стойки, чтобы сестры не подглядывали. Расчертил лист пополам и принялся составлять списки.

Вот что у меня получилось:

-ЭЛ-

1. Свободна и готова к хаосу
2. Сильная и резкая (если вы будете меня бить, то первой ударит Эл)
3. Склонна драматизировать
4. Решительнее выражает свои чувства (и в целом более готова к решительным поступкам)
5. Менее склонна к тоске и меланхолии (только если на улице не ужасная погода в понедельник)
6. Не доверяет людям
7. Импульсивна и непредсказуема

-ДИ-

1. Упорядоченная и прагматичная. Стремится все расставить на свои места и правильно понять
2. Нежная и утонченная (но это не мешает ей ударить в след за Эл)
3. Более таинственная и романтичная
4. Не готова к резким переменам (если это не очевидно приятные перемены)
5. Более сентиментальная
6. Влюбчива
7. Намного терпеливее

Я закончил, и медленно пошёл к барной стойке. В последний раз подобное чувство страха и неуверенности испытывал в университете, когда собирался отвечать плохо подготовившись к экзамену. Вот и сейчас я ощущал себя точно также: ноги будто налились свинцом, дыхание перехватило, а сердце колотилось в ритме модной электронной музыки.
- Вот, пожалуйста. Это мой взгляд на вас, - неуверенно произнес я. - Надеюсь, что ничем не обидел.
Сестры молча взяли листок и скрылись в подсобке. Оттуда некоторое время доносился шепот и хихиканье, а затем все стихло, а сестры вернулись назад, за барную стойку.
- Ты прощен, - провозгласила Эл. – В следующий раз будет особый вечер!
- Ты достаточно внимателен,- присоединилась Ди.- Ты правильно нас прочувствовал, но нельзя быть таким доверчивым.
- Мы ничем не менялись. Я по прежнему Ди, а она Эл, - пояснила девушка, которую я минуту назад идентифицировал как Эл.
- Получился забавный эффект, - засмеялась настоящая Эл. - Ты различаешь наш внутренний мир, но путаешь нашу внешность.
Я почувствовал легкое головокружение и устало взгромоздился на барный стул:
- Налейте мне еще стаканчик чего-нибудь крепкого! И давайте выключим свет, так я точно не буду ошибаться!
>> No.59134 Ответ
Файл: 213312.jpg
Jpg, 59.25 KB, 808×375 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
213312.jpg
>>59044
Девятая ночь.

Вкус книг.

Всю следующую неделю я мечтал о предстоящей пятнице. В голову лезли совершенно разные мысли - от банальных эротических фантазий до жутковатой картины принесения меня в жертву некому злому божеству, в подземном храме под баром. Когда я, наконец, добрался до любимого подвала, в первый момент мне показалось, что второе предположение более верное.
Посреди зала стоял стол, явно состоящий из нескольких столиков, собранных вместе и накрытых плотной темно-красной скатертью, расшитой странными узорами. У меня она почему-то вызвала ассоциацию с куском театрального занавеса. На столе стоял ряд бутылок или графинов, каждый из которых был накрыт куском черной материи. По краям стола стояли два металлических подсвечника антикварного вида, по пять свечей в каждом. Тот, который стоял ближе ко входу, был выполнен в виде фигуры нимфы, которая держала над головой ветви деревьев со свечами. Подставка канделябра была выполнена в виде сатира, который нежно обнимал нимфу за бедра.
Кроме свечей освещения в баре не было, и в первую минуту я даже не заметил Эл и Ди, которые молча стояли за стойкой, каждая в своем углу.
- Добрый вечер, - осторожно сказал я, оглядываясь по сторонам.
- Здравствуй, - синхронно сказали сестры, выныривая из темноты.
Они были одеты в странные черные балахоны с остроконечными капюшонами. Это выглядело действительно пугающе, я замер, ожидая, что сейчас блеснут ритуальные кинжалы. Но сестры подошли ближе и остановились рядом со мной.
- Сегодня мы приготовили для тебя дегустацию, - сказала Ди, сбрасывая капюшон.
- У нас есть личная коллекция алкогольных напитков, - присоединилась к разговору Эл. – Туда попадает всегда две бутылки. Одна хранится в коллекции, другую медленно пробуем.
- Но некоторые вещи в коллекции не задерживаются, - хмыкнула Ди.
- Если ты про тот сливочный эль, что нам презентовал Игорь, то у него не бесконечный срок годности, так что его нет смысла хранить, - отмахнулась Эл.
- И поэтому мне его почти не досталось?- ехидно поинтересовалась Ди.
- Ты все равно предпочитаешь крепкие напитки, - продолжила Эл. – Не отвлекайся, сегодня должен быть красивый и торжественный вечер!
Ди подошла к столу и сдернула черный платок с первой бутылки:
- Это Шабли гран Крю 2013 года, – важно произнесла она и, выдернув пробку, налила немного в изящный бокал, стоявший рядом с бутылкой.
Я попробовал вино. Цвет вина был соломенный, но с легким бледно-зеленым оттенком. Вкус мне показался довольно-таки кислым, но в тоже время необычным, не знаю даже как описать.
- Для каждого напитка в нашей коллекции есть своя книга, - произнесла Эл. – Существует расхожее выражение: «Мы - то, что мы едим». Но я с этим категорически не согласна.
- Мы - то, что мы пьем и читаем, - синхронно произнесли сестры.
- Вот, взять это вино, например, – это «Граф Монте-Кристо», замечательный роман Дюма, - сказала Ди. – Возможно, ты почувствуешь его строки сквозь вкус. Ароматика белого шоколада и поджаренного миндаля, легкая минеральность. Сбалансированный вкус - чувствуется оттенок зеленых яблок, а в послевкусии - нотки груш и имбиря. Правда?
Я согласно кивнул, хотя и не особо почувствовал таких нот в напитке.
- Интересное мнение, я никогда и не думал в таком ключе, - честно признался я.- «Граф Монте-Кристо» читал, но, к сожалению, я не такой знаток вин, чтобы почувствовать книгу в вине.
Ди улыбнулась, взяла мой бокал и поставила обратно на стол. В её движении и выражении лица была какая-то снисходительная, материнская нежность, которую иногда можно увидеть в лице учительницы, наблюдающей за ошибками учеников.
Эл потянула следующий платок: шелковая ткань слетела на стол и передо мной предстала квадратная бутылка текилы «Olmeca Tezon Anejo».
- Это одна из лучших текил, - произнесла Эл, наполняя шот. – По моему субъективному мнению, – сестры в этот момент переглянулись и обе хмыкнули, - это кровь латинской Америки.
Я выпил, вкус дохнул жаром и горечью. Помедлив несколько секунд, я произнес:
- Попробую угадать книгу. Это «Сто лет одиночества» Габриеля Гарсиа Маркеса. – Я смотрел на сестер, но по их лицам сейчас невозможно было понять прав я или нет. Так что я продолжил: - В нем есть запах пороха, который почувствуешь перед расстрелом раньше, чем пули найдут твое сердце.
Тогда Эл улыбнулась.
- О, да, ты все правильно сказал. Это именно та книга.
- Похоже, ваш дар предсказания передается воздушно-капельным путем, - пошутил я. – Что будет дальше?
- Ты словно куда-то спешишь, - тут же недовольно произнесла Эл. – Наслаждайся, твой поезд уходит не завтра.
Она снова наполнила шот, затем удерживая его в правой руке, насыпала соль между большим и указательным пальцами, а потом зажала между мизинцем и безымянным дольку лайма и изящно протянула руку мне.
- Пей, - властно произнесла она.
В этом жесте было что-то королевское - так подают руку верному рыцарю, прежде чем отправить его в самоубийственную атаку. Я выпил, слизнув соли, захватив зубами ломтик лайма. В эту секунду мне пришла в голову другая ассоциация – таким жестом кормят с руки верного пса. Эл улыбнулась, будто бы прочитав мои мысли (я боялся, что сейчас она скажет «хороший мальчик»), но она просто сделала жест в сторону Ди, предлагая продолжить игру.
Ди взялась за черный платок, и под ним обнаружилась плоская бутылка «Буллет Бурбон».
Ди налила немного в пузатый фужер – напиток был цвета красно-коричневого кирпича, и подала мне. Вообще, всех напитков мне сегодня наливали немного, не знаю, заботясь о моем здоровье или подчеркивая их ценность.
- Сначала оцени аромат, - напутствовала она.
- У меня нос еще немного заложен, я вряд ли до конца оценю.
Тем не менее, ароматику напитка мне удалось почувствовать - резкие фенол - ацетоновые ноты и дубовые, дымные оттенки. Я даже не мог понять, нравится мне или нет, так что попробовал на вкус.
- Вкус приятный, но сложный, - сказал я, сделав глоток. – Все-таки текила мне больше понравилась. И я даже не знаю, какая книга с этим может сочетаться – уж больно необычный вкус у этого бурбона…
- «Великий Гэтсби» Фицджеральда. Такой же великолепный, - произнесла Ди. – А этот бурбон – один из моих любимых напитков. Я, пожалуй, тоже немного выпью. Она подошла к стойке и взяла себе бокал. Эл последовала её примеру, но остановилась в начале стола и налила себе в бокал «Шабли Гран Крю». А Ди, выпив свой бурбон, потянулась за следующим платком. Под ним оказался изящный хрустальный графин с янтарно-оранжевым содержимым.
- Этот напиток ты больше нигде не попробуешь, - важно произнесла Ди. – Эту апельсиновую настойку делает наша подруга только для личного пользования. И хоть она не стоит постоянно в нашей коллекции, но ты просто обязан её попробовать.
Она протянула мне стакан, я сделал первый глоток, и чуть не подавился от внезапного громкого крика за спиной:
- АХ ТЫ РЫБИЙ ГЛАЗ!!!
Я обернулся. Эл стояла посреди зала, глаза её пылали гневом, а бокал она сжимала в руке, словно пехотинец последнюю гранату.
- ЭТО НЕ ГРАН КРЮ! ЭТО ШАРДОНЕ АБРАУ-ДЮРСО! ИЛИ ВООБЩЕ ХРЕНЬ КАКАЯ-ТО!
- Не ори, - резко ответила Ди, делая шаг навстречу сестре. – Я же тебе говорила, что хорошее вино нельзя долго хранить открытым. Испортилось, наверное, надо было сразу допить.
- Не делай из меня дуру, я прекрасно знаю, что происходит с вином! – продолжала возмущаться Эл. – Небось, выпили с Катей, пока меня не было, а залили дешевку, чтобы я не заметила, так?
- Хоть бы и так. Незачем жадничать было, когда ты весь сливочный эль сама выпила! - парировала Ди. – Что сделано, то сделано, нечего теперь орать!
Сестры стояли друг напротив друга, и продолжали кричать друг на друга, как реперы на баттле. Я пребывал в шоке от такой резкой перемены. Чарующее, мистическое таинство превратилось в семейную склоку на кухне, а сестры из волшебных богинь – в обычных девушек. Вечер и правда вышел совсем необычным - такого я никак не ожидал. Неожиданно Эл перешла от слов в к делу и схватила Ди за «воротник» балахона. Я тут же поспешил вмешаться.
- Так, стоп-стоп, хватит, - воскликнул я, буквально вклиниваясь между сестрами. – Давайте жить дружно! Ничего страшного не произошло.
- Черта с два, не произошло! – возмутилась Эл. – Может, у нас во всей коллекции лимонад в бутылках?
- Всего-то раз случилось. Да и ты первая начала, - не унималась
Ди. – Вина ей для сестры жалко стало! А эля, значит, для себя любимой не пожалела.
- ЦЫЦ! Заткнулись обе! – Рявкнул я во весь голос, так, что задрожали бутылки на полках.
Сестры оглушено застыли.
- На этой бутылке свет клином не сошелся. Будут еще в коллекции и не такие экземпляры, - гораздо спокойнее произнес я. – Давайте продолжим?
- Хорошо, - синхронно сказали присмиревшие сестры.
- Только давай сначала пойдем на улицу и выкурим трубку мира, - предложила Эл.
- Давай, - согласилась Ди. – Необходим перекур.
Мы вышли на улицу. Ночь была ясная, и звезды светили удивительно ярко. Я вдохнул морозный воздух и произнес:
- Вы очень точно сказали. Из пищи состоит наше тело, но не душа.
- А душа - из алкоголя и книг, - подхватила Ди.
- У нас - сто процентов, но я не знаю как у других, - уточнила Эл.
Сестры курили, набросив обратно свои капюшоны и кутаясь в длинные шали поверх балахонов. Со стороны наша группа выглядела более чем странно, но в столь поздний час прохожих практически не было. Город растворился в холодной мгле, и, казалось, мы стоим посреди каких-то покинутых развалин.
- Пойдем, - сказала Ди, затушив сигарету. – Там осталось моё самое вкусное.
- Твоё-то, конечно осталось, - проворчала Эл. – Я же не ты!
В баре Ди сдернула платок со следующей бутылки.
- Водка «Chilli Naga», – продекламировала Ди. – Самая жгучая водка в мире. Я еще не встречала человека, рискнувшего пить её в чистом виде. Попробуешь?
У меня по спине пробежал холодок, и почему-то вспомнился учебник по патологической физиологии.
- Н-нет, я пас. Простите, пусть этот напиток остается для настоящих ценителей, - торопливо отказался я.
- Жаль, я думала, что ты смелый, - разочарованно сказала Эл.
- Смелость - не значит безумие, - парировал я. – Но, готов поспорить, если бы попробовал, то назвал бы подходящей книгой «Божественную комедию», в той ее части, которая посвящена Аду!
Сестры дружно рассмеялись, а потом за платок взялась Эл:
- Это арманьяк «Лабердолив» 1993 года, - торжественно произнесла она, наполняя фужер. – Жемчужина нашей коллекции.
Я принял и попробовал. Вкус был крепким, но неожиданно ярким, с теплым послевкусием и странным ароматом. Мне не с чем было сравнивать - подобного я ранее не пил.
- Какая книга? – нетерпеливо поинтересовалась Ди.
Я задумчиво сделал еще один глоток и произнес:
- Мне кажется, этот напиток прочнее связан с вами, чем остальные. Это неуловимое воспоминание возникло у меня, когда я впервые увидел вас в баре. Я тогда подумал, что вам отлично бы подошли футболки с цифрами «208» и «209».
- Тогда, приходя к нам, ты должен пить кофе и читать «Критику чистого разума» - улыбнулась Ди. – Ты угадал, девяносто третий это наш год, но ты думаешь на двадцать лет раньше.
- Тебе не стоит читать Канта, - присоединилась Эл. – Кант умер…
Она взяла арманьяк и налила еще два фужера.
- Давайте выпьем за мозаику, - предложила Эл. – И пусть все детали складываются!
Фужеры торжественно звякнули, я выпил и произнес:
- Тогда в вашем баре не хватает двух деталей: музыкального автомата и машины для игры в пинбол!
>> No.59144 Ответ
Файл: rVRgDy2rPzY5455.jpg
Jpg, 101.46 KB, 780×1040 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
rVRgDy2rPzY5455.jpg
>>59044
Десятая ночь.

Разговор о путешествии.

Этим вечером, когда я переходил улицу возле бара, меня сильно обрызгала машина. Буквально подняв волну грязной воды и мокрого снега, черный джип умчался в ночь, а я остался на тротуаре, протирая стекла очков и чувствуя невыносимую мерзость бытия. Когда я вошел, в баре тоже ощущалось какое-то напряжение, неясная тревога или тоска. Ди за стойкой протирала и без того бриллиантово-чистые бокалы, а Эл сидела за одним из столиков, погрузившись в ноутбук и какие-то финансовые отчеты.
- Здравствуй, - поприветствовала меня Ди, а Эл даже не обернулась.
- Добрый вечер, - отозвался я.
- О, привет! - рассеяно ответила Эл, на секунду подняла голову и снова нырнула в бумаги.
Я заметил на ней элегантные очки в роговой оправе с острыми углами. Они придавали ей строгий и несколько демонический вид. Если есть где-то адвокат дьявола, то почему не быть секретарю? В этот момент мне показалось, что Эл идеально бы подошла на эту роль.
- Что-то ты плохо выглядишь, - заметила Ди. - Замерз?
- Там на улице сыро и холодно, - пожаловался я. - К тому же, меня окатил из лужи какой-то мудак на джипе.
- Добро пожаловать в реалии современного мира, - с сочувствием сказала Ди.- Давай, я сделаю тебе коктейль, который нужно пить в такую погоду, - и указала на стул: - Присаживайся.
Через несколько минут передо мной поставили стакан с горячим алкогольным коктейлем. Я попробовал предложенный напиток: ярко чувствовался ром, гвоздика, лимон. По телу начало разливаться тепло - именно этот вкус и крепость мне сегодня были нужны.
- Хот Тодди, - сказала с улыбкой Ди. - Классический ирландский горячий коктейль. В Ирландии до сих пор им лечат простуду. И для профилактики - тоже неплохо, я считаю.
- Для такой промозглой погоды - самое оно, - подхватила Эл, оторвавшись от своих бумаг. Объем коктейля был небольшой, но это не отменяло того, что он согревал и дарил ощущение спокойствия и уюта.
– Повтори, пожалуйста - попросил я у Ди, когда выпил остаток напитка.
- В этот раз сделай ему на бурбоне, - посоветовала Эл. - Хотя, на мой вкус, самый вкусный - на темном роме.
- Вы как будто не очень рады меня видеть? - осторожно спросил я. - Мы будем сегодня играть?
- Я думаю, нет, - отозвалась Эл, не отрываясь от ноутбука. - Дела берут за горло, и даже вечер пятницы не дает спокойно вздохнуть.
- Только в воскресенье удастся передохнуть, - пожаловалась Ди. - Ты вот бежишь к нам из своей серой реальности, а нам некуда бежать.
- От себя не убежишь, - заметил я, отпивая коктейль. - Твоя свобода внутри тебя, так поется в одной песне. Вам надо бросить все и поехать куда-нибудь. В ту же Ирландию, за новыми алкогольными впечатлениями.
- Мы любим путешествовать, - откликнулась Эл. - Но сейчас не те времена. Вряд ли мы вырвемся за рубеж в этом году.
- Одно время у нас была мечта прокатиться дорогами Джека, - произнесла Ди. - Побывать в дороге от западного до восточного побережья Америки.
- Какие там сейчас дороги, - усмехнулась Эл. - Только хайвеи - двадцать первый век на дворе.
- Это вы про Керуака сейчас? - вмешался я в диалог сестер. - У меня с его книгой "Бродяги Дхармы" очень многое связано.
- Я помню, - сказала Ди. - Ты уже рассказывал, что-то про студенческие времена и какие-то веселые путешествия автостопом. А еще про девушек и влюбленности.
- Но сейчас уже не то время. - Настойчиво продолжила Эл. - Сейчас мы не можем поехать просто так.
- Возможно, так оно и есть! - Устало вздохнул я. - Вы не поверите, когда я путешествовал автостопом, и мне доводилось несколько часов брести по обочине под дождем, в слабой надежде тормознуть попутку. Так вот, в тот момент я клялся сам себе, что, когда у меня будет машина и буду ехать по трассе, то буду подвозить всех, кто не попадется. Но вот теперь езжу и не подвожу. Мешает страх, спешка, дела - тысяча отговорок. Но по большому счету это не времена стали хуже, это я испортился. Изменил самому себе.
- Это ты сейчас к чему? - настороженно спросила Эл.
- К тому, что хорошо бы снова найти в себе силы выйти на дорогу с потертым рюкзаком,- вдохновенно произнес я. - Хочу вам кое-что прочесть из тех времен. Я помолчал с минуту, уперев взгляд в потолок и вспоминая слова, а затем начал:

Для бродяги, пожалуй, дороги просты,

И дворцом ему станут обочин кусты.

Что до слов пустоты, - это значит свобода,

Когда сбившись со счета достигнешь мечты...

Только ветер в вагонах пустых поездов,

Только сосны застыли на горной заставе,

Где бродяга остался, забывшийся снами,

Чтобы вниз не спускаться, во веки веков...

- Мне нравится настроение этих строк, - тут же сказала Ди. - Но в путешествие мы бы с тобой не поехали.
- Девушкам вредно путешествовать автостопом, - вздохнула Эл. - И наша серая жизнь нас не отпустит.
- Мне кажется, вы прибедняетесь, - не согласился я. - Наверняка у вас много ярких моментов в жизни.
- Но тебе о них лучше не знать, - синхронно произнесли сестры и я прикусил язык, развязанный горячим коктейлем. Повисла тоскливая тишина, а за тем я произнес:
- Ди, налей, пожалуйста, чего-нибудь хорошего, и давайте все-таки сыграем. Я ведь не только пить сюда пришел. А если вы будете сильно загоняться и грустить, я, честное слово, возьму крепкую веревку, свяжу обеих, закину в машину и увезу куда-нибудь далеко – отдыхать!
- Это серьезная угроза, - рассмеялась Ди. – Мне уже страшно.
- Хорошо, - сказала Эл, и направилась к барной стойке. – У меня есть игра для тебя… Усевшись на соседний стул, она продолжила:
- Мне вчера приснился странный сон, как будто я читаю старую книгу, а текст оживает передо мной, как кино. Там что-то было про раненого бродягу, который ползет по безлюдным местам, ему холодно и порой кажется, что он вот-вот сойдет с ума от ощущения одиночества и голода. Я это точно где-то читала, и Ди тоже помнит. Но мы не можем вспомнить, что это за книга. Когда ты прочитал свое стихотворение, я поняла, что ты тоже её читал. Назови нам её - это твоя загадка.
>> No.59161 Ответ
>>59044
Вечер пятницы был туманным и влажным, уличные фонари казались обломками луны, повисшими низко над землей. Подойдя сегодня к бару, я застал сестер на улице. Они стояли, укутавшись в длинные теплые пледы, и курили тонкие сигареты незнакомой мне марки.
- Здравствуй, – сказала Эл, первой заметив меня. – Ты сегодня рано.
- Здравствуй, - подхватила за сестрой Ди. – Испытываешь нетерпение?
- Доброй ночи, - ответил я. – Да, есть немного. С тех пор, как наши игры стали регулярными, я часто плохо сплю. Мне теперь даже снятся ваши истории.
- Тогда расскажи о чем-нибудь приятном, – предложила Эл. – И тогда твои сны перестанут быть тревожными.
- Пойдемте внутрь, - сказала, поежившись, Ди. – Ветер поднимается.
Мы спустились в бар и заняли привычные места за стойкой. Эл внимательно всмотрелась в моё лицо и произнесла:
- Ты выглядишь нездоровым, возможно, начинаешь заболевать. Видимо, не помог тебе старый Тодди.
- Возможно. Проклятая сырость – идеальная среда для простуды, - я шмыгнул носом и полез за носовым платком.
- Тогда я знаю, чем угостить тебя сегодня, - произнесла Эл.
- Глинтвейн, - подхватила за сестрой Ди. – И вылечим заодно!
Я молча наблюдал как они «колдовали» над ингредиентами. Вскоре передо мной дымилась толстостенная кружка из грубой глины, источающая чудесный аромат специй и пряностей, украшенная долькой апельсина.
- Вы все болезни лечите алкоголем? – с усмешкой поинтересовался я.
- Все болезни от нервов, - отозвалась Эл.
- Алкоголь успокаивает нервы, - подхватила Ди.
- Вывод: алкоголь – лекарство от всех болезней! – Подытожил я. – Кроме, пожалуй, алкоголизма.
- Алкоголизм – не болезнь! – Возмутилась Эл. – Это состояние души.
- Чего еще ожидать от барменов? – спросил я сам себя и громко чихнул.
- Будь здоров! – хором сказали сестры. – Выпей и начинай рассказ.
- Хорошо. Пусть сегодня рассказ будет о необычной девушке, которая очень любила собак. Она с детства возилась с бездомными щенками, но родители не разрешали ей держать их дома, поэтому она строила им во дворе будки, носила тайком еду, тратила на лечение карманные деньги. Родители запретили ей пойти учиться на ветеринара, и она получила обыденную и рутинную профессию бухгалтера. Когда она переехала от родителей и стала жить самостоятельно, её увлечение развернулось в полную силу. Она постоянно пропадала в приютах, кормила бездомных животных, организовывала передержку и пристраивала в добрые руки. Но вот однажды, она поехала на окраину города, чтобы забрать маленьких щенков, которых родила в промзоне одна из охранных сук местной своры. И тут случилось...

Мой рассказ был прерван хлопком Эл. Она придвинулась чуть ближе и продолжила рассказ:

- Когда она приехала на место, то увидела страшную картину. Взрослые собаки пожирали маленьких щенков, медленно и деловито растаскивая тушки на белом снегу. Когда она подошла ближе, свора как обычно бросилась к ней, дружелюбно махая хвостами и тыкаясь окровавленными мордами в её пальто, в поисках привычного угощения. Она покормила их и ушла, но в ней что-то сломалось. Собаки перестали быть для неё милыми и благородными существами. Слепое обожание в её жизни сменилось холодным расчётом. Она продолжила свою "благотворительную деятельность", но существенная часть денег теперь оседала в её кармане, а многие спасаемые собаки - "безвременно погибали", не смотря на все усилия ветврачей. Так увлечение всей жизни превратилось в "просто бизнес", в котором нет ничего личного.

- Очень правдоподобно, - произнесла Ди, вновь наполняя мою кружку глинтвейном. - Только ты ошиблась в важных деталях. Она не смогла просто стоять и смотреть, как взрослые псы жрут щенков. Она бросилась их спасать, и свора набросилась на неё. Без лишнего лая, рвали с остервенением, как легкую добычу. Руки были сильно повреждены, так же пострадало лицо. От смерти её спасли проходившие мимо работники местного предприятия. Они отогнали собак, вызвали скорую, и девушка надолго попала в больницу. Там ей сделали несколько операций, к счастью, функцию рук удалось спасти, но на лице навсегда остался шрам. В период долгой реабилитации девушка много времени проводила в детском корпусе больницы, играя с малышами и читая им книжки. В ней действительно что-то переломилось, когда она узнала, что на лечение и пропитание щенков люди жертвуют куда охотнее, чем на лечение детей. И тогда она решилась на подлог. В её приюте все собаки, которые быстро не находили хозяев - безжалостно усыплялись, а собранные на их лечение деньги девушка тратила на помощь больным детям. Естественно, это вызвало негативную реакцию и даже травлю в интернете со стороны других защитников животных. Но героиня стояла на своем - она продолжала свое дело, твердо уверенная, что цель оправдывает средства.

Я допил глинтвейн и хлопнул по стойке кружкой:

- Сдается мне, уважаемые, что одна из вас жульничает и внимательно читает мой старый блог!

- Или твои старые мысли – синхронно, с улыбкой, ответили сестры...
>> No.59221 Ответ
Файл: 1523510767169695487.jpg
Jpg, 36.07 KB, 604×433 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1523510767169695487.jpg
>>59044
Игра на разделение. Двенадцатая ночь.
Последний поцелуй весны.

Этой ночью я впервые почувствовал дыхание весны. Еще очень неясное, в холодном воздухе, но уже совершенно неотвратимое. И, словно в подтверждение моих мыслей, в ночном баре на стойке стоял букет цветов: белые розы, серебристая бруния и белые анемоны с темно-синей сердцевиной. Символично было то, что букет был не в вазе, а в широкой металлической бутылке, явно из-под какого-то алкоголя.
- Здравствуй, - поприветствовали меня Эл и Ди.
- Доброй ночи, - ответил я. - Откуда цветы?
- Почему ты интересуешься? - насторожилась Эл.
- И что будешь пить? - присоединилась Ди.
- Свободной кубы, если можно, - попросил я. - А цветы... Просто интересно, раньше я у вас такого не замечал.
- Подарок от поклонников, - уклончиво ответила Эл.
- Не ты один нами восхищаешься, - продолжила Ди.
- Намек понял, учту на будущее, - сказал я, принимая от Эл стакан. - Спасибо, отличный коктейль.
- Начинай, - сказала Эл. - Я хочу победить сегодня.
- Я тоже, - не уступила Ди. – Хотя, быстрее было бы бросить монетку.
- Похоже, у вас тут какой-то конфликт, - предположил я. – Ну, ладно, тогда пусть будет история о работе. Одна девушка очень много работала. У неё была интересная работа, редактором в крупном деловом издательстве. Она любила свою работу и очень ответственно к ней относилась, фактически не покидая не на минуту. Даже в моменты интимной близости с очередным своим молодым человеком, она не выключала телефон и могла ночью что-то обсуждать по телефону даже во время секса. Наверно, именно эта странная привычка привела к тому, что у неё ни с кем не было долгих отношений. Но она совсем не обращала на это внимание. Общаясь на работе с огромным количеством людей, она легко находила себе новых партнеров, а когда те бросали её - не испытывала сожалений. Трудно назвать её легкомысленной, это была скорее чрезмерная сосредоточенность, когда отношения занимают маленькую нишу между укладкой волос и кофе-брейком. Она не испытывала от этого неудобств, ей даже нравилось такое разнообразие. Но вот однажды, как это всегда бывает, её жизнь круто изменилась.
Я сделал паузу и допил коктейль. Вопреки моему ожиданию, никто из сестер не хлопнул в ладоши. Они продолжали, не мигая, смотреть на меня. Я придвинул к ним пустой стакан и продолжил:
- Вот однажды она почувствовала себя плохо. Все началось с банальной головной боли и головокружения, ощущения усталости и внезапно возникшей бессонницы. Она не обращала на это особенного внимания, просто брала в аптеке дополнительные лекарства, "что-нибудь" от головы, и снова погружалась в работу. Изо дня в день боли усиливались, появлялись другие странные симптомы, но она стискивала зубы, продолжая работать. Занимаясь множеством проектов, она просто не могла себе позволить не выйти на работу. Подчиненные всегда не справлялись, стоило ослабить контроль - и все сразу шло наперекосяк. Финал был закономерен, однажды она просто потеряла сознание на совещании. Её увезли на скорой, а в больнице, после обследования, поставили страшный диагноз - рак головного мозга.
В эту секунду раздался синхронный хлопок. Эл и Ди отреагировали вместе, и в баре повисла неловкая тишина.
- Подбрось монетку, - попросила Ди, и тут же ее губы тронула легкая ухмылка.
Эл перехватила взгляд, понятный только ей, а потом сказала мне:
- Да, подбрось. Надо решить, кому начинать.
- Не люблю монеты, они могут вставать на ребро, - ответил я и принялся копаться в кармане. - Вот, выбирайте, чет или нечет.
- Чет - сказала Эл.
- Нечет - вторила Ди.
Я бросил на стойку свой старый талисман - двадцатигранный кубик для игры в AD&D. Кубик остановился на числе 13.
- Символично, - улыбнулась Ди. - Она хватилась слишком поздно, врачи дали ей только шесть месяцев жизни. Лежа в палате, она впервые по-настоящему испугалась, почувствовала пустоту своей жизни. В этот момент она не была одинока. Заходили коллеги по работе, друзья, бывшие парни. Даже генеральный директор холдинга лично заезжал и предлагал помочь с лечением за рубежом. Но её ничего не могло утешить. Она неожиданно почувствовала неудержимое желание стать матерью. Подержать на руках только что рожденную частицу себя. Оставить после себя что-то помимо своей работы. Она решила бороться за эту мечту, бросить все силы на её реализацию. Но, к сожалению, все было тщетно. Никто из её мужчин не согласился помочь в этой странной просьбе, врачи были категорически против не только из-за состояния её здоровья, но и потому что в случае неудачи, ребенок бы остался один. Она сосредоточилась на лечении, но оно ни к чему не привело, даже после смены клиники на специализированную заграничную. Она умерла одна, в чужой стране, и рядом с ней не было никого, кто мог бы сказать ей, что свою жизнь она прожила не напрасно.
Эл в третий раз наполнила мой стакан и начала рассказ без хлопка:
- Да, сестра, все было похоже, только вот материнство её не заинтересовало. Она жила мечтой, которую всегда откладывала на завтра. Мечтой об идеальном муже и счастливой семье, которые появятся завтра. Мечтой о своем доме и машине, которая появится завтра. Мечтой о великолепной книге, гораздо лучшей того дерьма, что ей доводилось редактировать. Через пару дней, несколько успокоившись, она отказалась от дальнейшего лечения и сосредоточилась на исполнении мечты о книге. Она успела съездить в несколько стран, где мечтала побывать, отдыхала и набиралась впечатлений. И старалась писать, писать, писать... Но у неё ничего не выходило. Появлялись страница за страницей, бестолковые строки были совсем не тем, о чем она мечтала столько времени. Её мучали ужасные головные боли, и, в конце концов, она решила, что с неё хватит. У неё были черновики книги, которые она оставила для посмертной публикации, а еще – билет в Таиланд, который запомнился ей особенно ярко после одной из поездок. Там было тепло, беззаботно и спокойно, и умерла она именно там, прыгнув с одной из скал на Самуи, - тут она повернулась к Ди. – Так что с финалом ты была права – она умерла одна, в чужой стране, и рядом с ней не было никого, кто мог бы сказать ей, что свою жизнь она прожила не напрасно.
Вкус последнего коктейля показался мне изменившимся, но, может быть, это было просто настроение. Мне был известен конец этой истории, но из уст сестер она звучала совсем по-другому. Я допил "кубу" и произнес:
- Лучше бы я просто бросил кубик, чтобы разрешить ваш спор.
>> No.59271 Ответ
>>59044
ОП, а у тебя прозвище Эс, я угадал?


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]