[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 53936. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: pdf, music, text, code, vector, image, archive, flash, video
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 100 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.53936 Ответ
Файл: 406eecaa02f5dc087d3c2fe51368fb4b.jpg
Jpg, 55.88 KB, 736×1104 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
406eecaa02f5dc087d3c2fe51368fb4b.jpg
Предлагаю сей тред населить тем, кто пишет кратко (в пределах одного поста) и недостаточно регулярно, чтобы поддерживать личнотред.

Ограничений на жанр почти нет. Кроме шизофазии и прочего: ибо есть уже тред «потока сознания».

псевдоним и фотограмма — аллюзия антипод на классика
>> No.53937 Ответ
Прошу критики и впечатлений: выглядит ли это как быль, как приличный слог, достойный попадания в книгу а не в газету?

Бзикотерапия
вчера в 23:20
У одной любительницы цветов жил был кактус. Обычный такой с виду. Ребристый, пыльно-зелёный и небрежно-небритый, непримечательный, но от того не менее любимый. Много лет жил да толстел потихоньку. Вырос размером с детскую голову. Один такой качанчик без всяких отростков. Никак не хотел почковаться. Хозяйка поехала в летний отпуск, кактус остался на окне. Инструкций по его поливу присматривающий дедушка не получил, потому сначала и не поливал, глядя на бодрый вид (чо ему сделаеццо-то?) а потом, глядя на изрядно потрескавшуюся под жаром солнца землю, сжалился и ливнул от души.

И кактус, от сочетания жарищи из окна и непривычного режима полива, решил, что дома что-то пошло не так, пора сделать потомков, чтоб валили отсюда. Короче дал бутон. Ну дед порадовался, что не загубил, стал поливать понемногу.

К приезду хозяйки бутон готов был распуститься. Дед был очень горд, хвастался, мол гляди как приглядывал я, аж расцвело у тебя тута!
Бутон распустился на второй день. Крупный, бахромчатый, жгуче алый, как мак. И столь был он привлекателен, что хозяйка решила нюхнуть. На этом счастливая история восторга не то чтобы заканчивается… Но… В жаркой пустынной местности бабочки не очень-то выживают, а навозных и мясных мух много есть немношк. И пахнут кактусы привлекательно именно для них. То есть гниющим мясом и навозом.

Уничтожить бутон рука у хозяйки не поднялась, но ещё пару недель нашего небритого главного героя женщина домой не пускала. Благо, в частном доме с участком было куда его отселить, кошкам он интересен не был.

А я, как говорится, там был, мёд пил, кактус из любопытства нюхал. Вокруг (на улице) едва уловимый запашок, кстати, ничего страшного. Но сам бутон оставляет впечатление.

п.с. Подумалось, что было бы интересно, пахни такой кактус вяленой рыбой. Создавать естественную атмосферу в пивняке, например.
>> No.53940 Ответ
>>53937
Даже в газету не очень тянет. Пробуй ещё варианты.
>> No.53944 Ответ
>>53940
Пока даже не знаю, над чем поразмыслить. Дай что ли наводку. Что самое провальное?
>> No.53953 Ответ
>>53944
Даже не знаю, ну вообще стиль сам, не чувствуется навыка. Но я тоже не умею писать...но интересно попробовать, давным давно я как-то подрабатывал говнокопирайтером за копейки, но быстро дропнул.
У Марины на окне уже несколько лет ютился пыльный кактус. Ничем не примечательное растение тёмно-зелёного цвета, имело длинные, острые иглы, нередко служившие надёжной защитой, от ленивых нападок кота Бориса. За время, которое кактус провёл у писательницы, он успел вырасти до громадных размеров, и теперь напоминал незрелый арбуз, внезапно обидевшийся на весь мир и пустивший иголки.
Утром Марине снова звонили из редакции, и в очередной раз просили привезти переработанные варианты трёх последних глав. Девушка долго не хотела ехать, потому что дел в родительском доме было ещё много, и на работу совсем не хватало времени. Ну и т.д.
А вот что режет глаза в твоем тексте:
> любительницы цветов
> жил был кактус.....Много лет жил
> Ребристый, пыльно-зелёный и небрежно-небритый, непримечательный
> жил да толстел
> чо ему сделаеццо-то? - это вообще пушка, при твоём "выглядит ли это как быль, как приличный слог, достойный попадания в книгу"
Ну и т.д. всё режет глаз, короче :3
>> No.53966 Ответ
>>53953
> Ребристый, пыльно-зелёный и небрежно-небритый, непримечательный
Именно этот оборот и формулировки мне очень нравятся. И меньше нравиться не стали, от того что ты их зелёным выделил.
В чём проблема у
> любительницы цветов
или
> жил да толстел
тоже не пойму. Жил кактус. И основным его занятием было — толстеть. Просто «расти» во-первых слишком прозаично, во-вторых лишает его округлости
>> No.53973 Ответ
>>53966
Столько прилагательных подряд, да ещё и со сложночитаемым "небрежно-небритым" слишком громоздко звучит.
Любительница цветов? Ну тупо как-то охарактеризовать так человека. Вообще весь стиль твой как-то вычурно простонародный, все эти твои "жарищи", "сделаиццо", "жил да был", "мол", "аж", "тута" (ну тут ты патался характер деда передать наверное, но получилось слишком).
> А я, как говорится, там был, мёд пил, кактус из любопытства нюхал.
Вообще петросянство же.
> Подумалось, что было бы интересно, пахни такой кактус вяленой рыбой. Создавать естественную атмосферу в пивняке, например.
Логика нарушена. Нужно было как-нибудь так:
Девушка подумала, что было бы интересно, если бы такой кактус пахнул вяленой рыбой, тогда создавалась бы отличная атмосфера в её любимой пивнушке.
А вообще, опять эти "подумалось", "пивняк" никуда не годятся. Ну и в целом снова петросянство.
Но я бы спетросянил так, продолжая свою телегу про писательницу марину:
Вот, например, цвёл бы такой кактус запахом валяной воблы, тогда бы он смог послужить отличным дополнением к интерьеру соседней пивнушки. В голове у Марины возник образ раздутой, зелёной рыбы фугу, держащей в одном плавнике пенистую кружку, а в другом бородатого мужика, которым рыба занюхивает свежий хмель. Отличный получается концепт для паба дяди Фёдора из третьей главы, надо бы записать. Марина наклонилась с кровати, чтобы найти завалившийся под неё блокнот и увидела два больших зелёных фонаря, пристально смотрящих из тёмного угла. Борис снова замышлял что-то недоброе.
> В жаркой пустынной местности бабочки не очень-то выживают, а навозных и мясных мух много есть немношк
ЩИТО?
Короче, бро, если честно, ну плохо у тебя всё.
>> No.53974 Ответ
>>53973
Проебалось:
> Девушка подумала, что было бы интересно, если бы такой кактус пахнул вяленой рыбой, тогда с ним создавалась бы отличная атмосфера в её любимой пивнушке.
>> No.53983 Ответ
>>53973
> Столько прилагательных подряд, да ещё и со сложночитаемым "небрежно-небритым" слишком громоздко звучит.
Ок, понял.
Иоганн Себастьян Бах — слишком громоздко звучит, и музыка сложная. DJ Вафля — норм и музыка понятная. Это сарказм, я не претендую на шедевр, но такие конструкции мне, отнюдь, не кажутся сложными и сколько-нибудь громоздкими. Хотя, я отлично понимаю, что кому-то покажутся
> вычурно простонародный,
Так и есть. Повествование от сказку от первого лица. Без камедиклаба только с одноклеточными фразами.
> Вообще петросянство же.
отсылка к сказкам же.
> Девушка подумала
Шта? Она ботаничка, ей не до пивнушек. Это я подумал про пивняк, ибо бывал и пил. Это сказка от моего лица, а не от лица девушки, личность которой намеренно не раскрывается (а ты взял и приписал ей кучу качеств, которые ни к чему не ведут)

> ЩИТО?
> много есть немношк
описка, разумеется.
>> No.53990 Ответ
>>53983
Так, ты хотел критики, ты её получил. Второй вопрос - то как ты эту критику воспримешь. Ты её не воспринимаешь, ок. Я ухожу.
ответ на вопрос:
> выглядит ли это как быль, как приличный слог, достойный попадания в книгу
оставляю категорическое нет.
>> No.53991 Ответ
>>53937
Слог-то приличный, только вот
> Обычный такой с виду. Ребристый, пыльно-зелёный и небрежно-небритый, непримечательный, но от того не менее любимый. Много лет жил да толстел потихоньку. Вырос размером с детскую голову. Один такой качанчик без всяких отростков
Явная перегруженность в описании. Автор все уже сказал, ты ждешь, что он продолжит, а он зачем-то не хочет продолжить, а хочет повторить, и еще еще раз повторить, и повторить еще раз... И еще.
А вот "небрежно-небритый" - по-моему неплохо как раз.
Главная проблема в самой истории. Какая-то она лишняя, будто писала мещанка средних лет. Мило, забавно, знакомо и чуть-чуть пошло. Не обижайся, анон, но мне так показалось.
>> No.54008 Ответ
>>53983
> а ты взял и приписал ей кучу качеств, которые ни к чему не ведут
Анон вообще-то правильно делал, он таким образом пробовал погружать в атмосферу, чтобы у читателя рисовался образ в голове реального героя, а не плоской абстрактной "любительницы цветов". Почитай рассказы рея брэдбери, они у него там на 1-4 листа, но по каждому можно целый фильм снять, потому что они глубокие, атмосферные.
> которые ни к чему не ведут
А не всё, что упоминается в рассказе, обязательно должно к чему-то вести, рассказы же это коротенькие отрывки, истории из жизни, а жизнь не может быть "урезанна".
>> No.54015 Ответ
>>54008
> Анон вообще-то правильно делал, он таким образом пробовал погружать в атмосферу, чтобы у читателя рисовался образ в голове реального героя, а не плоской абстрактной "любительницы цветов"
Зачем здесь нужен какой-то там проработанный герой, если главным персонажем является кактус?
> А не всё, что упоминается в рассказе, обязательно должно к чему-то вести
Не все. Просто тогда это будет плохой рассказ. Каждое написанное слово должно иметь свою цель, сам рассказ же обязан быть цельным. А если нет, то это будет не рассказ, но нагромождение всякого описательного мусора.
Вообще-то тут стоить вспомнить знаменитое "ружье" Антона Павловича Чехова, которому сейчас приходится выстрелить.
>> No.54016 Ответ
>>54015
Нет, ты не прав.
>> No.54017 Ответ
>>54015
Вот тут про ружьё соглашусь. Если уж начинается выводится характер, профессия, куда и зачем девушка поехала, то ожидается, что это зачем-то нужно.
Иначе эффект, как от дверей в видеоиграх, которые даже нельзя за ручку подёргать, чтобы получить «закрыто».
>> No.54222 Ответ
Критика не обязательна. Я сам вижу, что все не очень хорошо, а местами и вовсе плохо.

   Все юношество я промечтал о телескопе. Воспитанный на фантастических книгах и фильмах, нежно полюбивший природу в своих многочисленных деревенских вылазках в компании или одиночестве, я страстно тосковал о звездах. Грезились мне за ними новые миры, дивные картины, - сплетения цветной пыли столь невероятные, что заставляли испытать даже страх - именно его я переживал, нечаянно глянув в иную светлую ночь на небо, да так в ночи и застывавший под паутиной белесых огней и тонких облаков, уже не небесных, но космических.
   Денег долго не было. Жалкие мои попытки собрать наблюдательный прибор из картона и линз, купленых в магазине оптики, закончились неудачей: мастерить я не умел, не любил, все делал лениво и ненадежно. Между тем ночное небо манило меня все сильнее. В Бога я не верил, но не мог не верить в чудеса: чудо - всегда неизвестное, приходит оттуда, где все незнакомо. На Земле, как мне казалось в юношеской моей глупости, все было изучено, ясно, просто. Фантастика задавала направление в область чудесного, я ей верил, не понимая тогда, что все фантастика - это как раз и есть перевраное обычное и земное, немного раскрашенное чуть непривычными красками.
   Велика была моя радость, когда я наконец смог позволить себе покупку простенького походного рефрактора... И столь же велико было разочарование. Прибор оказался хорошим, но мечта моя, подобно прочим мечтам, обманула. Не было других
миров, не было чудесных огней - ничего не было. Луна превратилась в кривой кусок камня, звезды - в белые точки. Живое прикосновение к ним, которое отчетливо я ощущал, просто поднимая голову к небу, ушло, оставив меня наедине с простым, всегда одинаковым рисунком, пропущенным через несколько линз и стекло. Только кривая Луна была прекрасна, прекрасней, чем при невооруженном наблюдении - но это я понял не сразу. Стройная научная выверенность астрономического наблюдения привлекала, но привлекательность оказывалась именно в стройности и научности, само же наблюдение было тут необязательным, - ведь восхищаешься мыслью и точностью, а не белыми, будто нарисованными на стекле пятнами. Звезды ночного неба, когда их видит простой глаз, гораздо лучше рассказывают о том, чем они являются на самом деле.
   Так закончилось мое увлечение астрономией. Знакомые мне романтизировали подобный опыт, но чаще всего наслаждались они не космосом, а собой, наблюдающими за космосом. Ничего я не видел здесь, кроме пустого желания пользоваться вещью и милого, но пошлого самообмана, сродни коллекционированию какой-нибудь чепухи или наслаждения редким сортом чая. А космос - что же, я тоскую о
нем по-прежнему.
>> No.54228 Ответ
>>54222
Общая идея и настрой мне нравятся.
Мне кажется, личное тут есть. А если нет, то впечатление создаётся.
Рекомендовать ничего не буду, так как сам не знаток.
>> No.54245 Ответ
Сегодня вдруг нахлынуло веселое настроение, захотелось опять пографоманить. Текст не перечитывал, потому как настроения все-таки жалко - заранее извиняюсь за него, и вообще за то, что сочиняю свои кривули не в стол. Эх, поделиться все-таки хочется - а не с кем.

   Эльф Валик почесал тощую грудь, зевнул, вытянув свои спичечные ноги прямо в болотную воду.
   - Э, а хорошо быть выдуманным! Выдумка-то всегда лучше реальности. Тут ты всегда герой, а если и злодей, то все-таки злодей героический. Красивее здесь все, чем в мире грубых материй...
   Под мохнатой эльфийской пяткой в этот момент лопнул темный водяной пузырик. Водомерка скользнула рядом, стукнулась о грязноватую белую кожу, заспешила дальше по своим насекомым делам.
   - Да! Тут ведь каждый герой, нет места мелкому существу, все правильно и справедливо, - продолжал Валик. В этот момент между сосенок мелькнули два синих орка - Дмитрий и Михаил. Дмитрий был курнос, пузат и немного плешив. Говоривши, всегда шепелявил, смешно похрюкивая, а говорить Дмитрий любил много, больше всего о крестьянах, социальной несправедливости и о том, что эльфы любят все живое, кроме дварфов и уродливого. Крестьянам Дмитрий очень сочувствовал, постоянно внушая, что очередная Волшебная Корона или какой-нибудь зачарованный на +1 лук не стоит поголовной холеры вкупе с жадной бедняцко-собственнической звероватостью, призывал к отказу от насилия:
   - Братцы! Ведь ежели вы не будете заедать друг-друга, а лыцари не будут заедать вас, то какая жизнь может начаться! Какая жизнь! А? Вы лыцарей боитесь - а чего их бояться? Лыцарь сам по себе - существо, как вы, и сила его - в существах. Ведь армия - из вас, братцы! Мы - армия, и коли не будем идти друг на друга...
   Крестьяне грусно гыкали, понимая про холеру, но больше не понимая ничего. Мужики потолще лукаво хихикали, потирая заскорузлые пальцы в какой-то наивной жестокости, мужики потоньше то ласково смотрели на Дмитрия, угощая порой шкаликом водки, то гнусно схаркивали сквозь зубы, грубо пробубнев что-то сложно-хмурое. Водку Дмитрий быстро полюбил.
   Теперь расскажу вам о Михаиле. Внешне Михаил казался полной противоположностью Дмитрия: тощий, волосатый, жилистый, только такой же курносый, как и его товарищ. Михаил был поэт:
   "Не топчите травы двора, худые боровы!
   Не для тощей свиньи, не для босых девичьих ног, не для ботинка лоснящего,
   А для грубых солдатских сапог
   И для ребенка играющего
   Редкая, дворовая трава!.."
   Нравилось декламировать ему, размахивая костистыми руками, будто хищная, ушибленная птица. Больше Михаилу не нравилось делать ничего, потому что Михаил был романтик, добрый и беспомощный.

   Светило солнце в облаках, квакали дурашливые лягушки. Эльф из болота глядел на орков, а орки из лесу - на эльфа. Я продолжал убегать от жестокой реальности в мир сочиненных грез.
>> No.55310 Ответ
Какой полезный тред. Очень жаль, что он появился только этой весной. Вброшу тогда уж маленький ремикс на Горчева (см. http://gorchev.lib.ru/txt/krasota/gorod/gorod.shtml), написанный года полтора назад.

Мы поднимаемся на лифте. Лифт ползет медленно и совершенно бесшумно. Стенки у лифта самые обычные - гладкий невнятный металл, поэтому и выглянуть наружу никак не получится. Как ни странно, даже вкупе с неспешностью поездки меня это почти не раздражает.
- А смысл? - спрашиваю я у него. Он только пожимает плечами. Никогда он не мог толком объяснить, зачем сочиняет он эти места, почему наполняются они против его воли тем, чего ему меньше всего хотелось бы видеть, и как удается ему раз за разом отправлять эти места в небытие.
Надо признать, что он в определенном смысле прогрессирует. Четвертый город прожил куда дольше и благополучнее третьего. Я имею право судить: мне довелось заглянуть по дороге во все четыре. Хорошо помню, как в третьем за мной гнался в пять утра один из тех трамваев, от которых он всегда открещивается, хоть и понятно, что всё равно это его, его творения. Я бежал изо всех сил, хрипел, месил ногами мокрый снег, но споткнулся. Я непременно рано или поздно спотыкаюсь, стоит мне хоть ненадолго где-то задержаться в дороге.
На сей раз он решил попробовать себя в малой форме. Получилось черт знает что, откровенно говоря. У него всегда в конечном итоге получается черт знает что, но тут с самого начала чувствуется какой-то нездоровый подвох. Даже в том, как медленно ползет лифт.
Кабина останавливается, двери без единого звука расходятся в стороны.
- Пересадка, - виновато разводит он руками. - Так уж получилось. Слабосильные они совсем, на пять этажей только подняться и могут.
Мы выходим, поворачиваем направо и идем по длинному светлому коридору. Откуда свет - непонятно. Стены - все тот же невнятный гладкий металл. На полу хорошая белая плитка, натертая до блеска, аж глаза режет. Потолка нет, вместо него бесконечные провода самых разных калибров. Они куда-то неторопливо ползут, оплетая и сдавливая друг друга своими жирными черными телами.
- Скоро останется десяток самых толстых, и вот тогда по ним что-то побежит, - бросает он. - Наверняка какая-нибудь дрянь.
В любом его городе рано или поздно заводилась какая-нибудь дрянь. Не трамваи, нет - они-то перемалывали колесами рельсы и тех, кто на эти рельсы случайно падал, исключительно от безальтернативности, потому лишь, что он придумал всего одни трамвайные пути, совершенно прямые - а дрянь по сути своей, которая множится, нарастает на домах, опутывает его самого. Он так и не научился ее выводить, хотя неизменно срывал ее каждое утро со своего лица и топил в соседнем пруду, где жили такие разноцветные пираньи. Как ни странно, они жрали и просили еще, и не всплывали кверху брюхом от такой диеты.
В конце коридора нас уже поджидают открытые двери второго лифта. Мы заходим и всё в том же темпе вальса отправляемся наверх.
- Думаешь, на этот раз оно хотя бы не расползется наружу? - спрашиваю я.
Он ничего не отвечает, и это пугает меня больше всего. У него нет уже сил придумать целый город, и это видно, что бы он там ни пытался запихать в это странное огромное здание, но это значит, что и вокруг здания теперь не его город. Как он собирается затыкать щели, которые непременно найдутся в этих гладких стенах? Раньше он, по крайней мере, обрубал все щупальца шоссе, железных дорог и авиарейсов, когда дела становились плохи, и всё сгорало, будучи накрыто ржавым ковшиком отчуждения. Я, кстати, тоже сгорал, если не успевал до того тронуться в путь - моя дорога судорожно втягивала в себя обрубок, выдергивая его из-под края ковшика, а я влетал с размаху в стенку и вопил чужим женским голосом.
Впрочем, не мне осуждать его немощь. Когда я пытался что-нибудь сочинить, оно получалось с самого начала настолько уродливым, что я сразу хватал топор и крошил его в пыль. Однажды я сочинил влюбленную парочку - и хорошо, что второй его город тогда уже сходил на нет. Я отрезал каждому из них по мизинцу, связал их и на разваливающемся рафике привез во двор, где сидели злые старухи с сумками, набитыми черной промерзшей картошкой. Потом, уже смывшись из города, я разнес рафик кувалдой, собрал ошметки его прохудившегося кузова в кучу и поджег - и все равно не мог избавиться от запаха растекшейся в несчастном фургончике гнили этих душонок.
Мы наконец приезжаем на последний этаж. Кажется, тут уже нет коридоров - одна большая комната, в углу старый монитор и руль с педалями. Она лежит на диване в другом углу - в растянутой до коленей футболке, с желтой лентой в волосах и с совершенно тусклыми глазами.
- Не обращай внимания, - говорит он. - Сам знаешь, тяжело осознавать, сколько всего ты можешь придумать и какая лажа из всего этого выйдет, что бы ты ни придумал.
Я знаю, конечно. Только вот я, в отличие от него, помню еще, как могут гореть эти глаза.
На мониторе застыла дорога. Я проверяю руль - вроде крутится. Педали меня не особо интересуют, я и без них всегда проезжал столько, сколько мне было нужно, а вот невозможность свернуть заводила меня несколько раз в города, которые придумали слишком давно и бросили, не попытавшись даже вычистить. Туда мне совсем не хочется.
- Почему ты просто не возьмешь рюкзак и не двинешься пешком? - роняет он вопрос куда-то в потолок, развалившись на полу. Я не отвечаю. Я даже ему не могу признаться, что выбросил рюкзак в полной уверенности, что больше - никогда. Тот, кто нашел его на свалке, должно быть, клянет меня теперь последними словами.
Он садится по-турецки.
- Забери ее, а? - глядит на меня исподлобья. - Не могу больше на нее смотреть.
- Думаешь, мне будет проще?
- Пожалуйста. Мы не так уж часто друг друга о чем-то просим.
Он не понимает, что я, в отличие от него, до сих пор смутно на что-то надеюсь. Хотя бы потому, что на дороге вновь лето. А его там уже давным-давно не было - все время лил дождь, ветер срывал шапку и пытался сдуть меня с обочины под колеса летящих мимо фур.
Ладно, черт с ним, пускай не понимает. Я вспомню, как когда-то умел бряцать на гитаре, я раздобуду еды - она изредка оказывается такой вкусной, словно гренки, которые мы жарили еще в самом первом городе - я заставлю ее вспоминать, по одному слову, по паре строчек, старые песни - новые оказались еще хуже, чем все прочие фантазии, и хорошо, что записи сгорели вместе с той сценой, где их иногда пытались крутить. Смысла, конечно, не больше, чем в этом его новом здании. Но я просто не вынесу молча накручивать километры - как привык это делать в одиночку - когда она будет рядом, вперившая потухший взгляд в никуда.
И я подхожу к дивану, осторожно беру ее на руки (господи, да она же совсем ничего не весит, от нее уже почти ничего не осталось!) и переношу к монитору. Кладу руки на руль. Он с кряхтением встает и нависает у меня над плечом.
- Не прощаемся?
- Как обычно, - кивает он.
...колеса шуршат по теплому асфальту, а в зеркале заднего вида застыл стоп-кадр: он достает из-под дивана канистру с бензином, а из кармана зажигалку.
>> No.55568 Ответ
Ехала с колоритным стариком электричке. Когда занимала место, специально поближе к нему села из любопытства, хотя сначало испугалась и думала пойти в другой вагон. Старик этот высокий и худой. Одет не по погоде, клетчатая красная рубашка, из под которой выглядывает худая грудь в матросске, штаны, обувь самодельная( из тряпочек примотанных бичевками к ногам), на голове самодельный тюрбан тоже из лоскутков. В руках палки и круглая корзина. Мы были одни в вагоне, пассажиры не решались ехать с этим чудаком и проходили мимо. Я им заинтересовалась, хотела чтобы он что-то молвил. Он и молвил, первый, когда я хотела окно закрыть, он сказал, что сам закроет. Я отошла от окна. Старик закрыл и говорит что-то про женщину в гдр, порог и как она дала ему себя проявить. Тогда я принесла ему блинчики, еще теплые. Но он не взял, объяснил это многословно и непонятно: чтобы поесть, надо помыться, было бы вам 40, мезольянс. Потом пришел и спрашивает :
- А с чем блинчики? С мясом?
- С творогом - отвечаю я
- Знаешь Диогена?
- Греческий философ, в бочке жил. Вы намекаете, что похожи на него?
Старик посмеялся.
Я продолжаю:
- Может и впрямь похожи... бородами
Этот чудак мне и говорит:
- Диоген в третьем веке до нашей эры жил. Сказал: "Щедрость - это не кинуть собаке кусок а разделить его"
>> No.55664 Ответ
Пьеса в одном акте. Основано на реальных событиях. Все совпадения случайны, все случайности реальны, все реальности совпадают:

[n2] - А ты взял и пересадил ей кучу чувств которые ни к чему не ведут. Мило конечно, но по моему ты перегрузил ей класс...
[n3] - Да ты хоть ее в глаза видел? Все он правильно сделал. Нарисовал ей в голове образ, подгрузил атмосферу. И с чего это, чувства должны куда то вести?
[n2] - Зачем? Кому это нужно? Ты бы встречался с такой? Он с тем же успехом мог бы проделать то же самое с вон тем кактусом. Алгоритмичность, математичность, алгебраичность... Вот на чем мы строим, а это эзотерическое мракобесие, в топку...
[n1] - Ты не прав.
[n2] - Если уж начал вводить ей характер, будь добр объясни - зачем ей кудать ехать? Это бессмыслица.
[n4] - Ребят... Чет' я пивусика захотела прям вся. Тип' бокальчик и воблу сушенную... Ни у кого слюни от одной этой мыслищи еще не потекли? А? А?
[n2] - А я вам говорил. Можно сказать предупреждал вас. Это не алгебраично, это упоротое петросъянство.
[n1] - Петросъянство не петросъянство. Добейся сначала...
[n3] - Так. А куда она делась. Куда то поехала? Зачем это надо.
[n1] - Так ты сейчас стал с ним заодно?
[n3] - Да нет, я так. Слушай чет' мне тоже пиво захотелось, и на петросъяна с воблой чет' потянуло. Пойду температуру проверю, не подхватил ли ч'о?...
>> No.55666 Ответ
этот рассказ, я сам, два года придумывал. Очень сильно думал пока придумывал

- Карочи ехали с пацанами в электичке. И тут, кароче, такая падруга, [рисует ладонями сферы вокруг груди] кароче, подсаживается к этому деду и карочи говорит иму...
- А ты про деда ничего не говорил.
- Как ни говорил? Да ты с меня прикалоться хочешь...
- Я те' отвечаю. Ты лошара. Напутал все. Пускай серый лудше раскажет как было. Серый. Серый! Серый уже все... Ладно рассказывай ты, только не тупи, а расскажи как все реально было...
- Карочи дед этот, чисто бомжара. С палками ходит, весь в тряпках обмотанный, вонь стоит. Форточку открыли - не помогает. Все кароч этого деда сторонятся, кроме нас и этой телки. И кароч она чот к нему заискивающе втирается, пирожок теплый предлагает, кароч хочет его. А дед неадекват. На своей волне, себе под нос чот гонит, про то как он, в гдр, при исполнении, с путиным и какойто бабой американской шпионкой, устроили тройничек. И как она позволяла им проявлять находчивость, когда они сней это самое... А серый такой, у этой падруги спрашивает... Серый, давай скажи что ты у нее спросил...
- Да оставь его, сам уже скажи...
- Кароч серый такой зырит на нее и прикалывается: "Девушка! А девушка! А у вас пирожок с чем? С мясом?". А мы типа все тихо угараем, чтобы она ни спалила что мы с нее ржем. А она такая: "Нет с творогом". А мы, такие, все, кароче ржем в голос, патамушта это уже вобще умора кароче палучилась. Аникдот вообще... И тут этот дед, кароче, такой, типа он умный. Такой спрашивает: "Молодые люди, а вы знаете кто такой Диоген?". А мы все его знаем, он из солнцевых, пол года как откинулся, его на зоне опустили, ходит теперь побирается. Но серый такой хочет с него приколоться и говорит типа: "А ты Патлатого знаешь? А Валю Одесита? А Овчерина знаешь? Тото же...". И тут дед начал втирать про какогото другово диогена. Что он типа так и так, крутой пацан - крутил банан. А серый такой подходит к ниму... Скажи серый. Эй серый! Ты куда? Да падажжите п'цаны я до конца расскажу. Серый! Я как раз расказываю как ты этому деду... Кароч я завтра раскажу как серый этому деду... Серый! Да постой ты...

а за дабл постинг пцаны, типа ссорри, и за личные чувства >>55568 тоже...
>> No.55908 Ответ
Когда мой троюродный племянник наконец смог устроиться на работу, я был вне себя от счастья.
Он очень долгое время пребывал в депрессии, запирался дома и не желал никого видеть, но теперь он значительно оживился и, кажется, даже поверил в себя и свои силы.
Недавно я с ним виделся, у него даже пропали привычные круги под глазами! Ах!
В тот день когда мне сообщили эту прелестную новость, я поспешил в магазин за тортом, дабы отпраздновать это событие.
Насвистывая мотив одной из моих любимых песен я прошёлся по продуктовым рядам. Мне приглянулась бутылка вермута, с этикетки на меня смотрел красиво изображённый Цезарь. В алкоголе я совершенно не разбирался, потому позволил себе "клюнуть" на красивую этикетку. Я не раздумывая вытянул её с полки и аккуратно уместил в корзине вместе с тортом "Муравейник" и двумя мятными коржами.
К моему удивлению, работала всего одна касса, так что мне пришлось пару минут топтаться в тесной к ней очереди, но такая мелочь никак не могла испортить столь прекрасное настроение, что было у меня тогда.
У моего родственника, у моего обожаемого троюродного племянника, у моего товарища и друга всё налаживается в жизни! Ха! Я так за него рад!
По дороге к его дому пакет слегка порвался и один мятный коржик упал в грязную лужу. Какой ужас, кулинарное изделие одиноко тонет в мутной воде, он меняет цвет, распухает и трескается, будто сейчас растворится.
Я стоял и наблюдал за этой трагичной картиной, искренне сочувствуя несчастному коржу, но вдруг прохожий наступил в лужу сапогом и корж был окончательно раздавлен. Сняв перед ним на секунду шляпу я подумал что каждому всё-таки своё и пошёл дальше.
Да, в этот день мне нельзя печалиться и допускать неприятные и фаталистические мысли! Сегодня мой любимый троюродный племянник сделал первые шаги на пути к счастью и достатку!
Я уже подходил к его подьезду, его вид меня несколько насторожил: Стены возле металлической двери были все изуродованы странным символом - Буквой "А", обведённой в кружок. Хотя не совсем обведённой, скорее... Ах да, возле подъезда стояла скамейка, спинка которой, похоже, была вырвана вандалами, ох уж эта тяга к разрушению тех, кто не может строить! Дай им три деревянных бруска, и вместо того чтобы приделать их к скамейке, починив тем самым спинку, они используют их как биты и доломают всё оставшееся!
На скамейке сгорбившись сидели двое мужчин, они курили и негромко о чём-то разговаривали. Один из них повернулся в мою сторону.
- Чё ты пасёшь?
Признаюсь, этот многозначительный вопрос застал меня в расплох.
- Разве я похож на пастуха чтобы пасти?
Мужчина сплюнул на землю и отвернулся, дав мне понять что он не настроен дальше вести со мной разговор. Некоторое время я просто стоял, а эти двое сидели и молчали. Наконец, второй мужчина, который так и не сказал при мне ни слова, молча встал и побрёл к соседнему подъезду. Первый мужчина расположился на всей скамейке лёжа. Дождавшись, когда он уснёт, я скользнул к домофону, набрал номер.
- Кто там?
- Я.
Дверь открылась. Странно, голос ответивший мне из домофона был мне незнаком. Ох, я ошибся номером квартиры! Неважно, мне уже открыли.
Лифта в доме не было, а мой любимый троюродный племянник, в жизни которого сегодня произошли хорошие перемены, жил на пятом этаже. Я был не в лучшей физической форме и подъём показался мне крайне сложным. Добравшись до нужной мне двери, я не сразу позвонил в звонок. Мне нужно было отдышаться и придумать какими словами я поприветствую его.
"Эгей, счастливчик!", нет, это как-то слишком развязно... "Мир вашему дому!", нет, тоже не то...
Внезапно дверь открылась, из неё вышел мой добрый и уважаемый троюродный племянник. На нём был одет банный халат, в одной руке он сжимал кружку, наполненную чем-то горячим (это я понял по прозрачной струйке пара, поднимающейся невысоко над питьевым сосудом), а в другой серый зловонный пакет. Похоже он собирался выйти вынести мусор.
- О, привет!
Моё планирование было прервано на середине, потому пришлось импровизировать.
- Здрасте.
Он пригласил меня войти, а сам сбежал вниз по лестнице, мусоропровода в доме тоже не было.
В прихожей меня встретили приятный запах жарящейся яичницы и кот, который всегда как только замечал пару человеческих ног - сразу бросался к ним и тёрся об них головой.
Квартира была однокомнатной, но довольно просторной. Меня всегда поражало как мой хозяйственный и ответственный троюродный племянник трепетно относился к поддержанию помещений в порядке.
Когда он являлся ко мне в гости, я уже через час не узнавал своего обиталища и тут же понимал, каким же, извините, гадюшником оно было раньше!
Даже воздух в его квартире казался мне чище. Чище чем в подъезде, чем у меня дома, чище чем на улице! Ах, какой же у меня хороший троюродный племянник!
Я положил пакет на стол, тут же на него бросился кот, сжал в зубах последний мятный коржик и прыгнул с ним под кровать. Вот ведь коварный зверь!
Вскоре мой заботливый троюродный племянник вернулся, приготовил чай, снял яичницу с плиты. Мы сели за стол. Он взглянул на принесённую мной бутылку и одобрил мой выбор, я был искренне польщён.
Вечер был безумно приятным, мы разговаривали на разные интересные темы, шутили, он достал с книжной полки Маяковского и зачитал несколько стихов удивительно точно копируя выражение самого поэта, Кот прыгнул мне на колени и я гладил его. Да, это был прекрасный вечер.
Он переоделся и мы вышли во двор прогуляться. Он разбудил спящего на скамейке мужчину и сказал ему, что сегодня ночью значительно похолодает. Мужчина поблагодарил его, растерянно покосился на меня и ушёл.
Мы прошли круг по дворику и вернулись. Он снова поставил чайник, кот снова прыгнул мне на колени и я гладил его.
- Кстати, а кем ты устроился?
- Я? Ах, да. Устроился сегодня официантом в вегетарианский ресторан.
Вегетарианский...
- Неплохо для начала. Говорят, официантам немало дают на чай.
- Да... Менеджер рассказал мне много интересных вещей. Знаешь, я даже решил тоже стать вегетарианцем.
- Вегетарианцем?
- Ну да, перестать есть мясо.
Вегетарианцем...
- Правда, отказ от молочных продуктов это уже совсем. Разве можно назвать нездоровой пищей молоко, сыр, творог? До этого я наверное не дойду.
Мой трюродный племянник будет работать в вегетарианском ресторане и перестанет есть мясо...
- Что-то живот скрутило, я отлучусь.
- Да, конечно. Смыв не работает, но я оставил там ковшик...
Я встал, не дав ему договорить, и слегка покачиваясь пошёл в ванную. Я закрыл дверь, повернулся к зеркалу, опёрся локтями о раковину, обхватил лицо ладонями и заплакал.
>> No.55909 Ответ
>>54245
Очень годно, особенно на фоне треда в целом.
>> No.56000 Ответ
>>53936
- Я хочу просто высказаться.
- Ну пиши.
- "Мне нужна практика, практика, практика!" - кричит спортсмен, вколачивая штангой мотивацию в собственную голову. Нет, это определенно не самый умный парень на свете. Глупей только те люди, которые любят смотреть стримы... Любят смотреть, а не просто смотрят, заметьте. Но есть еще самые-самые тупые засранцы, эти и вовсе уличают других в идиотии и нетрадиционной любви к традиционному убожеству...
- Я больше скажу. Есть еще заканчивающие мысль чем-нибудь скучным и избитым. Т.е. глупость не в том, что скучно и избито, а в том, что сами-то они считают скучное и избитое оригинальным и умным...
- Эй! Будто избитое перестает быть истинным только потому что избито!
- Не истина, потому что у мудака с его трюизмами лицо претенциозней, чем необходимо. Хочешь что-то сказать - говори ради идеи, а не ради собственного образа.
- Образ человека или степень его напыщенность никак не влияют на качество сказанного, лишь на отношение окружающих. Кривляться, кстати, всегда приходится: форма - необходимая составляющая всего умного. Не даром ведь в литературе все заворачивают слогом, а в науке - номенклатурой. Эта сцаентричная аксиома априори следует из самой сущности человека, только это и отличает нас от животных!
- Я слышал о тысяче вещей, которые отличают нас от животных. И каждая из них, как утверждает автор, - "только эта, единственная".
- Не о животных речь. Ты говоришь, что рисоваться - плохо, кто рисуется - дурак, а сам вворачиваешь эту никак не относящуюся к нашему спору мысль в наш спор.
- Ты первый начал.
- Тогда продолжу тем, что слово "идиот" так же скомпрометированно, как и бедные звери. Я только хотел сказать, что не люблю спорт и те виртуальные развлчения, где зачастую талантливого человека поощают к халтуре рублем. А чтобы не показаться высокомерным добавил, что судить - не хорошо.
- Но добавил ты это из высокомерия.
- Это ты ответил из высокомерия, потому что оно тебе неприятно в других. Культивируешь оригинальность в себе, потому что это привлекает других людей... И ревнуешь к другим умникам, потому что иного способа понравиться у тебя - нет.
- Я не виноват, что люди любую информацию пропускают через личность, и что верным с возрастом стало обратное. Это - проклятие нашего вида, да и вообще развитой жизни.
- Проклятие - оценивание других?
- Да.
- Не оценивай. Тогда ты просто не поймешь, что к чему в человеке.
- Если буду оценивать, то тоже не пойму. Пойму только, кому какую роль навязали и как качественно эта роль исполняется. "Заложник образа" - слышал о таком?
- Слышал. Мне это об игровых рецензиях напомнило. Если сделали средне, но старались и вложили душу - оценят высоко и несправедливо. Если халтурили, но сделали все-таки хорошо - заругают и все равно оценят несправедливо...
- ...
- В голову только что пришло: все наше искусство нужно для восхваления автора! Автор не обязательно эгоист, но биологическая функция всех этих поэзий и литератур - все равно привлекать к себе внимание людей. Иначе чем объяснить такое жгучее желание познакомившись с идеей узнать и биографию того, в чьем мозгу она родилась? Или, полюбив театральный образ, стать поклонником не образа, а актрисы...
- Ты в театре-то довно был?
- Никогда.
- Молодец. По-твоему получается, что все искусство - обман?
- А по-твоему - все человеческие отношения?
- Во всяком случае в том виде, в котором они существуют. Постой, но разве книги не меняли мир, отдельных судеб?
- А споры?
- Я не знаю, но мне надоело. Будь моим другом.
- Я тебя ненавижу теперь. Шутка. Вот судьба и поменялась.
- Что будешь делать сейчас?
- Не знаю. Хотел на твиче посидеть, но устал и передумал. А ты?
- Пошариться в социальных сетях, познакомиться с новой девушкой и написать кому-нибудь, но теперь не хочу. Впрочем, может быть... Нет. Задолбало прикидываться влюбленным. Доброй ночи.
- Утра, вообще-то. Доброго.
>> No.56012 Ответ
>>56000
Фанфик наоборот(буквально):

- Утра, вообще-то. Доброго.
+ С титьками на социалках надоело парится. И я тебя больше не люблю. О-ре-вуар...
- Даже твичиться не будем?
+ Ничего не поделать.
- Презираю тебя. Клоун. Чтоб Фортуна повернулась к тебе своим шикарным телом.
+ Задолбало... Останемся друзьями.
- Поспорим?
+ ... Надо чтото менять в жизни. Почитаю книжек, займусь духовным ростом.
- А что насчет отношений?
+ Кроме отношений должно быть что-то еще, всякое искусство там и т.д.
- Нет.
+ Ты в театре-то давно была?
- Мои биологические функции противоречат концепции искусства. Вся эта "скрытая красота", всего лишь раздутый мыльный пузырь, существующий в определенном временном, социально-нравственном контексте. Привязанном к определенным моральным и эстетическим нормам. Находящимся за пределами научного подхода к познанию величия окружающего нас РЕАЛЬНОГО мира. Оно всего лишь профанация сознания и злоупотребление способностью нашего сознания к обработке сложных структур и взаимосвязей. Как дрочить перед красивой женщиной вместо того чтобы овладеть ею, - Фетиш. Фикция мысли, произрастающая из самосозерцания и излишней интравертности, - исключительное фокусирование внимания во внутрь себя это скорее патология чем некая возвышенная способность. Таланты надо лечить. Чем скорее мы искореним эту заразу, запеленившую глаза большинству, тем скорее мы окажемся на пути к звездам, и тем ближе к трепетному вниманию к окружающему нас миру.
+...
- Ну это так, навеяло, - игра разума. Возможно немного несправедливое отношение к искуству...
+ Циничное невежество. Порицать то что не понимаешь, вешая ярлыки "уродство", на все что находится за гранью твоих когнитивных способностей, - не дикость ли?
- То есть, давать оценку тому, адептом чего ты не являешься, это дико?
+ Да.
- Оценивать дико?
+ Искусство это лишь результат остроты ума. Всего лишь форма. - Некая располагающая к простоте восприятия витрина, хитроумно презентующую некое содержание.
- Высокомерна лабуда. Социальная сторона вопроса, заключаются в превосходстве склонности к потреблению искусства, над выражением с его помощью возвышенных идей. И даже выражение с помощью искусства завязано на ритуалах, - целых созвездиях лженаук, обитающих в пузыре так называемых трендов, и сковывающие так называемых артистов в рамки упомянутого, злополучного контекста, который сам по себе является избирательным в выражениях, и потакает определенным нормам мышления.
+ По моему, это как раз, все только что сказанное является "высокомерной лабудой".
- Своим бессмысленным парированием ты обесцениваешь всю глубину выражения "высокомерная лабуда". А если по сути вопроса, то я не люблю даже думать о том сколько высококачественных человеческих ресурсов потрачено на пустые вещи, обманутые заниматься глупостями... И материальных ресурсов потраченных на то чтобы людей в эти глупости завлечь и мотивировать и дальше ими заниматься.
+ Ты первая начала обесценивать выражения. - Когда количество заумных терминов превысили любые разумные значения в твоих предложениях.
- Мы не животные. Чтобы выражать сложные мысли, мы используем сложные слова. И да, мне кажется жалкими, твои попытки изменить русло нашего спора.
+ Я слышал о тысяче вещей, которые отличают нас от животных. Но я думаю что когнитивный бариер сильно преувеличен, чего только люди не делают чтобы спокойней спать по ночам.
- Возможно... Но добравшись до этого момента я понял(а) что ты создан автором в качестве "мальчика для битья", и существуешь исключительно для того чтобы создавать конфликтную атмосферу, что разогревало бы интерес читателя и раскручивало бы сюжет. Жаль. Я думала ты настоящий...
+ "...Не истина, потому что у мудака с его трюизмами лицо претенциозней, чем необходимо. Хочешь что-то сказать - говори ради идеи, а не ради собственного образа..."
- Прости, но мое сознание не способно более воспринимать твои предложения составленные из слов. Насколько все таки тонкое и хрупкое наше сознание. И насколько легко разрушить наше ложное "ощущение реальности". Хоть ты и не настоящая личность, а всего лишь мой противовес, полностью зависимый от моего поведения. - Где гарантия того что я сам(а), являясь разумной сущностью, не являюсь продолжением или противовесом для кого-то другого. - Не являюсь всего лишь реакцией на какие-то внешние раздражители. Признаюсь, это открытие ввергает меня в тихий ужас...
+ "...Я больше скажу. Есть еще заканчивающие мысль чем-нибудь скучным и избитым. Т.е. глупость не в том, что скучно и избито, а в том, что сами-то они считают скучное и избитое оригинальным и умным..."
- После постижения того, что ты из себя представляешь, твое продолжающееся присутствие здесь честно говоря начинает меня пугать. Или возможно меня пугаешь не ты сам, а страх оказаться такой же пустышкой. - Всего лишь набором слов на экране.
+ "...Ну пиши..."
- Это последняя реплика... Я почти уверенна, что после нее, я перестану существовать... Но я все таки хочу сказать что мне всеравно было приятно находится здесь с тобой... Чувствовать себя живой... Хоть ты и не настоящий... как и я видимо...
>> No.56018 Ответ
>>56012
Анон, я не уверен, высмеиваешь ли, понравилось ли, только вдохновился формой...
Ну, если не издеваешься, то могу скинуть что-нибудь еще. В последние дни почему-то придумываю всякую ерунду, спешно записываю, никогда не перечитывая и стараясь править до того, как закончу. Ибо есть справедливый опыт ненависти к себе.
>> No.56038 Ответ
Сансэй провел своим мечом по воздуху, плавно рассекая лезвием пространство:
- Я забыл, о чем хотел написать, пока разбирался в ошибках первой строчки. Она меня все равно не устраивает!
И после этого ударил своего ученика. Металл мог обрушиться на тело и рассечь плечо, если бы не быстрая, едва успевающая реакция: ученики парировал. Лицо ученика исказилось от удивления, порозовело, и имело довольно глупый вид.
- Мы пишем книгу! Мы должны написать книгу, но для этого нужно много работать и много учиться!
Последовал второй удар. Ученик отступил на шаг и опустил свой мечь, переводя дыхание. Было видно, что защищающая рука приняла на себя большую нагрузку слишком неожиданно, отчего мышцы теперь болели...
- Сейчас ты отчаиваешься и не хочешь работать. Но ты научишься. Со временем ты научишься, я обещаю тебе...
И учитель внезапным движением отрубил ученику голову.
>> No.56094 Ответ
В некотором царстве, в некотором государстве, в восьми месяцев пешего пути от Бостона, жили да были, в роскоши передовых технологий будущего, две молоды красавицы да ихний отец вдовец. Одна красавица, поглощена танцами, другая амурными делами. И вот происходит беда, отключается электричество. Навсегда.
Отец, не обремененный интеллектом, не подкрутил самый главный болт на бензопиле. Бензопила крутится, а самый главный болт в бензопиле-то откручивается. И на огромной скорости ранит отца в ногу. Отчего он скоропостижно и умирает. И его прямо там же закапывают, даже не проверив карманы.
Месяцы то проходят, а молоды девицы, до поры до времени, на одних яйцах, рисе и вискасе держаться. И вот, в один ненастный день, над одной из сестер, во время рубки дров, совершается самое что нинаесть насилие, причем сексуальное. Которое приводит к беременности онной сестры. Вторая же сестра, в поисках витамина бэ-двенадцать, отправляется с ружьем на кабана. И совершенно неожиданно, у нее совсем прямо таки все получается, (видимо в этом месте и произошла вся фантастика). Она быстро, искустными движениями матерого охотника, разделывает тушу, и с умом, заготавливает на долгое хранение.
Пришла пора роженице разродится, а на улице дождь, а крыша в одном месте(с квадратный метр), обрушивается. И роженица разродившись дитём, понимает что в доме воняет плесенью, ведь они же ни разу не убирались как следует. Она решает что хату надо спалить, потому что в ейном мозгу проснулась женская логика. Она убеждает сестру, впаривая ей речь про "тыщи лет людей без света". Дом горит, и они уходят в лес, дождливой ночью. И чтото я никаких инструментов первой необходимости для выживания в лесу, не видел. Ни тебе топора, ни лопаты. Только куча шмоток, и пара книжек для культурного досуга. Короче налицо тупиковая ветвь эволюции. Бедная дитя удосужилась уродится в семье, где не знакомы с элементарными нормами выживания. Земля им всем пухом.
>> No.56604 Ответ
А сюда можно ссылкой скинуть ? У меня текст на фикбуке есть, но его около 25 тысяч к с пробелами
>> No.56612 Ответ
>>56604
Кидай, кто ж тебе запретит.
>> No.56630 Ответ
Анон, только что отваял... Ну, наверное, это фанфик. Хоть на самом деле не совсем, да и то здесь только половина. Из-за постоянной подавленности писать очень не хотел, а теперь думаю - стоило ли вообще этим заниматься?.. Короче, если это кто-нибудь прочитает и если кому-нибудь понравится - все-таки закончу. А если плохо - черт с ним, просто брошу. Толком перечитать и исправить ошибки не успел, за это тоже прошу прощение.

Женька сжимал молоток в руке, хмуро глядя из-под насупленных бровей на отца.
- Ну что стоишь? Иди сюда. Помогай... - Никита Сергеевич провел ладонью по пыльной от древесной стружки поверхности нового шкафа, брезгливо поморщился и сплюнул прямо на пол.
Женька опустил голову и сделал два шага вперед.
- У, двоешник несчастный. Ни уборку помочь родителям сделать, ни - ремонт... Так, крепко держи вот это и бей - вот здесь...

Чтобы собрать шкаф потребовалось шесть часов, и сейчас была почти ночь. Теперь шкаф стоял в самом центре зала на исцарапанном от постоянных шатаний деревянных панелей по полу. Никита Сергеевич любовался им, утирая тыльной стороной руки довольное, багровое лицо. Женька, ссутулившись, смотрел в черное окно и старался ни о чем не думать: было жарко, голова болела после криков и скрежетаний инструмента, а в тело ощущало странную, неестественную слабость.
- Молодец, Сын. Иди, поужинай там чем-нибудь... Мама тебе оставила...
Женя развернулся к двери. В этот момент Никита Сергеевич вдруг слепо уставился глазами перед собой и нахмурил лицо. По низкому лбу пробежала кожаная складка.
- Стой. Что у тебя с домашней работой сегодня?
- Пап...
- Опять мне за тебя стыдно будет? Маленький был - помнишь, как ты учился? До двенадцати над учебниками сидел. А вырос - бестолочью. Мне ваша Василиса Владимировна опять звонить будет. Домашний материал не подготовлен, по-математике двойки и тройки сплошные. На родительском собрании глаза отворачивать приходится: мама Оксаны вашей про тебя спрашивала, только головой понимающе кивала: "Он у вас такой мальчик хороший был! Ничего, это - подростковое... Они все в таком возрасте..." А сама своей Оксаной не нахвалится: олимпиады там у неё, идет на медаль...
- Папа, я есть пойду. Хорошо?
- Да иди уже.
Дверь тихо хлопнула. Никита Сергеевич отвернулся к шкафу, облокотил руку на застекленную створку и поморщился.
- Репетитора тебе нанять что ли? - сказал он будто бы пустоте и пожал плечами.

Женя быстро проглотил всю кашу, набрал бутербродов, налил большую кружку чая и понес все это в свою комнату. У компьютера сидел Сашка, который с видимым удовольствием и напряжением рулил на экране какой-то машиной. Из-за громкой музыки и наушников, оттопыривавшихся на взъерошенной макушке, брата он не заметил. Женя стукнул чашкой чая по столу, Саша вздрогнул, рассеянно глядя половинкой лица на Женины руки... В этот момент Женя выдернул Сашу из-под наушников и стащил со стула, усевшись на стул сам. Теперь Саша стоял рядом, удивленно и растерянно улыбаясь.
- Чего ждешь? Проваливай. - Женя махнул одной рукой куда-то в угол, другой закрывая одно ухо уже надетыми на свою голову наушниками. - Моя очередь.
Саша вздрогнул, снова улыбнулся, но покорно кивнул.
- Жень...
- Что тебе еще?
- Женя, в школе Юлия Федоровна нас про любимые цвета спрашивал. Я подумал... Мне нравится красный. - Саша гордо расправил плечи. - А тебе?
- Красный любят только дураки, - ответил Женя раздраженно, закрыл второе ухо нашником и полностью погрузился в происходящее на мониторе.

Игра запустилась ярлыком с надписью Tyranny. Сюжет рассказывал о том, как армии двух правителей, насилу объединенные третьим, вместе вели завоевание новых земель. Женя играл здесь роль судьи и одновременно наблюдателя над одной из армий, название которой было - Алый Хор. Алый Хор представлял собой неорганизованную толпу из покоренных людей, многочисленную, большей частью плохообеспеченную и плоховооруженную. Новые солдаты вербовались из пленных врагов, а также из жителей захваченных городов и деревень. После вербовки каждый подвергался многократной жестокости: так навязывали идеологию силы хозяин Хора, признанный союзниками одновременно великим, непостижимым, гениальным, безумным. Имя хозяина было - Голоса Нерата. Большие потери Хор восполнял еще большим числом рекрутов, а верность новобранцев гарантировалась поощряемой Голосами конкуренцией, за которой следовали всеобщее унижение и недоверие друг к другу.
Перед боевыми ватагами стояла юная девушка с тупым, жестоким, полным решительности лицом. Подняв над головой бронзовый крюк, она закричала: "Мы следуем за Голосами Нерата!" Некоторые перед ней точно так же ставили оружие вверх и весело орали в ответ: "Мы следуем за Голосами!", некоторый - холодно глядели на девушку, скрестив на груди руки. Большинство пугливо искало что-то в чужих лицах, пытаясь понять, что следует делать теперь... Молодой парень, одетый в замазанный красной краской мешок с прорезанными в нем дырами, стоявший в переднем ряду и бывший по-видимому ровестником кричавшей девушки, вдруг закрыл лицо тканью и заплакал. Девушка опустила крюк, сделала несколько шагов вперед и ударила тыльной стороной руки парня по лицу, от чего тот вдруг пискнул, замолк и осел на землю, потеснив задние ряды. Теперь он удивленно глядел на неё снизу своими выпученными, голубыми, мокрыми от слез глазами... Девушка вновь подняла крюк над своей головой и вновь прокричала охрипло: "Мы следуем за Голосами Нерата!.." У подростка, все бывшего на земле, приоткрылся рот и начали щуриться глаза. Заметив это, девушка изо всех сил пнула его рассыпающимся сапогом в живот, отшатнулась от собственной силы, и, махнув еще раз руку вверх, снова закричала: "Мы следуем за Голосами Нерата!". Вначале - медленно, затем - решительней и быстрей, другие руки потянулись за её рукой: "Мы следуем за Голосами, мы следуем за Голосами, мы следуем за Голосами!.." - все громче раздавался неслаженный ор, все увереннее и злее чувствовали себя люди. Ватаги ринулись вперед. Паренька, одетого в мешок, с хохотом подхватили, поставили на ноги и потянули за собой. Дальше, за рекой и по холму, виднелись две спаянные деревни, перед которыми полукругом стояло малочисленное ополчение. Женщины, часть мужчин и дети уходили к лесу вместе с телегами, долгой вереницей растягиваясь между темных песков, диких цветов и травы... Женя, следуя за хористами, угрожающе выставил свой посох вперед, хмыкнул, двумя пальцами свободной руки изобразил в воздухе символ огня и тихо прошептал: "К бою."

Сражение оказалось почти сразу выиграно, и всё - благодаря Жене: скрипты битв были построены так, что каждое убийства хоть сколь-нибудь опасного противника вынужденно совершал игрок. Орда трусливо жалась за Жениной спиной, изредка разбираясь с какими-нибудь несчастными крестьянами, которые всегда нападали на группу хористов по-одиночке. Часто - даже без оружия.
Девушка с крюком (которую все называли Кукушкой) в бою не участвовала. Расплакавшийся подросток (которого все называли Полсна) оказался на передовой и, кажется, заколол кого-то. Прохаживаясь по захваченным улочкам, Женя встретил его у опрокинутой изгороди, хмуро нависающего над полуголым стариком: Полсна держал в руках стариковскую рубаху и ждал теперь, когда тот стянет с себя плетеную из веревок, подоткнутую плотной тканью обувь.
- Боец!..
Полсна насторожился, рассеянно глядя половинкой лица на Женину грудь. В этот момент Женя толкнул его.
- Чего ждешь? Проваливай! - Женя махнул рукой куда-то в темный угол, которым заканчивалися ряды домов.
Полсна вздрогнул, нервно улыбнулся, но покорно кивнул. Уходя, с жалостью поглядывал он на старика и на свои голые, усеянные цыпками ноги.
- Что, дед? - Женя сел на корточки рядом с ним, сдавливая землю посохом.
Старик испуганно молчал. Женя положил руки ему на плечи, дружески похлопав по шее. В чужих глазах мелькнуло возмущение, а затем...
- Сынок! Да как же так! Что же вы делаете, сынок!? Зачем все это? Мы - трудились, поля навозили, строили дома, детей таких, как ты, растили, урожай... Что со всем этим будет, сынок? Что будет с кошкой моей да с собакой? Если я умру...
- Не бойся, дед, - Женя перебил его, благодушно улыбнувшись. - Жить захочешь, - будешь. Будем все вместе жить...
На миг лицо старика прояснилось надеждой. Женина веселость сообщилась кончикам щербатого, полуоткрытого рта...
- ...будем все вместе жить. В Алом Хоре.
Дед побледнел, в ужасе отшатнувшись. Впереди тощие, грязные, перепачканные красной краской и похожие на истощавших хищников хористы громко спорили из-за каких-то мокрых тюков.
- Ну, дед, я пошел, - Женя поднялся, оперевшись на чужие плечи. - Не скучай, не грусти. Помни: твоя судьба и твое настроение зависят только от тебя. А если что-то не нравится, - Женя кивнул головой в сторону хористов, - просто передумай.

Женя поднялся, оперевшись на стол. Бутерброды оказались давно съеденными, чай - выпитым. На часах было два ночи.
Тихонько захватив ногами тапки, Женька прошмыгнул в коридор и на лестничную площадку, стараясь никого не разбудить. Спустившись на полпролета, он нашарил в бетонной щели над почтовыми ящиками пачку сигарет, спрятанную здесь от родителей, достал её, и, глядя в по-зимнему черное окно на размытую редкими огнями ночь, закурил, блаженно думая о сегодняшнем дне и о завтрашней Tyranny. Лишь в редком причмокивании и плевках от затяжек раздавался его голос.
>> No.57017 Ответ
>>53936
Огненные языки пламени щекотали кончики моих пальцев, оставляя на них след от дымного чада. Алый, хищного вида шарик лежал в центре моей ладони, переливаясь оттенками красного. Дым медленно восходил наверх, к потолку, мои пальцы не были повреждены, я лишь чувствовал живительное тепло огня.
Огня, которого не было. Вдохновения, которого не было. Мыслей, которых не существовало. И рассказов, которых у меня нет.
Я – писатель. Нет, не так. Я – хуесос, который хочет думать, что он может написать что-то на бумаге, и назвать это стоящей тратой чужого времени, и чтобы кто-то платил. Да, или проще – я бездарность, коих на нашем веку более востребованного количества.
У меня не было идей, зато у меня был звонок от друга, который разрывает мою трубку уже в третий раз, пока я смотрю на белый лист бумаги.
- Чо как? Прикатишь сегодня? – приятный моим ушам голос воззвал меня к тому, что мне было сейчас нужно.
Полчаса отвратительной езды на не таком уж и плохом общественном транспорте, и вот, я уже стою в квартире своего друга, вокруг ходят ещё несколько людей. Окружение было тёплым и приветливым, не понятно, от того, что в урне уже было три бутылки, или от того, что уже скурили пятую плюху по кругу. А может, маловероятно, но может, они такие всегда. Выпив и раскурившись, я смог поведать свою проблему. Обычно меня никто бы не слушал, но сегодня, в качестве исключения, я был центром внимания. Практически все в кухне собрались послушать меня. Послушать о том, как у меня ничего не получается, ведь люди тянутся к тому, чему могут сочувствовать.
Выглянула кудрявая голова из-за угла:
- Ты можешь писать о чём угодно, вот напиши о том, что ты почувствовал сегодня – предложила голова.
Я не помню его имени, буду называть его Цезарем. Мне всё равно уже. Да и ему тоже. Следую первому и единственному кодексу укурка: «Поебать».
Дым. Секунда. Пластилин в голове, вязкий.
- Ну, да, могу, но что оно будет нести? Мораль, цель, или удовольствие? Тут не кино, что-то должно начаться, и чем-то кончиться.
- А вот нихуя, литература такая же свободная медиа, как пластилин, – ответил Гусь, он сидел на полу, только что затянулся. Забавно, у нас один и тот же аналогический ряд.
- А как же литературные прихоти автора, может, я не хочу писать пустышки? Может, я хочу хоть кроху величия в своих словах?
- Сука, грузишь, иди ты нахуй, – взлетев и чуть не упав на бутылке из-под пива, Гусь удалился.
Мы курили ещё, ребята что-то обсуждали, а я смотрел на циферблат микроволновки, пытаясь угадать, когда время пойдёт снова. Это было за пределами моих возможностей.
И тут, темы менялись каждое мгновения, переливаясь солнечным светом мысли, перетекая в ночь. Уходя и приходя снова, как волны накатываясь на толпу.
Люблю траву, какие прекрасные метафоры.
Как я ненавижу траву, какие прекрасные фонари на улице.
- А у меня вот не было нормального детства, у меня были формулировки веселья, миров и законов. Не было футбола, были ветки деревьев, в которых можно было спрятаться от мяча. И книги. И тетради с мирками, выходящими за грани, как светлячки.
Тут уже начал говорить со мной мой приятель, позвавший в это прекрасное место.
- Ну, хорошо, напиши об этих мирках, людям нравится фантастика, многим тоже хочется убежать.
- Я не хочу стать обоссаным Лукьяненко, который будет клепать мир за миром, измерения за приключением. А потом они будут рассыпаться об максималистичных и пубертантно-обезумевших подростков, и людей которые не могут повзрослеть… это просто…
- Да, мы знаем, отвратно, – ответил Цезарь, который больше не висел головой в дверном проеме, обрел тело, и теперь сидел на ручке дивана. – Так ты и не будь, сделай мораль, цель, сообщение, заповедь, бля, для исполнения.
- Бред мелешь чуток, но я понял, в этом и проблема. О чём говорить, о ценностях, морали, о разложении? Вот только, мало того, что не имею я об этом никакого представления, так и сказано уже куча всего, да и явно лучше меня.
- Даааа… - я не видел того кто издал этот протяжной стон, но заметил как «уточка» перешла из тёмного угла в руки Цезаря.
- Да, а если без морали, просто история, есть куча рассказов и книг, которые и без этого хороши, – сказал он, ожидая, пока дым медленно заполонит своими щупальцами всё внутри бутылки.
- Окей, окей, давай возьмём «Марсианина», как пример? Хорошее и интересное повествование, простой язык, смешиваем саспенс с комедийной разрядкой, добавляем научную фантастику – успех.
Кивок кудрявой головы, пытается держать дым внутри, это больно. Продолжаю мысль:
- Но для этого нужно уметь шутить, или правильно смешивать компоненты приключения, а единственное что я умею, это создавать приятные, надеюсь, аллегории и думать, развинчивать мысль.
- Ну и иди ты тогда нахуй со своими идеями, блять, возьми и просто потренируйся в придумывании, возьми любую острую проблему, окуй в аллегории, и молодцом будешь. Или делай некачественное говно, ребят на ТНТ то, что они нихуя не могут, не останавливает. – Цезарь тоже встаёт и уходит, вместе с тенью из угла. Из-за угла смотрит кошка, и в углу тоже кошка. Сука, у него три кошки.
Мы остаёмся вдвоём, я и мой друг, мы теперь курим табак. Мы любим говорить о греческих мифах, когда мы под какими-то веществами. Даже спорим, потому что ни он, ни я не помним точно, что происходило тогда. Не в том смысле, что мы вампиры, которые так долго жили, и поэтому не помним. Просто мы проходили мифы Греции классе в пятом, да? Забавно спорить о чём-то, когда ты можешь сказать максимум одно предложение.
-Да?
- Да.
- Заебись так. Диоген искал людей с факелом на площади, днём. А мы ищем смысл пустых сказок, в темноте, в дыму.
- Неплохо тебя взяло.
- Можно и так сказать. – Пытаясь сфокусировать взгляд, я улыбаюсь
- Ты мог бы написать о том, как ищешь тему.
- Ты мне предлагаешь создать фрактал?
- Не обязательно, в каком смысле?
-Ну, я напишу про то, как ищу то, про что написать, и тот чувак напишет тоже, потому что он придёт к тому же что и я, и так до бесконечности. Мы этого не увидим, но сможем с лёгкостью представить.
- Хах, ладно, но ты же напишешь?
- Да.
- Хахаха, ты бездарность редкостная, так иногда мне кажется, хотя, может у тебя есть огонёк?
- Зажигалка? У нас есть ещё трава?
Мы посмеялись, согласитесь, не смешно, ничуть. Но это было тогда не важно.
- Так что дальше? Напишешь о том, как страдаешь хуйней, и называешь это творческим процессом?
- Ну да, напишу. Мы же привыкли называть искусством борьбу за внимание. Как люди перекрикивают друг друга, кричат громче и громче, называют себя поэтами, писателями, творцами. Кричат, чтобы в них кинули парой лишних монет бедняки. Как прокажённые.
Затяжка, пара клубов дыма, пара мгновений ночи.
- А потом?
- А потом напьюсь.
Пепел упал в тёмную часть комнаты, и рассыпался искрами, провожая ночь.
Вставало солнце.
>> No.57018 Ответ
Вальмитрий спал много. Он любил спать, делал это любовно и старательно. Хорошие и глубокие сны кормили его в прямом смысле слова. Утром он брал тонкие салфетки, шпатель, вешал на шею подверёвленную банку, раскладывал старенькую стремяночку и лез под потолок соскребать оттуда густую ароматную и питательную субстанцию, порой напоминающую желе, а порой и крепкую сухую пастилу. Ел он её, намазывая на хлеб, с чаем, причмокивая. Продажу так и не удалось наладить из-за того что оттенки вкуса мало того что менялись от ночи к ночи, так ещё и каждому человеку казались индивидуальными. Но хлеб! Прекрасный домашний хлеб он всё-таки себе выторговывал в обмен у милой странноватой художницы, которая, видимо, увлекалась приготовлением оного и всегда имела излишек. Ей очень нравились на вкус почти все сны Вальмитрия. Так она говорила.

Альрина, так звали художницу, всю ночь пекла хлеб в видавшей виды газовой духовке. Сдирала со своей спины новый слой холодного липкого страха, не дающего спать ей по ночам, заталкивала шевелящуюся массу в форму и делала в неё несколько уколов разбавленных снов Вальмитрия. Жижа успокаивалась, светлела, а в духовке и вовсе приобретала нежные розоватые и бежевые румяные оттенки. Этот хлеб был единственным продуктом, который она могла есть. Порой с удовольствием, а порой, хотя бы не испытывая паники. Пару раз в неделю, набравшись смелости, приправив хлеб теми снами, что пахли малиной и горчицей, наевшись его до пощипывания на языке, она могла крепко заснуть на десяток часов.
Ей снилось небо.
>> No.57604 Ответ
Нет никакой странности в том, что за окном не горят фонари. Ночь, а на улице нет электрического света, и в домах вокруг не зажжено ни единой лампочки. Просто сейчас ночь. Сейчас настоящая ночь.
Во время обхода я остановился в одной из квартир и вышел на балкон. Закурил. В такие ночи луна светит по-особенному ярко, и во всем доме я один. Понятие самого «дома», кажется, выходит за пределы его стен, а где заканчивается моя территория, — я не знаю; нужды ходить в поисках границы я не имел.
Стоит тишина, которую нельзя назвать звенящей. Не стрекочут сверчки, никто не шуршит листьями на улице, но беззвучие будто бы все же заполнено чем-то, что движет его. Что движет воздух.
Лунный свет... не выглядит реальным, будучи столь ярким. Месяц будто бы нарисован бледно-зеленой акварелью. Пускай; я давно не придираюсь к небу; лишь бы было светло, — а света вокруг меня достаточно, словно сами поверхности стен, земли, небесной тверди излучают его, искусно рисуя разреженную темноту рядом для правдоподобности.
Я смотрю вокруг себя как в одно сплошное зеркало.
Сколько квартир в этом доме, и откуда-то ко мне приходят знания о каждой из них. Я хожу и словно
собираю чужую память, вытираю стены своей одеждой и впитываю ее пыль, и коридоры одинаковой длины становятся мне родными, в аналогично обставленных комнатах я будто прожил не одну жизнь.
Вот только жаль, что по ночам здесь действительно пыльно.
Облокотившись на подоконник у открытого окна, я выглянул на улицу. Никого, пустой двор. Все видно в деталях.
Я сжал в кулаке холодный окурок. Парой этажей выше открылась дверь.
>> No.57680 Ответ
Мы сидели, старательно жевали шоколад и запивали молоком.
- Джонни Фёст был бы доволен, - заметил я.
- Пошляк, - вздохнул Грим. - Молоко должно быть с ножами.
- А ты лезвие обмакни, - посоветовал я.
- Вот я сейчас кому-то обмакну! - рявкнул бармен, огляделся и, понизив голос, добавил: - Посвети, посвети холодняком у моей стойки, я не посмотрю, что ты при исполнении!
- К плохим шуткам мог бы и привыкнуть за столько лет, - пожал плечами Грим. - Ну что за паранойя?
- Был у нас в деревне один мальчик… - задумчиво протянул бармен.
Грим коротко хохотнул.
- У вас в деревне вообще живые мальчики остались? - поинтересовался я.
- Не знаю, - пожал плечами бармен, - я в любом случае уехал раньше.
Снаружи доносился шум: нечленораздельные вопли, топот и отдельные глуховатые звуки, в общем, кого-то били. Возможно, даже ногами. Я, видимо, слишком активно заёрзал на стуле, и бармен справедливо истолковал это как проявление беспокойства.
- Не обращай внимания. Каждый четверг одно и то же: придут, напьются, а потом выясняют, чьё кунг-фу круче.
- Toad style is immensely strong and immune to nearly any weapon, - пробормотал я.
- Do you think your Wu-Tang sword can defeat me? - тут же подхватил Грим.
- Во-во, - кивнул бармен, - только так друг друга и задирают. Главное, пока тут сидят — тише воды, ниже травы. И драться всегда на улицу выходят. Я -то только за — хоть мебель целой останется — но психи же натуральные, честное слово. Надоели хуже горькой редьки, не пускал бы их — да не за что. Платят исправно, другим не мешают. А снаружи, простите, не я за порядок отвечаю.
- Весело тут у тебя, - подытожил Грим.
- Куда уж веселее, - криво усмехнулся бармен. - Я скучаю по первым неделям, когда за весь день хорошо если трое зайдут. Да, чуть не прогорел, да, еле концы с концами сводил. Зато тишина и вообще благорастворение воздухов. Сидел себе, книжки умные читал, между прочим! А теперь… Тьфу. Тупею от всей этой суеты. На прошлой неделе вон ввалились двое — брат с сестрой, что ли — у обоих глаза выпучены, двух слов связать не могут, парень ещё и чумазый как чёрт. Кое-как успокоились, попросили позвонить отсюда. Ну, я дал им телефон, конечно — думал, может, скорую им надо. Парень номер набрал, трубку к уху приложил, послушал — и опять зенки выпучил, сеструху за плечи затряс, зашептал чего-то, у неё тоже глаза на лоб полезли. Они тут чуть ли не кругами бегали, всех переполошили, а чего да как — никто так и не узнал. Прыгнули в свою тачку — ржавая такая, разбитая — и умчались. И каждый день какая-то такая дребедень. Продам я бар, сил моих больше нет.
>> No.57684 Ответ
У нас разве нет подобного официального треда?
>> No.57690 Ответ
- Сколько? - Cпросил Длинный. Ветер колыхал его длинные патлы, и то и дело пихал их ему в лицо, от чего он постоянно заправлял их за ухо.
В ответ на его вопрос я пожал плечами.
- Ну сколько? Один раз, два, десять раз?
Мне было неохотно объяснять ему все тонкости поэтому я согнул безымянный палец и мизинец на правой руке и показал ему три растопыренных пальца, что должно было означать цифру три. Его энтузиазм поубавился, он был немного разочарован моим ответом. И вместо того чтобы дальше доставать меня дурацкими вопросами, облокотился о поручни подъемника и уставился на огромное пространство открывающееся с высоты орлиного полета. Долго наслаждаться тишиной не получилось. Затрещала рация, после чего из нее донесся женский голос:
- Дельта, говорит Радуга-Один, мы готовы к передаче, подключайте транспондеры. Я защелкал тумблерами на ржавом пульте, а Длинный поднес к лицу рацию и отчитался:
- Радуга, говорит Дельта, подключаем транспондеры, у нас все под контролем.
Из рации в его руке опять раздался, на этот раз немного раздраженный, голос девушки:
- Радуга-Один! Надо говорить Радуга-Один. Боже, неужели так сложно запомнить?
Длинный замялся, но быстро взял себя в руки:
- Да. Радуга-Один. Радуга-Один что ты делаешь сегодня вечером? Как насчет перекусить чего нибудь, со мной?
- Не засоряй эфир, солдат. Вы транспондеры подключили? А то у нас показывает что сигнал отсутствует.
Длинный повернулся ко мне и вопросительно посмотрел на пульт контроля. Все транспондеры были активированы. Я стукнул по пульту кулаком, на всякий случай, и тут-же пожалел, удар получился болезненный.
- У нас все в норме - произнес в рацию Длинный. - И кстати я не солдат. Ты не представляешь от чего отказываешься. - Слащавым голосом продолжил он подкатывать к голосу в рации, заправляя за ухо свои патлы. Как же меня бесит этот тупой дылда, так и схватил бы его за патлы и сбросил бы с подъемника прямо в зияющую под нами пропасть.
- Передай рацию инженеру! - Раздался из рации очень раздраженный голос девушки, я оказался не единственным кого Длинный выводит из себя.
Я взял у него из руки рацию, и высказал ей свое "фи".
- Ваших инженеров перевели на поверхность первым же эшелоном. Так что мы тут не плохо справляемся и без них. Думаю сейчас спустимся на девятый уровень и проверим показатели на общем пульте, потому что здесь кроме тумблеров не на что смотреть.
Длинный нажал на спуск, и подъемник медленно повез нас, от антенны, вниз к "гнезду", как прозвали врезанную в верхушку скалы здание местные умники.
- Ну и каково оно на поверхности? - вернулся длинный к своим дурацким расспросам. - Я слышал что изза гравитации в два Джы, первые месяцы пичкают лекарствами. Я вот пройду тут адаптацию и больше на орбиту ни ногой, не знаю что за романтика тянет тебя целых три раза возвращаться на эту летающую каменюгу, но я слышал что на планете можно неплохо устроится, особенно в городах, если привыкнуть к этой чертовой гравитации.
- Да, - усмехнулся я себе под нос. - Сам такое слыхивал.
Рация затрещала:
- Дельта, говорит Радуга-Один. Канал открыт, передача пошла. Хорошая работа. У меня для вас новые указания. Вы покидаете станцию Дельта. Спуститесь к второй ветке метро, там вас ждет автовагон до взлетной станции. Отправляетесь на луну М-Два. Поможете им наладить связь. Справитесь за пятьдесят четыре часа и нам не придется посылать туда инженеров, их и так тут сейчас на поверхности не хватает. У них туго с медикаментами так что берите все что может понадобится с Дельты. И еще пару ботов прихватите, они там жалуются на нехватку мужских рук. Удачи!
- Понял вас Радуга-Один. - Длинный рядом хмурил брови. До него только сейчас начало доходить что девушка которой принадлежал голос из рации сейчас на ходится где-то там на этой махине вокруг которой крутится наша маленькая луна.
>> No.57753 Ответ
Правильно ли я понял, что каждая глава должна обрываться на кульминации, чтобы на подогретом интересе читатель захотел перейти к следующей?
Если так, то, получается, локальная развязка должна быть в начале следующей главы?
>> No.57772 Ответ
Глаза открывались с трудом. Это неудивительно, учитывая что вчера на меня напала одна из самых сильных волн депрессии. Она настолько захлестнула меня, что я не вытерпел и начал рыдать как последняя сучка. Вчерашние засохшие слезы скрепляли мои глаза словно дешевый клей отечественного производителя. "Надо вставать, идти дальше, отдохнуть я успею и в могиле, пока черви будут пожирать мое тело изнутри". Как же я был рад моей вчерашней предусмотрительности, которая побудила меня поставить бокал с чистой водой на рядом стоящую табуретку, и в данный момент эта вода течет по моему засохшему горлу. Мой мозг выдает такое количество эндорфинов от простой чистой воды, которого я не получал даже с лучшими шлюхами этого сранного города. Вспоминая о шлюхах, поток странных мыслей подключился к моему мозгу, и мое сознание выхватывало вещи наподобие "Были ли они укушены во время очередного секса с клиентом?" В моей голове сразу всплыл образ шлюхи, застывшей в позе крюка, ведь так редко очередной клиент доводит ее до оргазма, и в то же время зомби втыкает свои желтые, прогнившие зубы в ее грязное и продажное тело. Концепция проста: ее мозг получает высшую степень удовольствия, которое доступно человеку, и в то же время она испытывает боль от потери куска своего тела. Что бы взяло вверх: удовольствие или боль?
Я шлепнул себя по щеке. "Если я буду и дальше забивать свою голову чухней, я не смогу выполнить все то, что я задумал сделать до конца своей жалкой жизни, и соответственно волны депрессии все так же будут накатывать на меня по вечерам, и мне все так же будет трудно вставать по утрам. "Цикл", как сказал бы человек профессии, пиар которой шел даже через федеральные каналы.
С огромным трудом мое тело встает с постели. Оно не слушается меня, оно хочет лежать овощем. В таком темпе я очень скоро стану как те люди за окном. Если не физически, то ментально. Хотя называть их "людьми" такая ошибка, на которую не решился бы даже тот преподаватель в моем сранном вузе, который был уверен что вел курс по структурам данных, хотя все чем он на самом деле занимался, было простой игрой с листами в LISP. Веселый был мужик, надеюсь он мертв. Но состояние которое я подразумеваю под "быть мертвым" очень мало похоже на то состояние, которые люди понимали под словом "мертвый", когда они еще не были в том состоянии, которое я имею ввиду говоря слово "мертвый". Если перевести мою логику, на логику более математическую, то я бы мог сказать, что состояние, под которым люди рассматривали слово мертвым можно назвать 'X'. Их мозг, который функционировал во времена, в котором зомби не существовало, был настроен принимать входящее слово "мертвый" только в перспективе состояния 'X'. Теперь они "мертвы", и находятся в состоянии 'X'. Но это не просто состояние 'X', а трансформация старого состояния 'X' в новое, скажем под действием анонимной-лямбда функции. Мой мозг, и мозги всех выживших после катастрофы,теперь принимают входящее слово "мертвый" в модифицированном состоянии 'X'. Для большей конвенции я бы назвал это новое состояние 'X' как 'Y'. В момент, когда все эти люи на улице были не под состоянием 'Y', то есть "живыми", их 'X'-настроенный мозг не смог бы понять состояние 'Y'. Для того, чтобы перестроить свой мозг на понимание состояния 'Y', нужно чтобы в твоем окружении это состояние появилось хотя бы как идея, потому что человек не способен понять то, чего даже не существует в виде готовой для употребления человеческим мозгом концепции.
Все эти мысли натолкнули меня на то, то я давно не выпускал семя из моих яичек. "Пора удовлетворить животные инстинкты" - в слух выговорил я. Я начал готовиться к краткому выходу наружу. Трусы, одежда, кевларовая защита для важных участков тела - все это было на мне через 5 минут. Я подхожу к двери,смотрю на дисплей мини-компьютера который показывает при помощи камеры наблюдения ситуацию на улице. Количество зомби на один квадратный метр было в пределах нормы, поэтому я открыл все 5 замков на моей двери немецкого происхождения, и вышел в подъезд. Открывая дверь на улицу, я сразу начал искать то, зачем я все это затеял: красивую и сисястую зомби для поебушек. Основная масса зомби не услышала моего выхода наружу, но пара уродов таки двинулась в мою сторону. Мне достаточно повезло тем, что среди тварей которые медленно шли ко мне, была моя цель: достаточно красивая для зомби-мира девушка. Намордник был мною надет на ее голову после того как я к ней подбежал. Перекинув ее через плечо, я пошел домой. Она была положена мной на кровать, как только я, закрыв дверь в подъезд, зашел в квартиру. Девушка мгновенно встала с кровати и пытаясь прокусить намордник бросилась в мою сторону. "Не так быстро, дамочка!" улыбнулся я ей, хватая веревку и связывая ей ноги и руки. Сучка была готова к своему оплодотворению все еще живым человеком.
Мне нужно было как следует завести свой половой аппарат для получения максимального удовольствия, и с этой целью я повернул ее на живот, снял ее окровавленные и грязные шортики , и начал ладошкой бить ее по зомби-булочкам. Девушка начала злиться и пытаться меня укусить еще сильнее, что начинало меня сильно заводить. Я бил сильнее и сильнее, в то время когда уровень ее злости и голода при виде потенциальной еды все так же нарастал. Все дошло до того, что часть ее заднего прохода порвалась от слишком сильного удара мой ладони. Я не мог больше терпеть и снял свои штаны чтобы мой стоячий половой член не упирался так сильно в ткань, что конечно же было больно. Трусы были сняты сразу же после штанов. У меня было 3 выбора начала половых приключений: рот, вагинальное отверстие, анус. Мое решение начать со рта требовало больших усилий для удачного выполнения, но я был так сильно возбужден, что любые трудности на своем пути только с большей силой заводили меня. После того как я достал плоскогубцы из сумки с инструментами, мое сознание и тело начало вытаскивать зубы из ее окровавленного человеческим мясом рта. Вытащив все её зубы и вытерев её лицо мокрым полотенцем, я потянулся к шкафчику в котором лежало сделанное мною устройство для зомби-минета. Само устройство было сделано в основном из проволоки и механизмов из шестеренок. Его предназначение было достаточно просто: одетое на обезубленную голову зомби, она позволяло закрыть зомби рот только до определенной границы. Это позволяло вставить в рот голодного зомби свой половой член, не давая ему прищемить ваш член своими деснами. Хоть я и делал этот механизм исключительно для себя, моя предусмотрительность не позволила мне сделать его по размер только моего члена: в боку устройства можно было настроить нужную длину, что позволяло сунуть в рот мертвеца член любой ширины: от ребяческого окурка, до взрослого и зрелого огурца.После того как я одел эту штуку на девушку, мой таз начал двигаться поступательными движениями. Я бы не сказал что зомби вело себя как то по другому, оно все так же хотело меня сожрать. Я бил девушку по лицу, но это не добавило ей злости, поэтому я оставил усилия завести себя еще сильнее, и просто сжав в руках ею голову продолжил доводить себя до оргазма. Перед самым окончанием орального секса, я вынув своего друга из ее рта, обрызгал ее лицо своим теплым и липким семенем. Его было так много, что оно практически полностью покрыло лицо зомби-девушки. Семя залило её обезжизненные глаза, оно было на её волосах и на лбу. У меня было два 3 варианта продолжения событий: я убиваю ее прямо здесь и сейчас, обмазанную моими потенциальными детьми, или продолжаю пробовать ее 2 оставшиеся дырки своим членом, либо же закрываю ее в шкафу до лучших времен. Голова девушки лежавшая на полу, отрубленная моим топором, указывало на то, что я выбрал первый вариант. Осеменение было завершено.
>> No.57810 Ответ
>>57753
Тред для одиночных записей же.
>> No.57997 Ответ
- Молодой человек у вас сознание протекает!
Продавщица многозначительно уставилась на мою голову, успокаивающе поглаживая переспелый арбуз. Почему она назвала меня молодым человеком?
- П-п-а-а-к-к-е-е-т-т п-п-р-р-о-о-т-т-е-е-к-к-а-а-е-е-т-т, - в четырехкратном замедлении повторила продавщица. - М-о-л-л-о-о-о-д-д-д-д-о-о-о--о---о-... - время остановилось и продавщица так и зависла, не закончив свою мысль. Ее искусственные кудри замерли в неестественном положении из за неожиданного порыва ветра. Чайки зависли над океаническими течениями, недокричав свои надоедливые песни. Самолеты застряли где-то между облаками и нулевой гравитацией. А жирная муха только что накакавшая на чистый прилавок, зависла в воздухе в попытке умчатся от справедливого гнева продавщицы. Весь мир замер.
Я выбрался из магазина через пустой дверной проем. Хотя я был уверен что когда заходил в магазин, дверь была на месте. И это была не единственная странность. Разве когда время останавливается, все не должно стоять неподвижным? Тогда почему черт побери с деревьев спадает листва! И это посреди лета. Кто-нибудь может меня просветить что за театр абсурда тут происходит? Я выразительно шмякнул, с размаху, о тротуар пакет с покупками, за которые я так и не заплатил. После столкновения с асфальтом, продукты в состоянии полураспада зависли в паре сантиметров над землей. И до меня еще дошло что добираться придется пешком, из за того же дурацкого время-стопа. Да именно так я назвал это удивительное природное(ли?) явление.
Я почувствовал какую-то легкость в пояснице. Состояние схожее с тем что чувствуют космонавты в космосе. Я конечно же в космосе не бывал, но зато раньше часто летал во сне. Так что тоже как бы немного знаком с предметом. Мои ноги глупо болтались в воздухе над проваливающимся вниз тротуаром со всей прилегающей к нему улицей. В паре метров над землей я услышал неприятное жужжание, и сразу посмотрел в верх, туда откуда оно исходило, и куда я по видимому направлялся. Надо мной, закрыв собой солнце, странно вибрируя висел непонятный аппарат. Слово "непонятный", я использую только чтобы не обидеть персон придерживающихся определенных взглядов. Мне то сразу все стало понятно - это было самое настоящее эн-эл-о. Именно. Эн-эл-о, из под брюха которого, прямо мне в лицо светил похищающий луч. Получите распишитесь, неверующие. Вот почему в век наблюдений и телефонов с камерами, их фотками не заполнен интернет. Остановка времени! Это же так просто, почему до этого никто не догадался! Ай вант ту былив!
Так вот куда исчезают люди которые отправились в магазин, и их больше никто не видел. Черт. Быть украденным какими то инопланетными чурками прямо посреди бело дня, прямо посреди города, прямо посреди похода в магаз, прямо посреди... Уверен никто даже не заметит. Я пожалел что шмякнул о тротуар пакет с покупками, - надо было бросить его прямо им в их инопланетные рожи! Пролетая рядом с голой кроной дерева я ухватился за ветку. Легкость в пояснице сменилось неприятным покалыванием. Толи ветка оказалась достаточно крепкой, то ли из за время-стопа(да, теперь это официальный термин) ньютоновская физика сменилась каким то квантовым убожеством, снизу послышался страшный треск - из за того что я тянул за ветку, асфальт рядом с деревом треснул. Трещина треща пошла по улице, второй же ее конец перебежав тротуар полез на соседнее здание, из нутра которого донесся страшный грохот разрываемых кирпичей, и обваливающихся потолков. Я продолжал крепко держаться за ветку. Пусть эта трещина хоть всю планету разорвет к ебеням, я не дамся в руки этих любителей анальных зондов с их экспериментами.
Я почувствовал поясницей как похищающий луч ослабил свою хватку. Эн-эл-о включило маневровые и дала деру куда то в высь. Время начало восстанавливать свой ход, но было уже слишком поздно. Одновременно, оглушительно взревели всевозможные сигнализации и сирены. По улице пробежалась сильная дрожь. Издалека доносился грохот обрушивающихся зданий. Трещина становилась расщелиной. Расщелина становилась пропастью, из которой из недр земли, валил раскаленный ядовитый воздух, вместе с расплавленной магмой. Я висел на дереве как шашлык на гриле. Похоже, не без посторонней помощи, я действительно разорвал напополам эту чертову планету. И в этот миг я почти был готов оказаться, далеко отсюда, на борту инопланетной лаборатории, с зондом торчащим из моей задницы. От слова "почти".
Последняя мысль почему то была про колонизацию марса...
...
К счастью у этих ублюдков, оказался какой то защитный механизм от темпоральных парадоксов, или что это за херня только что произошла. Послышался громкий хлопок как будто вселенную засосало назад в протосостояние. И я оказался на несколько минут раньше перед продавщицей размазавшей только что по прилавку жирную муху... Когда я всем рассказываю про свой опыт похищения инопланетянами они смотрят на меня как на придурка. Да сами они придурки! А врач списал все на микроинсульт, и он сделал это с такой надменной миной, как будто от этого его дерьмовая теория станет хоть на грамм правдоподобнее. Иногда я все еще замечаю их корабль пытающийся спрятаться вдали за зданиями, холмами или облаками, но они больше со мной не связываются, слишком дорого обошлась им единственная попытка моего похищения. Но я не стал одним из тех сумасшедших в шапочке из фольги. Я продолжаю вести разменянный образ жизни. Иногда я могу постоять рядом, или походить за кем то кого эн-эл-о задумало похитить, зная что они, из за меня, не приблизятся и на сотню метров. В общем я немало крови попортил этим уродам, и спас немало народу от анального знакомства с ними. Пусть знают что со мной лучше не связываться!
>> No.58000 Ответ
>>57680
>>57690
Почитал. По мне — выглядит весьма неплохоо, как отрывки из полноценной книги.

>>57997
Тоже понравилось. Весело.

> ньютоновская физика сменилась каким то квантовым убожеством,
ээ слищ! ты палехчи с этим, да?!
>> No.58211 Ответ
Я с ностальгией вспомнил с каким восторгом в первый раз ехал Капитал-экспрессом по всей ветке между двумя столицами Предтечи. Хотя тогда он действительно был экспрессом, и не останавливался на любом полустанке чтобы подобрать или высадить всяких туристов. Железнодорожная ветка, когда-то по дикой, не обхоженной местности, сейчас по всей длине обросла расцветающими городками с мелкой культурной движухой. Но все еще величественные виды уже были не способны отвлечь меня от сна застрявшего в одном глазу, под аккомпанемент мерно постукивающих по шпалам колес вагона. Не знаю сколько времени я кимарил, чуть ли не пуская слюну. Но сонность отсупило к моменту, когда напротив присела фигуристая эльфийка которая как будто только что сошла с обложки "Капитал-Клуб", журнала который я чего уж греха таить "почитываю" от случая к случаю(намного, намного чаще).

По пути из уборной она решила не возвращаться на свое прежнее место и присела поближе к нам. Про уборную я догадался по легким ноткам знакомого запаха мыла которое я встречал только в поездах. Мой детективный ум часто выдает мне кучу изредка нужной, но обычно бесполезной информации. Эльфийка, которую после последних резолюций Совета Предтечи называть так не очень корректно, находилась возрастом гдето между цветущей девушкой и аппетитный мамашей. Ее длинные золотистые волосы были спрятанны под грязноватого цвета платок, хотя пара непослушных локонов болтались вырвавшись наружу. Фарфорная кожа. Гипнотические голубые глаза без страха тенились под большими светловатыми ресницами. На ней было ничем не примечательное простецкое платье, не способное скрыть эту ягодку своей безвкусицей. Она посидела немного молча, держа ладони на коленях. Потом обратилась к моему товарищу:

- Гельмер? - неожиданно спросила девушка. Ее чистое произношение еще не предвещало того травмирующего опыта который она мне обеспечила.

- Дальше, - чуть погодя буркнул он, - Скрой и Дальний-кордон, да и Гельмер тоже, и Белый-Кордон. - Мне показалось что он продолжит перечислять веси своей родины, но он вдруг запнулся.

Она начала с увлечением обсуждать с ним чудесный уклад гельмерских поселений, но я не буду приводить здесь ее слова, потому что из ее симпатичного ротика выходили слова режущие мой нежный слух, безукоризненным бербекским говором. Услышать это здесь, из этих прекрасных уст я точно не ожидал. Товарищ услышав свое родное наречие пришел в неописуемый восторг. Давно его таким не видел, он забыл про все на свете, беседуя с ней на повышенных тонах, на своей, оскорбляющий слух любого цивилизованного человека, гномьей речи. Девушка явно на него запала. Я сейчас припомнил что замечал пару раз как она смотрит в нашу сторону, и быстро отводила глаза чтобы не спалится. Ну что-ж' о вкусах не спорят. Хотя высокой, из светлых эльфов, женщине, интересоваться мелким, ей по пышные груди, гномом... Мягко говоря не привычно.

К нам подошла еще одна девушка. Из людей, с нотками эльфа, более классической красоты, мой типаж так сказать. И обратилась к эльфийке. Я не смог разобрать что она тихо ей сказала. Но по виду можно было догадаться что она недовольна тем что та пересела к нам не предупредив ее. Эльфийка чуть засмутилась:

- Извините я не представилась. - сказала она с идеальным столичным произношением, видимо потому что обращалась еще и ко мне, хотя до этого меня будто совсем не замечала. - Я Юнна, а это Заря. - представилась она взяв подошедшую за руку. Оба имени гильмерские, такие же как и мой низкорослый друг.

Мой приятель смутился еще сильнее. После неожиданной смены с бербекского на столичный:

- Я Мидан, это Вениамин. - Представил он нас перепутав наши фальшивые имена.

- А разве Мидан это Гельмерское имя? - бестактно удивилась подошедшая Заря. Мой приятель покраснел и запыхтел, он не был готов к такому допросу, хорошо еще что он придерживается прикрытия и не выдал наше настоящие имена. Я уже был готов посоветовать ему пойти глотнуть свежего воздуха но он сам успел взять себя в руки:

- Мои родители были купцами, и восхищались чужими культурами. - Такого поэтического самопала от него я никак не ожидал. Браво. Я хлопал ему про себя в ладоши. Этого он явно у меня набрался. Как же тут не загордится.

Заря без приглашения перешагнула через ноги Юнны и села к окну, напротив меня. Мой товарищ, встав, попросил всех на минутку его извинить и отправился в уборную. Юнна восприняла его вынужденное отлучение по своему, как какойто сигнал. Она тоже попросила себя извинить потому что ей надо освежится. И сняв с головы платок, и распустив по плечам прекрасные шелковые локоны, взволнованным шагом отправилась за низкоросликом. Даже не знаю радоваться за него или завидовать.

- Долго же они освежаются. - С заговорщической улыбкой, обратилось ко мне Заря, через несколько минут неудобного молчания. Я пытался отмахнутся от картин которые рисовал мне разум.

- Сигарету? - предложил я приоткрыв чуть окно, и поднеся ей свой порт сигар с дамскими сигаретами "Капитал-Премиум-Лайт". Было задуманно что они помогут мне бросить курить. Но на деле, перелез на них с более тяжелых и вот застрял уже четвертый год. Заря взяла одну но видимо сама не знала зачем. Я по джентльменски поднес ей огниво, не упустив возможности оказаться неуместно близко к ней пока зажигал ее сигарету. Черт еще не вечер, возможно мне тоже перепадет, успех друга не давал покоя, и душил немного, белой завистью конечно. Заря сперва закашлялась, но быстро освоилась.

- Мм-м-м. Какие приятные. - Воскликнула она и выдохнула дым, через губы-трубочкой, в приоткрытое окно.

- И очень вредные. - Без намерения передразнивать, но в том же тоне ответил я. Мои слова сразу изменили ее отношение к сигарете. Она резко выбросила ее в окно, как что-то очень ядовитое. И посмотрела на сигарету в моей руке так, будто сейчас вырвет ее и отправит в окно вслед за первой. Я как джентльмен потушил свою и положил обратно в порт сигар.

- Они очень дорогие,- пояснил я. И быстро добавил, - но мне давно пора бросить, - когда встретив ее неодобрительный взгляд.

Наши приятели закончили свои, по догадкам, аморальные приключение в туалете, и присоединились к нам. Оба сильно посвежевшие. Низкорослик был свежее свежего огурца. Розовые щечки взъерошенные волосы помятый дорогой камзол и рубашка, c огоньком в глазах и уверенностью в голосе. Юнна выглядела по опрятнее, видно что для нее это было не впервой. Она позвала свою подругу назад на прежние места.

- Что-то не так? - Спросила Заря. Ей там явно было скучно и хотелось еще здесь посидеть. Она уже успела попробовать сигареты, и было любопытно что еще может предложить такой джентльмен как я.

- Да все так, - ответила Юнна, и не удержавшись рассмеялась, заговорщически. Заря тоже засмеялась, и вскочив отправилась с Юнной на свои места перешептываясь и хихикая. Им нужно было немного личного девчачего времени и пространства чтобы обсудить свои девчачие впечатления, не исключено что и то что произошло в туалете. Что абсолютно не волновало моего довольного приятеля. Пара пожилых женщин, которые догадывались обо всем о чем только можно было догадываться, смотрели им в след с осуждением. Я же с тоской и чувством незавершенности.

- Не беспокойся так, - успокоил меня мой друг заметив мой взгляд. - Я пригласил их вместе перекусить, когда сойдем с поезда. На душе появилось тепленькое чувство, возможно сегодня мне еще перепадет...
>> No.58328 Ответ
>>58211
Немного раздражает "эльфийка" и "гномиха" в поезде, ну понимаешь, это ещё в новый сеттинг въезжать. Курение, опять же.
В остальном, мило и хорошо написано, 9 из 10 по стилю.
>> No.58336 Ответ
>>58328
Спасибо за критику. Но если можно по подробнее пожалуйста. Как я понял, фэнтэзийщина раздражает из за неожиданного появлении в тексте, вываленное на не подготовленного читателя? Смягчила бы дискомфорт подсказка которая бы намекнула на сеттинг? Например описание поезда снаружи, и факт что он сейчас проезжает через озерную местность где по аналогии с лохнесским чудовищем, ходят слухи что еще обитают гидры(подводные драконы)? Или же раздражает любое упоминание фэнтэзийщины?

Также насчет курения, раздражает само упоминание курения? Или тот факт что курит именно гги его история курильщика? Спасло бы более слезливая история про то как его втянули в курение, изза необходимости быть принятым в высоких кругах, в джентльменских клубах в которых невелики шансы завязать нужные связи, если не дымишь как паровоз?
>> No.58341 Ответ
>>58336
Мне кажется, слишком много новой лишней информации для короткого рассказа. Почему именно эльфийка (И раз уж это мир типа властелин колец, поезд не в тему, а если нет, нафиг там нужны эльфийки вместо привычных самок человека?), какой ещё "Капитал-Клуб", что за "Капитал-экспресс"? Почему названия в фентези-мире английские? Какая "Предтечь", что за детективный ум, он детектив? Почему дальше про это нет? Что за "резолюции совета предтечи".... too much of бесполезной инфы, которая оказывается ни при чём в дальнейшем повествовании. Тем не менее, даже с этой инфой читается легко и непринуждённо.
>> No.58346 Ответ
>>58341
Видимо переоценил свой слог и ум. Названия, намекающие подсказки. Капитал - подразумевает столицу. Капитал-Клуб - столичный журнал для мужчинс "порно-эльфийками". Капитал-экспресс - скорый поезд между двумя столицамискажем южной и северной объеденного фэнтэзийного государства под названием "Предтечь"Намек на временное состояние государства. Английские слова с латинскими корнями, как наиболее засветившиеся в разных языках в качестве хайповых и ассоциирующихся с понтами и цивилизацией. Фальшивые имена и детективный ум - намек на некое задание и секретность, и возможная завязка для следующей части. Цель всего лишнего - заинтриговать миром. Прием - закрутить большое в маленькое. Кусочек большого мира в маленький, относительно законченный, сюжет. Но видимо в конце неизбежно чувство недосказанности и обманутых ожиданий.

Хотя, процесс мне понравился, но подход нужен намного более основательный. Надо найти наиболее широко известную и глобалистскую субкультуру, и спроецировать ее на какой-нибудь другой культурный феномен. Например "Место: Колония на Марсе в миллион человек. Группа изучения библии. Завязка: Какой-то чувак начинает тянуть участников группы на свою сторону, и создает внутри секретную группу сатанистов поклоняющихся Ктулху, и практикующюю человеческие жертвоприношения". Если получится будет хороший вин. Надо подсунуть идею врагам, потому что я слишком ленивый для больших свершений.
>> No.58372 Ответ
Вдоль болот покрытых туманом, разнесся плаксивый и леденящий душу крик. Алистер, оправил сюртук и несколько лениво вскинув пистоль покачал ей, подав знак спутнику он аккуратным шагом, стараясь не издавать лишнего шума двинулся вперёд. Чуть поодаль, от Алистера, молчаливой тенью следовал верный арап Мустав. Тёмная кожа его, была изсщерплена язвами и шрамами, тело истощало от долгого путешествия, но в глазах, ярким огнём горела ненависть. Мустав знал ради чего живёт под тусклым небом старого света и сейчас, смысл его жизни был близок как никогда. Ноздри Мустава расширились, дыхание участилось, а правая рука нервно стискивала ятаган, со стороны о был похож на волкодава, что учуяв запах крови, предвкушал как настигнет и разорвёт свою жертву. Алистер же выглядел спокойней, только едва уличимое подёргивание века, выдавало волнение молодого охотника. Это было его второе странствие и многое ещё оставалось не решённым. Сны в которых он вновь и вновь видит как отрубает ударом палаша, рыжеволосую голову девушки. Её кровь бьющая из артерии снова и снова забрызнивает черный камзол с серебрянным орнаметром, а затем смех. Дьявольский смех убитой, заставляет проснуться Алистера.
Плач снова раздался, на этот раз уже совсем рядом....
>> No.58517 Ответ
Зэбрэйвестгёрлинзэтаун плюнула в ладони, потерла их друг о дружку и схватив топор с размаху отправила его прямо в ствол ближайшего дуба. Пардонемуа подбежал к ней с неловкостью преодолев последнюю пару шагов, и приблизившись совсем в плотную повернулся в сторону топора:
- Один, два, три, - торжественно считал он шаги, размашисто ковыляя к дереву, - тридцать-один, тридцать-два, - закончил он обхватив дерево своими худющими руками. - Зэбрэйвестгёрлинзэтаун забросила на тридцать-два, а Ивашка забросил на... - Пардонемуа сделал паузу, бросив взгляд на оборот своей левой ладони где он расцарапал старым гвоздем цифру девятнадцать чтобы зафиксировать результат, было больно но он героически стерпел. - Ивашка Девятнадцать! - произнес он на полтона выше. - Титул "Медвежьей тени" достается Зэбрэйвестгёрлинзэтаун! - Пардонемуа неуклюже подбежал к ней, и надел ей на голову церемониальный головной убор из веток и грязи.

Ивашку мало волновало собственное поражение. Он чувствовал себя как некогда глупым, пытаясь подобрать слова чтобы заговорить с Зэбрэйвестгёрлинзэтаун. Трудно подобрать слова когда в голове звучит пьянящая мелодия любви, а перед глазами мелькают яркие образы того как он обнимает ее и целует, и они женятся, и заводят толпу детей, и живут счастливо до глубокой старости...
По традиции, чтобы закрепить за собой титул, Зэбрэйвестгёрлинзэтаун теперь должна отправится в лес и голыми руками задушить медведя, и принести его голову в качестве доказательства. Она издала короткий крик, вырвав топор из ствола дерева, и уверенным шагом отправилась прямо в лес:
- Оружие запрещено! - Неуверенно крикнул ей в след Пардонемуа. Но она всеголишь сплюнула, показав свое неуважение и презрение.

Ивашка подумал что это скорее всего его последний шанс чтонибудь прокричать и быть ею услышанным, потому как последние несколько героев так и не вернулись из леса, и старому выжившему из ума сапожнику деду Чумазандеру, приходилось каждый раз возится с изготовлением нового церемониального головного убора, к лепке которого он относился со всей серьезностью.
Пардонемуа положил Ивашке руку на плечо:
- Не грусти парень. У тебя жизнь еще в переди, еще успеется стать и "Медвежьей тенью", и много чем еще. - Пардонемуа выдержал тактичную пауза, - А давай со мной к Сисястой-Дарии, с меня кружка медовухи.

В пивной кроме ленивых мух никого небыло. Слишком рано, и посетители еще не успели подтянутся. Ивашка с грустью потягивал очень несвежую медовуху, задумчиво уставившись на впечатляющие груди хозяйки заведения. Пардонемуа похлопал его по плечу:
- Поверь мне, эта прокисшая медовуха и вид сисек Сисятой-Дарии помогут забыть любые печали. - Пардонемуа, поняв что сказал это немного в рифму, аж засиял от гордости. Он даже удивился что эта правдивая рифма не пришла к нему раньше, скорее всего из нее может получится неплохой сельский мем, для посвященных так сказать. Ивашка и правда почуствовал себя лучше, массивные сиськи, колыхающие и подпрыгивающие подчиняясь удивительным законам физики пока хозяйка протирала бокалы грязной тряпкой, вселяли покой и умиротворение.

В это время в пивную зашли еще два героя. Они уселись за дальний столик что-то живо между собой обсуждая. Один из них казался Ивашке знакомым, но он не смог вспомнить откуда, - высокий, плечистый, с накинутой на плечи медвежьей шкурой. Ох уж эти модники, подумал Ивашка. Второй не такой внушительный в сравнении с первым, но жилистый и с шрамом через все лицо. Сисястая-Дария необычайно быстро оказалась рядом с их столом, обычно приходилось ждать даже после того как она тебя заметит, наверное таким образом она показывала кто тут альфа самец, ну или самка в данном случае. Но в этот раз она оказалась удивительно обходительной и учтивой. Когда она поставила перед каждым по полному бокалу, Ивашка услышал как кто-то из них сделал в полголоса какое-то замечание и сразу после этого пивная залилась горластым гоготаньем Сисястой-Дарии. Пардонемуа слегка ткнул Ивашку локтем в бок, и кивнув в сторону хозяйки покачал головой:
- Какая удивительная женщина, какой редкий смех. - Мечтательно протянул он.

Ивашка погрузился назад в печальные любовные думы. С утра он так и не признался в своих чувствах только что встреченной Зэбрэйвестгёрлинзэтаун, и вот сейчас сиськи Сисястой-Дарии колыхаются уже не для него, а для когото из этих двух верзил, или возможно для обоих сразу. Найдет ли Ивашка когданибудь свою настоящую любовь. После несколько кружек, медовуха вдруг пошла поприличнее. Сисястая-Дария принося очередную полную кружку, вдруг споткнулась на ровном месте и повалившись на пол прямо посреди пивной, начала биться в конвульсиях, пуская пену изо рта.

Ивашка уже прилично надрался, но не смотря на это, его мозг вдруг сделал логический кульбит, соединив все точки которые все это время были у него перед глазами. Как будто он ожидал что нечто подобное случится, но на каком-то подсознательном плане. А теперь когда это случилось, подсознательные подозрения стали чемто вещественным. Ивашка вспомнил плечистого, это богатырь с равнины. В последний раз он слышал про него что тот подавился на конкурсе поедания блинов на масленицу, и умер заняв первое место. А если ты видишь разгуливающих живых мертвецов, то где-то рядом обязательно найдешь некроманта. Ивашка вдруг вспомнил что заметил что у лица со шрамом(как про себя Ивашка обозвал жилистого) на шее болтался странный оберег. Таких оберегов он раньше не встречал, это даже скорее такой тотем. Пока Ивашка детективничал, жилистый подошел к бившейся в конвульсиях Сисястой-Дарии и начал громко ворожить, делая над ней эффектные пасы руками. Сисястая-Дария затихла, потом не спеша встала на ноги. Ее побагровевшая кожа и выцветшие зрачки выдавали в ней мертвечину, даже ее груди теперь двигались как-то зловеще.

- Где я могу найти девку. - Громко спросил у нее некромант. Она подняла руку и указала на столик за которым стояли Ивашка с Пардонемуа. Ивашка услышал журчание стекающей на пол струи, которую пустил онемевший от страха Пардонемуа. Колдун протянул руку в сторону Ивашки и громко произнес колдунство:"Алигиеро елерго мортис". Ивашка хотел улыбнутся, так как был знаком с латынью и понимал что эти слова полная чушь, но вместо этого схватился за сердце и задрыгал ногами. Последнее что подумал Ивашка, это какой негероической смертью ему суждено умереть, пьяным, поверженным какой-то позорной абракадаброй. Пардонемуа рядом, за компанию, решил прикинуться мертвым. Первое что Ивашка заметил после этого, это то что на улице опустились сумерки, как и в помещении, надо было вглядываться что-бы разглядеть что-то вокруг себя, так вот оно каково быть живым мертвяком. Но что-то всетаки было видно очень хорошо, и это был его Господин и Хозяин прямо посреди комнаты, великий маг-некромант которому он, Ивашка, всем своим мертвым существом желал служить. Хозяин вгляделся в мутные глаза Ивашки и отдал ему приказ:
- Принеси мне девку. А я пока что останусь тут и немного поразвлекусь.
Ивашке было важно каждое слово которое выходило изо рта господина. Он необычайно выверенным, точным шагом вышел из пивной, отправляясь за Зэбрэйвестгёрлинзэтаун, и размышляя над тем что же всетаки господин имел в виду под словом "поразвлекусь" - обратить всю деревню в зомбаков, или понекрофильствовать с Мертвой-Сисястой-Дарией. Так же ему пришло в голову что все не так уж и плохо обернулось. Да, конечно он теперь стал мертвечиной, и это паскудно. Но с другой стороны если он поторопится то до темноты сново увидет Зэбрэйвестгёрлинзэтаун, и теперь застенчивость не будет ему мешать признаться ей в своих чувствах. Да у нее есть топор, но в нынешнем состоянии существует большая вероятность что он сможет без проблем поживать жизнью мертвечины даже после потери пары тройки частей тела. А самое главное это конечно же некромант, разве есть что-то более прекрасное на свете чем служить своему солнцеликому, несравненному хозяину, и выполнять все его приказы. Ивашка встал носом по ветру, и взяв след Зэбрэйвестгёрлинзэтаун пустился в галоп через гущу леса. Ветки хлистали его по тупому, мертвому лицу, а ветерок весело свистел в волосах. Всетаки он раньше ошибался, и такая смерть вполне себе ничё так...
>> No.58750 Ответ
>>58372
Давай продолжение
>> No.58781 Ответ
Очередное задание. Снова какой-то псих не может удержать в голове своих демонов. Преодолевая усталость, медленно поднимаюсь по серому ободранному подъезду, по пути натягивая чёрные перчатки. Нахожу нужную дверь. Сердце бешено колотится, ноги хотят бежать отсюда, но я удерживаю себя на месте. Круговерть мыслей в голове сбивает с толку. Собрав всё свою волю, рывком открываю дверь и запрыгиваю внутрь. Вместо ожидаемых ужасов внутри оказывается золотистый лес. Вокруг стоят невысокие деревья со светлыми, почти белыми, стволами и листьями разных цветов от желтого до алого. В воздухе ощущается запах прелой листвы. Слышна лёгкая, переливающаяся музыка. Беспокойный разум постоянно подкидывает образы опасностей, не давая расслабиться. Осторожно ступаю на дорожку из плоских светло-серых камней которая, извиваясь между деревьев, выводит меня на поляну. В центре ней стоит письменный стол, выточенный из цельного пня. За ним на стуле сгорбившись, сидит парень в чёрной, никогда не стиранной рубашке. Чёрные засаленные волосы с колтунами касаются стола самыми кончиками. Тихо встаю рядом, пока он рисует. Будто что-то почувствовав, он вздрагивает, и разворачивается, вжимаясь в кресло. Его дрожащий взгляд хаотично бегает по мне.
Оглядываю волшебный лес в поисках опасности. Странно, но всё спокойно. Страх начал исчезать, уступая место привычной усталости. Правильно ли я делаю? Всё прошлые жертвы создавали исключительно монстров, а этот лес является чем-то прекрасным. К чёрту сомнения, я не знаю что у него в голове. Крепко беру его за левое запястье. Несмотря на кажущееся напряжение, легко отрываю руку от подлокотника. Осторожно достав из кармана бритву, делаю пару порезов, пачкая свои перчатки кровью. Аккуратно кладу бритву на стол, пока парень медленно сползает на землю, истекая кровью. Он даже не сопротивлялся.
Лес начинает меняться. Исчезает музыка, деревья становятся будто бы картонными декорациями. В местах, где мои ноги касаются земли, проступает замызганный, поеденный молью ковёр. Наваждение постепенно рассевается, обнажая убогую однушку.
Беру стопку рисунков со стола. Начинаю быстро проглядывать их, выбрасывая отсмотренные. На картинах золотой лес от которого веет спокойствием и счастьем. Вдруг попадается портрет очаровательной светлокожей девушки с рыжими волосами. Уже хочу выбросить и его, но в памяти всплывает что-то похожее. Портрет точно мне знаком. Надо идти. Расслабляю руки, роняя стопку рисунков на мёртвое тело. Жаль парня, за что ему этот ужасный дар?
Медленно иду к выходу, раздумывая о портрете. Проходя мимо зеркала замечаю сходство себя с рисунком. Развернувшись, быстро бегу обратно за картинкой. Снова стою у зеркала тяжело дыша, глаза бегают с портрета на отражение, сравнивая каждую мелочь. Цвет волос, черты лица, глаза, всё совпадает. Да это же мой идеальный портрет. Лицо на рисунке излучает счастье и спокойствие. Такой я могла бы стать в золотом лесу, благодаря фантазии парня. Отражение в зеркале становится мрачнее, последние остатки воли исчезают. Сил не хватает даже на то, чтобы сфокусировать взгляд. Медленно лезу в карман за вторым лезвием.
>> No.58784 Ответ
Каждая мышца ноет, а ноги совсем не держат и норовят подогнуться. Тонкое одеяло и соломенный матрас на полтора пальца толщиной, в комнатке - пол которой и есть кровать. Ни окон, ни лестниц. Ни чердака, ни погреба. Несколько деревянных полок по стенам и потолок, в который легко упирается взрослый человек. Деревянные полы коридоров стоптаны босыми ступнями, стены исцарапаны и выскоблены. Если их раз в пару дней не скоблить, начинает нарастать плесень, а от неё бывает очень тяжело дышать.

Наше утро начинается одинаково. Десять ударов в чугунный колокол, укрепленный во внутреннем дворе Обители, звон которого шумно носится, мотаясь от стены к стене. Ты вскакиваешь с матраса, пропотевшего за ночь насквозь, и выбираешься в коридор, встав у двери. На тебе нательное бельё, ушитое, все в заплатках, кое-как прикрывающее бледную кожу, смотришь на ладони, покрытые маленькими язвочками. По лестнице снизу уже поднимаются Врачи и их плавные движения завораживают. Длинные плащи, с треугольными знаками Церкви Ороса-Спасителя, обвязанные тонкими белыми лентами манжеты белых рубах, очень прочная и надёжная обувь с высокой шнуровкой, маска из плотного материала, скрывающая лицо и глаза за затемненными линзами. Они несут нам лекарство, вон оно – плавно колышется в большом, оплетенном бутыле зелёного стекла, который за врачами несёт верзила-надсмотрщик в накидке с капюшоном. Видно, как на другой стороне двора проснувшиеся тоже выстроились и к ним поднимаются такие же фигуры в плащах.
- Каждому пять капель,- раздается глухой голос из-под маски. - Сегодня много дел.

Длинные стеклянные трубочки с выскобленным рыбьим пузырем на одном конце, маслянистая, желтая жидкость лекарства и все замирают у своих дверей, в томительном ожидании, успокаивая мелкую дрожь в руках. Шагающий первым Врач разжигает кацею с травами, белый пряный дым щекочет ноздри и виснет в воздухе, даря легкое головокружение. Это утренний ритуал Прощения, врачи Ороса прощают наши болезни, которые за ночь вновь пытались нас украсть и утащить за грань. Добрые люди в плащах тщательно окуривают каждого дымом, осматривают спину и руки, а затем, набрав нужное количество лекарства в трубочки, капают его нам на язык. Оно едко пузырится и соскальзывает в глотку, оставляя металлический, слегка вяжущий привкус во рту. После этого требуется спуститься вниз по лестнице для рабочих, умыться из большой раковины, сработанной из белого тесаного камня и стоящей у основания ступеней, тщательно почистить руки жесткой щеткой и насухо вытереть тряпками, сложенными рядом. Затем можно пройти по длинному коридору в небольшой зал, где будет завтрак. Тарелка овсяной каши на воде, копченое рыбье сало, маленькие ржаные хлебцы, да настойка из корней аира. Повар, когда добрый, еще дает нам вываренных костей. Приятно что-то погрызть время от времени.

За завтраком обычно все молчаливы, мы сидим за третьим столом, вшестером, как всегда. Пока мы ели, двое надсмотрщиков проволокли баграми мертвеца с третьего этажа, я заметил это в окно столовой. Борак, вроде бы так его звали, я его очень плохо знал, он был в бригаде Гадюки Сартра, а с ним у меня никаких дел не могло быть. Видно, что смерть его настигла в самом начале ночи - тело уже успело околеть. Я медленно откусил кусочек хлебца и прожевал, провожая взглядом этих двоих. Руки мертвеца были скрючены на груди, тонкие пальцы, вывернутые судорогой, чуть подтянутые колени, заскорузлые струпья на предплечьях и выпученные мутные глаза, глядящие в пустоту. Его протащили мимо окон столовой к спуску в подвал и закинули на телегу, стоящую у входа. Его остекленевший взгляд уперся в серое утреннее небо, а ветер играл грязными седыми волосами. Вечером будет кремация и густой дым будет висеть над крышами Обители, а со следующим рассветом его прах сбросят в черную пасть бездны - колодец на краю внутреннего двора, закрытый деревянным настилом с затейливой резьбой и медным засовом.

Времени дают нам немного, поэтому все едят быстро. Резкие движения, мелькающие пальцы, и вот уже деревянные ложки заскоблили по дну мисок, а пустые кружки отодвинуты к центру стола. Теперь надо выйти во внутренний двор и построиться, целители дадут нам сопровождающего и проводят в комнату, где лежит наша одежда.

С сопровождающим мы нестройной колонной поплелись за ним получать снаряжение. Тяжелый кожаный плащ из толстых коровьих шкур, рубаха, пояс, широкие штаны из дерюги, сапоги с высоким голенищем. Добрая одежда, но вся очень поношена и постоянно ремонтируется, нового почти ничего нет. Перчаток мне опять не досталось и пришлось обматывать руки рваной на лоскуты мешковиной. Одежда была сухая и это очень радовало. Слышно было, как в соседней комнате со злобной руганью делят вещи умершего. Судя по крикам, после него остались отменные сапоги и не успевший ещё заржаветь багор. Грех за такое не потолкаться. Особенно сапоги... Господь триединый, как же я хочу себе новые сапоги. Всякая дрянь, которая попадается под ноги за смену, буквально разъедает подошву, кожа обуви пухнет, напитываясь влагой и начинает гнить, если за ночь не просохнет, а коли нерадивый служка бросит сапоги на жаровню абы как, да замешкается - то ещё и начнет лопаться на складках. Ещё каждому дают шлем, окованный железом для надежности. Сумка, несколько мотков верёвки, крюки, обязательно два багра и большой сосуд, который Домбор потащит на спине. У каждого к поясу приторочена дубинка с металлическим оголовьем, а под плащом упрятан длинный стальной кинжал с кастетной рукояткой из бронзы.

Когда все в сборе и при параде, сопровождающий выводит нас к шлюзу. Он медленно открывается, слышно как натужно скрипят механизмы, приводящие его в движение. Кислый запах ржавого железа и вонь вырываются на волю, видно как сопровождающий морщится. С внутренней стороны шлюза в неглубоких лужах вертятся белесые червячки, а дорогу преграждают толстые решётки, которые отпирает тот же верзила в толстых перчатках. Гуг разжигает фонарь на длинной палке и поднимает его высоко над головой. За спиной с тягучим скрипом закрылся шлюз, натужно проскрипел затвор, щелкнул, улетев эхом вдаль, распорный механизм. Гулящая тишина, только со свода капает вода, длинные тягучие кисти ила, висящие с потолка, медленно колышутся в воздухе да каждый резкий звук отдается по нескольку раз от покатых стен...
>> No.58799 Ответ
Вложение
>> No.58800 Ответ
Предисловие

Представляю вниманию публики плод своих оторванных от жизни теоретических построений об извечной теме человека и общества, дополненных рефлексией на тему 1917 года. Я написал книгу для себя и предпочёл бы обойтись без распространения, но возникла определённая утилитарная цель, касающаяся насущной заботы - война неизбежна. Равным образом неизбежно построение полноценного демократического уклада России и вполне вероятно, что в чьём-то сознании эти две задачи недальновидно сочтутся друг с другом, взаимно блокируя их успешное решение. Казалось бы, любому здравомыслящему человеку должно быть очевидно, что во времена войны нужна дисциплина, а для реформ требуется запас прочности из-за увеличения хаоса, но является несомненным, что уроки истории не выучены обществом, банальные вопросы продолжают циркулировать и задаваться, и мы всё так же стоим на перепутье, потому в сюжете я посчитал необходимым прибегнуть к напрашивающейся и очевидной аналогии, которая многим покажется банальной, даже избитой.
Подобное решение логической задачи не представлялось мне достаточно интересным, чтобы всерьёз им заниматься, и я выбрал рассказать историю долгого становления характера с изначально заложенной ошибкой, что обусловило некоторый эгоцентризм. Также было добавлено несколько дополнительных линий, даже слишком много линий для сжатых сроков написания книги. С точки зрения перфекционизма было бы правильным дать ей отлежаться пару лет и потом увеличить объём в два-три раза, но дорог подарок к юбилею. На текущий момент роман представлен пунктирной картинкой, заполненной от силы на треть, без редактуры, отчитки и корректуры, так что, если кто-то в свободное время захочет повозиться и дополнить или поправить, я буду только благодарен - это книга с открытым текстом, тем более, что если не считать пару рассказов в стол для меня это проба пера. Естественно, что все совпадения и факты случайны и непреднамеренны.
Широкомасштабное столкновение маловероятно и ожидаются множественные локальные конфликты, которые, возможно, будут объединены потом в одну эпоху, но нельзя исключать эскалации до полноценных боевых действий и в художественных целях я это сделал. Я хочу донести одну простую вещь - Великая Война приближается. Мы должны сохранить свободу России.

Пролог

1993 Октябрь

Солнце осени бросало последние лучи, клонясь к закату, отражалось в сотнях стёкол оранжевым блеском и уже совсем не давало тепла, но оставляло надежду на благоприятный исход близящейся зимы. Уже выпадал первый снег и по утрам хрустела наледь, но пока днём держалось тепло, гулять можно было бесконечно долго, тем более в этом году нам сделали потрясающий подарок - забастовку учителей и отмену учебного года.
Мы шли по грязной дороге между обшарпанных серых домов весело шлёпая по лужам и пиная камни, которые были когда-то тропинкой, но теперь только мешались под ногами. Вокруг был виден типичный пейзаж умирающего маленького города, ставшего ненужным с распадом страны - недостроенные панельные коробки с пустыми окнами, перепаханная глина, полузабитые сваи с разбитыми краями и торчащими железными прутьями, в общем, тоска, уныние, безнадёжность - но разве это важно, когда тебе десять лет и ты ходишь по улицам?
Одним из излюбленных мест для игр было недостроенное здание школы - за счёт необычной архитектуры с несколькими лестницами и входами вариантов пряток и догонялок было больше. Вот и сейчас наша ватага завалилась туда через распахнутые ржавые ворота из сваренных труб с облупившейся жёлтой краской, которые никто и не думал закрыть уходя. Я встал на створку и, оттолкнувшись ногой, прокатился по дуге с радостным криком, мальчишки запрыгнули за мной, а Тёма бегом разгонял и отпускал створку, которая с силой билась о столб, разламывая петли; дрожь отдавалась в ногах, краска облуплялась и липла к рукам, мы орали от восторга. Потом я и Пашка схватили по узкой доске от разломанного поддона, валявшегося в яме и дрались, словно рыцари на мечах, на встречном движении створок, правда мы быстро отбили друг другу пальцы и слезли на землю.
"Полезли на кран, там зыко видно!" - прокричал Санёк. Я подул на пальцы и, выдёргивая занозы из ладоней, покосился на безносую жёлтую башню, стоявшую поодаль. - "- Там дальше трёх этажей не залезешь, лестница закрыта.
-Димка с 15 дома, говорят, по нару снаружи наверх залазил по балкам, на кабине прыгал.
-Чухня! Ну да и Димке 14 лет, он взрослый.
-Ладно, погнали на угол.
Углом мы называли ряд боковых комнат, где не поставили панели и осталась открытая площадка с видом на раскопанную и брошенную траншею, поросшую бурьяном и наваленные холмы земли за ней. Мальчишки притащили с собой камней да болтов в изобилии валявшихся во дворе и принялись бросать их в стекло кабины крана; оно было сделано прочным и закалённым, разбить его не удавалось, но, капля точит камень, и паутинка трещин задёргивала обзорное окно с края.
Я занялся другим делом. Я боялся высоты и поэтому подошёл к краю. Сначала я смотрел прямо на привычный пейзаж земель из которых ушла жизнь, потом привык и, поёжившись, уставился вниз. Ободранные носки кроссовок были в 20 сантиметрах от воздуха, я придвинул к 10, почувствовав, что колени гнуться. В пятках появилось онемение, постепенно поднимавшееся вверх по ногам и спине, парализующее мышцы; лоб и руки становились тяжёлыми, как бы тянули вперёд. Я не мог оторвать глаз от земли, казалось, она начала двигаться ко мне и нужно немного наклониться, и вот от она уже будет рядом, достаточно протянуть руку и коснуться! Голова закружилась, и я почувствовал себя очень лёгким, я захотел устремиться вперёд и вниз, чтобы окружающее смазалось от скорости, уши заложило от ветра, а манящий низ, увеличиваясь, закрыл собой всё.
Я потёр пальцы и отклонился назад, встав на пятки и испуганно глядя вниз, не в силах отвести глаза, словно заворожённый. "Костя, ты упадёшь! Отойди!" - вскрикнул Тоха. "Всё нормально" - ответил я и, постояв пару минут, мелкими шажками отдалился от края. Ладони жутко намокли, я вытер их о джинсы. "Тяжело избавляться от страхов" - подумал я, подойдя к ребятам и натянуто улыбнувшись. Они уже не бросали камни и рассматривали что-то возле рельс по которым должен был ездить кран. Аккуратно встав около них и подальше от края, я увидел лежавшего ничком человека в песчаной робе и вымаранных грязью штанах. Антон и Максим заспорили мёртвый он или нет, и Антон предложил просто кинуть в него болт, что тут же и сделал, но промазал. Естественно, мы заорали: Мазила" и обрушили град на тело. Это было так забавно, что попадание и промах можно чётко различить по звуку - если мимо, то звонкий от щебёнки, а при точном попадании - приглушённый и мягкий. Игры прервалась быстро после прилетевшего в затылок камня человек перевернулся и, нечленораздельно выматеревшись, встал на карачки. Он был просто мертвецки пьян. Мы быстро сбежали по лестницам во двор и бросились врассыпную, попадать под руку пьяного очень опасно, да и сумерки сгущались, надо было возвращаться домой.
Прохлюпав по дороге я зашёл в свой двор. слабо освещённый надподъездными лампами, половина из которых не горела. На размытых стенах были видны жёлтые квадраты окон с тёплым и мягким светом, ещё более мягким и тёплым, если смотреть из темноты в холоде осеннего вечера. Мне всегда нравилось рассматривать вечерние дома, проходящих в окнах людей, узоры штор, перехваченные тёмной полосой рамы и все такие разные несмотря на одинаковость - где стоит цветок, где горит настольная лампа, в некоторых шторы собраны вверху, и расходятся книзу, а в других закрыты лёгким тюлем, пока остальные завешены наглухо, какие-то уже потухли, а какие-то только что загорелись, но всё равно, они одни и те же квадраты в темноте. Наверное, нет более милого и уютного вида, чем горящее окно в ночи, - и мне казалось что я пришёл в гости к старым друзьям, что я знаю их очень давно, что мне рады, и эти друзья у меня в каждом доме, в каждом окне, и везде меня примут, я везде друг и все люди друзья!
Я посмотрел на свои окна, в зале за зарешёченным арматурой балконом на стене бегали светлые полосы - папа смотрел телевизор, на кухне за белой бахромчатой занавеской блестела лампа под бежевым плафоном, в окне мелькнул силуэт мамы я обрадовался, и при мысли об ужине ускорил шаг, мой живот давно урчал. Перешагнув разрытую невесть зачем канаву, я устремился домой.
На скамейке у подъезда виднелась согнутая фигура, подойдя ближе я узнал девушку с соседнего подъезда. Скрестив ноги и обхватив их снизу руками она заметно подрагивала, медленно моргая и закатывая глаза с неестественно узкими зрачками, тени от бровей накладывались на глубокие подглазничные впадины, слипшиеся волосы падали на лоб, жутко бледная кожа бёдер была покрыта тёмной сеткой вен, и создаваемое ощущение мертвеца дополнялось рассеянным светом неоновой лампы - Надежда давно витала в иллюзорном мире героина.
Родители её были достаточно обеспечены, чтобы баловать и недостаточно свободны, чтобы следить за баловством и, теперь, несмотря на несколько курсов лечения в клинике, она продолжала наркоманить и такать вещи из дома. Её предки были хорошими людьми и хоть стояли классом двумя выше обитателей двора - папа адвокат, мама директор магаза - никогда не зазнавались, мне было их жаль, как было жаль и её. Я приостановился и с сочувствием посмотрел на её сломанную, больную, истощённую фигуру; никогда бы близко не подошёл к наркоману мужчине, но люди необоснованно привыкли доверять женщинам.
Она заторможенно перевела взгляд на мои ноги, уставилась на меня из под неровно и густо выведенных бровей на какую-то точку позади меня и хрипло сказала: - Привет, Костя.
-П-привет - немного смутившись ответил я.
-Домой идёшь?
-Ага.
-Пора уже.
-Ну да.
Я хотел уйти, но она что-то сообразила и остановила: - Смотри, какая штука у меня есть - Надя порылась в сумке и извлекла ключи, отцепила брелок в виде миниатюрного фонарика и помигала и - Хочешь купить? Всего 200 рублей, я за 500 брала.
-Нет, спасибо.
-Погляди получше - она подёргивала ногой в нетерпении.
-Мне не нужно. - потупившись промямлил я.
-Ладно, слушай, займи полторы сотни, я тебе завтра триста верну тут. Быстро заработаешь. - она произносила слова как бы нараспев, то ускоряясь, то замедляясь, в рваном ритме, соответствующем прояснениям сознания.
-У меня нет денег. - тихо сказал я, рассматривая трещины в асфальте.
-Возьми у папки в заначке, все так делают. - Надя истерически хохотнула - Завтра же назад положишь.
Отрицательно хмыкнув я сделал пару шажков боком к подъезду, она неожиданно схватила меня за руку рывком. - Пожалуйста, мне нужны деньги, ты же хороший мальчик, помоги мне!
Я испуганно посмотрел на неё, вырываясь, и зловеще белое, искорёженное страданием и мольбой, застывшее, как театральная маска, лицо Надежды навсегда впечаталось в память. Я вбежал в подъезд, гулко хлопнув дверью и понёсся по лестнице. Заскочив на пятый этаж затарабанил в железо и прислушался, кажется меня не преследовали, я слышал только отчаянный стук сердца и быстрое дыхание. Откликнувшись на мамин вопрос, я заскочил в едва открывшуюся щелку и захлопнул дверь.
-Что случилось? - заволновалась мама.
-Просто торопился, чтобы не опоздать.
-Ты уже давно опоздал! И где ты опять так вымазался? Я же говорила не надевать новые джинсы, когда идёшь гулять. И кроссовки все в грязи... Умывайся и иди ешь, потом всё это чисти и делай уроки. - чмокнув в щёку, она ушла. Я даже не стал ныть, что мы приходится делать домашку, пока не работает школа, а все друзья отдыхают. Я стоял, прислонившись спиной к двери, успокаиваясь под мягким светом, вдыхая свежий запах выпечки, согреваясь. Я был дома.

Часть I

2000 Ноябрь

Я сидел за партой в аудитории биологического факультета угрюмо глядя на преподавателя, который рассказывал какую-то скучную белиберду. Бессмысленное и пустое занятие все эти семинары, лекции, уроки, только теряю время на них, теория - это, конечно, замечательно, но бессильно без работы, да и попросту нелепо думать, что услышанное, либо прочитанное, пусть даже 2-3 раза, остаётся в памяти на всю жизнь. Спроси меня что-нибудь из географии 9-го класса, я мало что вспомню, а ведь это было всего четыре года назад! Наверное, поэтому обучение у нас строится по принципу "если зайца долго бить, он научится курить". Каждый раз одно и то же, постоянная зубрёжка, затвёрживание кучи ненужных фактов и параметров, как будто берётся случайная страница со справочника, изучается, потом забывается номер и произвольно берётся другая, но это ни на что не влияет, монотонное чтение продолжается, и та-та, и та-та, и та-та, и та-та, и та-та, и та-та. Достало! Даже книжку не почитать, увидят и накажут. Что за мучение!
С другой стороны, чем бы я занимался полезным, опять бы в комп рубился или вообще на весь день в игровой клуб ушёл, уйдя в виртуальную реальность так, чтобы потом глаза вываливались и на взгляд накладывалось перекрестие. Да и что такое польза в нынешней ситуации: работаешь, работаешь, скопил некую круглую сумму, а потом бац и дефолт, как три года назад или путч "для восстановления социальной справедливости", а по факту чтобы пара генералов стала маршалами, или какое-нибудь восстание "на благо народа", чтобы не платить налоги в Москву и набить ими свои банки, да в конце концов в ООН примут указ, что недемократические страны не могут владеть ядерным оружием, да и вообще такая большая страна не может эффективно управляться, стоит ей разделиться, конечно, исключительно по воле народа, а у нас такое правительство, что я крайне удивлён, как они ещё не сдали посты за определённую плату и признание мировых лидеров. В самом деле, чем, например, Екатеринбург или Казань хуже Минска? Там тоже свои главы есть, которые хотят президентами стать.
Впрочем, мне это малоинтересно, на моей жизнь это не скажется никак, здесь ничего не изменится и не улучшится... Я уставился в окно, представляя милый лик...
На перемене послышался шум сбоку - разгорался небольшой конфликт на тему кто будет сидеть за партой - я искоса проследил за событиями. "Слышь, жирный, тебя тут не сидело." - сказал высокий и худой армянин низкому и пухлому и, выгнав того с места, уселся сам с русским приятелем. Надо же, какая высокая степень ассимиляции, что он самоутверждается за счёт процента жира, а не расовой принадлежности, какой-нибудь дагестанец всегда бы встал на сторону сородича, впрочем, если бы тут было бы десять армян и один русский, структура была бы другой. Можно даже придумать какую-нибудь бальную систему оценки ассимиляции с формулой, где в числителе будет количество количество мигрантов, а в знаменателе коренных жителей, с парой коэффициентов по классовой и карьерной разнице. Легко высказать несогласие с диаспорой или заработать очки самолюбования при соотношении 1:5 или даже 1:1, а вот если приезжих в 2-3 раза больше, то надо быть очень высокоассоциированным с другой общностью, чтобы голос крови не оказывал влияние; или можно быть космополитом, но эта опция открыта только европейцам и космополитизм всегда выходит однонаправленным, мембранным.

2001 Февраль

Хоть какое-то развлечение на унылых уроках, дано задание - придумать сто вариантов применения простого карандаша. Удобней разделить варианты по группам: прямое назначение (письмо, рисунок, нотные записи, инструкции), назначение по форме (протыкание воздушных шариков, раскатывание теста, разглаживание обоев, нанизывание ягод, столовый прибор), назначение по материалу (топливо, сырьё для алмазов, для краски, для строений, для бумаги), как объект (как стопор, подкладка, подпорка, блок, тестовый объект для сенсоров, например, для сенсоров... сенсоров фотонов или гравитации, или ещё чегонибудь... Я сбился и рассеянно глядел по сторонам.
Карандаш это уникальный инструмент выражения чувств, образов, стремлений, знаков и, когда нечего сказать, он представляется уникально нелепо и трагично, как рыба, выброшенная на берег - не приспособленная для такой среды и умирающая. Люди пытаются подсунуть костыли религии, богатства, патриотизма, карьеры, семьи, развлечений и многого прочего, боясь признать очевидное - всё это пустое и бессмысленное перемещение атомов из А в В.
Самые высокие чувства представляют собой гипервыброс гормонов, предназначенных для побуждения к действию и вознаграждению за сближение с партнёром, реализацию полового инстинкта, размножением и появлением новых особей, которые в свою очередь будут получать выбросы гормонов и делать новых особей, естественно отбирая особо длинную молекулу в процессе. Размножение ради размножения и любовь, воплощённая в нескольких аминокислотах.
И так же во всём остальном, психика человека случайный, побочный продукт эволюционного появления интеллект для более эффективного распределения атомов в пространстве. Все эти горящие сердца, лёгкие дыханья, кипучие взоры, прекрасные порывы души - всё это сгорит, сгорит дотла, не оставив ни малейших следов, ни смыслов. Поэтому какой лучший способ использования карандаша может быть? Тестирование спектрометров на примере сгорающих в плотных слоях атмосферы вываленных с околоземной орбиты тонн карандашей. Не лучше ли нам всем сгореть в воздухе, в последнем полёте, устремившись пылающими метеорами к Земле?
Раньше мы могли обманываться, пытаться как-то жить, веря мифам о загробных мирах и царствах мёртвых, вечной душе или призраке и дарованном ей сохранении себя. Но сейчас... Сейчас очевидно, что я не более чем причудливо организованные белковые тела не содержащие и малейшей искры вечного творения. Можно сказать, что вечны сами наши строительные камни и мы сотканы из звёздной пыли, но есть ли какая-то польза моему сознанию, что правая рука состоит из атомов недр одной звезды, а левая из другой звезды за может быть сотни световых лет от неё? Это даст мне каких-токакихто особых сил или способностей, продлит существование? Я дышу воздухом, которым дышал Аристотель и пью воду, которую пил Гомер, как и сотни людей после них и сотни людей после меня, но это не добавляет мне никаких способностей или опыта. По моим венам бегут молекулы бывшие частью тела всех преподавателей всех университетов, но я не имею их знаний и памяти. Даже нейромедиаторы, реагирующие в миллиардах моих синапсов состоят из атомов, когда-то распавшихся в других головах. Можно представить себе это как форму реинкарнации, но я вижу в этом только хаотичную смену узора при повороте трубы калейдоскопа. И раз за разом поворот этой трубы порождает новые комбинации из которых чуть-чуть чаще и чуть-чуть дольше сохраняется те, что более соответствуют своему окружению, так за миллиарды лет, постепенно усложняясь, один из узоров решил, что он обладает чем-то вечным, мистическим, нематериальным... Но в своей сути он остался затейливым и недолговечным сложением камней.
Сознание и интеллект уже почти вложены в компьютер, а электромагнитное излучение от его работы даст полную аналогию души, как энергетической субстанции или внетелесного контура. Ещё смешней ситуация при рассмотрении искусственной жизни - неизвестно для чего существующие люди создают организмы в утилитарных целях, а эти организмы тоже могут начать задаваться вопросом о своём существовании.
И можно легко представить себе некую гипотетическую эволюцию кремниевых форм жизни, достаточно только создать реплицирующиеся молекулы, а дальше уже по накатанной - односложные механизмы, постепенное собирающиеся в отдельную ячейку, далее ячейки организуются в маты и кристаллы, происходит специализация ячеек, появляются органы сенсорики, питания, управления, движения, затем в органе управления появляется разум и, наконец, спустя многие года, в этом кристалле возникает сознание и его главный вопрос - ЗАЧЕМ?
А низачем. Просто так. Камни падают вниз, пар возносится вверх, трава тянется к солнцу, хищник к тени, частички вещества стягиваются вместе, изредка образуя сложные структуры, вырабатывающие интеллект для лучшего поддержания гомеостаза и борьбы с энтропией, а развитый интеллект даёт самосознание, неизбежно мучающееся в поисках ответа. Жизнь - страдание. Набившая оскомину максима.
Конечно, легко быть мёртвым, ничего не чувствовать и не иметь вопросов, у камней вообще мало вопросов и забот - лежать, никого не трогать, изредка подвергаться внешнему воздействию, иногда укрупняться или измельчаться, не испытывая никакого сожаления или сомнения. Но если вдруг в этом камне зародится сознание, он начнёт стремиться, отчаиваться, переживать, надеяться, терхаться и с каждым новым витком роста самосознания его мучения будут только усиливаться.
Я никогда не буду так беззаветно счастлив, как в детстве. Несмотря на распад страны, войны, всеобщее озлобление и нищету я был бесконечно счастлив, меня не трогало происходящее вокруг, мама-папа рядом, светит солнце, а вечером печенье к чаю и я макаю его в чай и, как всегда, намокшие куски отваливаются в кружку, а мама смеётся. Как бы я хотел вернуться назад в те дни! К этому радостному, безмятежному неведению и невовлечённости...
Но нет дороги назад. И алкаемое спокойствие смерти так далеко... Какой процент мозга надо удалить, какой процент интеллекта потерять, чтобы обрести покой? Чтобы меня не касались все эти несправедливость, жестокость, подлость вокруг? Интересно, будет ли считаться суицидом экстремальное вождение, после авария, после вегетативное состояние? Я в любой момент могу встать и выйти с этого экзамена жизни, забыв про все вопросы, но ведь я не увижу тогда искомый диплом. Искомый ли? Ведь это просто инстинкт самосохранения, наличествующий у любой амёбы. Почему я, понимая ничтожность своей сущности и всей этой жалкой жизни, продолжаю цепляться за неё, преодолевая и продлевая своё никчемное бытие? Не потому ли, что в детстве мне твердили, что я должен вырасти большим, сильным, умным и добрым, потому что я должен помогать слабым, делать мир лучше, служить человечеству? Почемы бы им не заткнуть свои вонючие рты? Я НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН!!! Я просто хочу обрести покой. Только смерть можеть дать его, но я ещё не заслужил смерть... Но скоро, скоро...
Забавно, как окружающие не могут понять этого, не могут даже подумать о том, что их окружает бессмысленность и пустота, кто-то старательно выполняя задание, кто-то делая вид в ожидании конца урока, кто-то переговариваясь втихомолку, кто-то рисуя. Неужели они не видят, не догадываются? Только изредка в особые моменты они смотрят по сторонам и видят только смерть и бесцельность, ведь ничего не останется после них, ничего, каждый из них умрёт и распылиться в пространстве и нет повода что-то делать, что-то менять, нет нужды ни в чём, одни камни больше соседних камней, некоторые интересней, другие занятней, но это всё камни и останутся камнями. Как можно чего-то желать в полном примате материи над духом?
Карандаши... Дались тебе эти карандаши и выдумывание способов их использования для упражнения ума, можно придумать тысячу, сто тысяч применений карандашу, но в итоге всё сведётся к одному - карандаш есть, а тебя нет.

2001 Март

Мне снилось, что я лечу над безбрежным лесом, покрывающим землю до горизонта во всех направлениях. Я летел над холмами, долинами, балками и всё вокруг поросло живой зеленью, бесконечен был океан тайги. Тело было лёгким, невесомым, каким-то пустым, наполненным энергией, а не плотью; я мог двигаться в любую сторону и на любой высоте, абсолютно свободный. В груди щемило чувство поиска, вопроса, острое стремление узнать неведомое. Я остановился, паря в воздухе, около невысокой горы и поднял голову вверх. Сквозь закрытые веки я видел лучистый свет, льющийся прямо мне в грудь. "Куда мне идти?" - спросил я безмолвно...
Я проснулся. Бывают такие сны из которых не хочется выходить никогда и остаться в них навечно, хотя бы пару лет провести в великолепных, изумительных грёзах, без ограничений реальной, скучной жизни. Я сел на краю кровати, уставившись в стену. Куда мне идти? Хотел бы я знать.

2001 Апрель

Не знаю, какими словами выразить моё состояние. Настроение очень быстро совершает скачки от полной апатии к состоянию сильной возбуждённости или безнадёжности. Буквально каждые 5 минут я меняю мысли на совершенно другие. Я точно тронулся - то мне всё похер, ничего не нужно, я не вижу никакого смысла в жизни и, через некоторое время, кажется, что в артериях, венах и капиллярах чистейший адреналин, я верю, что всё получится, и я верю в себя. Почему всё так сложно, мне порой кажется, что лучше было не выползать на сушу моим предкам, тогда бы сейчас на Земле жили бездумные рыбы, не утруждающие себя мыслями о прекрасном, любви, музыке, счастье, Боге, маме, той единственной, полётах на МиГ-29М и полном выражении своих мыслей. Это слишком много!!! Да если бы я был уверен, что после смерти придёт успокоение, я бы давным давно не влачил эту жалкую... или не жалкую... жизнь. Наверное, я не успокаиваю себя алкоголем, наркотиками или клеем "Момент", потому что я балансирую на краю пропасти и это толкнёт меня туда. Если я выстою на этот осыпающемся краю, меня ждёт прекрасная жизнь и, возможно, любовь. Вот что, пожалуй, я буду вспоминать, когда захочу умереть. Мне нужно умереть, я нуждаюсь в смерти, как в воздухе, но, возможно, я научусь обходиться без воздуха. Я люблю эту жизнь, но смерть зовут меня, смерть это не костлявая старуха, смерть прекрасна, как прекрасно только бывает жизни, но она и отвратительна, как бывает отвратительна жизнь, они неразделимы, не зная горечи, не познаешь и радости, вот почему прекрасная смерть в чёрном тоже виновата в счастье этого мира и любви.
Любовь, как ты меня достала, действительно, это чувство неописуемо. Когда был немного младше, я не думал о любви, как о чём-то прекрасном или отвратительном. Все понятия о любви были вычитаны, высмотрены и неверно истолкованы. Конечно, я любил мать и отца, но эта Любовь - это совсем другое, совсем. Я совершенно не хотел любить, мне за глаза хватало любви к матери, нет, маме. А сейчас... Я боюсь, очень боюсь упустить эту невидимую материю любви. Порой, глядя на её фотографию я обалдеваю от глубины, силы и ясности чувства. Любовь отвратительна, потому что кончается (любовь человека). Так уже хочется спать. Как же я ненавижу эту плоть, эти оковы плоти, удерживающие меня, я бы столько уже сотворил, чуть-чуть бы приблизился к финалу, но меня сильнее всего мучает мысль - каким он будет: happy end или вечные муки ада. Эта дума заполонила всё моё бытие, подобно раковым метастазам из обыкновенной мечты распространившись во все закоулки разума, порой такого хрупкого.

2001 Июнь

Попытался написать что-нибудь литературное, из-под ручки вышло "Прекрасные луга и бабочки на них, чудесно и прелестно бежит по ним мой стих" Чушь какая-то, бежит стих по лугам, лошадь что ли? Не умею я стихи писать, попробую прозу "Прекрасный луг дышал послегрозовым, нет, дышал воздухом после грозы, подожди, как луг может дышать, так говорят? ладно пусть дышит, так, луг дышал воздухом после грозы, свежим воздухом, да, таким чистым и ясным, что кружилась голова, ясный воздух? чистым и прозрачным же! так чистым и прозрачным, и вдали были видны колышки, какие ещё колышки, колья? нет, не колья, блин, кони, стволы мелких, мелких не нравится, пусть лучше маленьких, или мелких? маленьких обыденно, пусть небольших деревьев, покрытых изумрудом, боже, ну что за штамп, изумрудом, зеленью ещё скажи, изумрудной зеленью, хаха, что же так сложно всё, тёмной изумрудной зеленью, нет, пусть тёмно-изумрудной, так ладно, и казалось, что гроза закончилась, нет, пусть прошла, гроза прошла отсюда, нет, гроза ушла отсюда, как чу! Что чу-то? ЧТО ЧУ?!!! Ты считаешь, что этим старомодным "вдруг" ты можешь что-то изменить? Что ты вдруг станешь подобен настоящим писателям? Что ты исправишь эту жизнь? Всё уже написано, всё рассказано талантливейшими людьми и посмотри, где мы есть! Чу! Всё бессмысленно." Я забросил дурацкие стишки и потешные упражнения в изящной словесности - неумело и наивно. НЕЗАЧЕМ.
Я упал на кровать и долго валялся, пялясь в потолок, рассеянно рассматривая ямки, бугорки и пятнышки, то есть, бесцельно, думал одновременно ни о чём и обо всём. Это типичное состояние как бы делания, напоминающее поездку по русской равнине, когда час быстрой езды сменяется одним, вторым, третьим, а пейзаж остаётся той же меланхоличной ширью, не имеющей краёв, и лишь изредка перемежающейся небольшой рекой или маленькой деревушкой; и вот путник едет, едет, заунывно размышляя о судьбе, мире, жизни, России и смысле всего этого и ничего не меняется, ничего не озаряет путь, летят года, версты, путник все ждёт и ждёт какого-то чуда, радости, а за окном бегут одинаковые скучные луга и лески, взгляду не за что зацепиться и он устремляется через бесконечное поле к горизонту и сердце наполняется такой же бесконечной тоской, только одолевают блеклые, грустные воспоминания, ничего не происходит, ничего не возникает, путника затягивает это однообразное, монотонное движение, поглощает пустым ландшафтом и он засыпает убаюканный, засыпает навсегда, ведь история дала ясный ответ, куда мчит тройка - в небытие.
Я сел на край кровати, повернул голову, протяжно посмотрел в окно. Небо, облака, лучи, деревья - ничего не трогает меня, не будоражит. Мне всё постыло. Я уставился на свои руки, перевернул их пару раз, сжал и раскрыл пальцы. Зачем? Для чего? Кому интересен этот инструмент и работа, которую он может сделать? Мне некуда себя приложить. Я не нужен. Это всё бессмысленно.
Бог умер, Родина сгнила, Искусство исчерпано, Коммунизм галлюцинирован, а Любовь... Любовь - это ложь.
Я включил компьютер и запустил игру, чтобы забыться.

2001 Сентябрь

Откинувшись на сидушку, я рассматривал попутчиков. Мне всегда нравилось изучать людей, думаю, это врождённое и эволюционно развитое стремление понять ближнего, чтобы помочь ему и поднять шансы на выживание группы, вместе выживать всегда проще. Но глядя на этих людей я понимаю - никто не поможет им, кроме самих себя. На лицах лежит типичная маска тоски и злобы, вечного недовольства, неприязни, отчуждения, и это объяснимо: три революции, две мировых войны, одна холодная война, два распада страны и всё это под постоянной истеричной, надрывной пропагандой с двух сторон и сейчас существование накрыта полной разрухой, тленом и разложением. Кто мог бы остаться в хорошем расположении духа после такого?
Привычная безнадёжность и неуверенность владеет людьми, и никто не спасёт их, бессилие владеет душой, а волю не купить в магазине Изумрудный город, только долгая и упорная работа по самоисцелению, но для этого нужно хотя бы понимать, что болен. Я положил голову на стекло и устало закрыл глаза.
Всё тщетно... Только смерть избавит от мучений, ласковая и милая девушка с прекрасным умиротворённым лицом поцелует мой лоб и освободит из этого ублюдочного и несправедливого мира, переполненного жестокостью, только она одна.
Я мечтаю о смерти, каждый день мечтаю о спокойствии и безмятежности, что она подарит мне сочувственно... Но я знаю, что ещё не заслужил смерть, ещё не сделал так много. Но смерть зовёт меня, я чувствую её зов каждую минуту и не могу заглушить ничем, он неодолим. Хотя... Раньше было средство... Я помню, как смотрел на бегущие серые тяжёлые тучи, скрестив руки на груди, и они казались мне лишёнными объёма плоскими фанерными декорациями в странствующем потрёпанном театре, а она подошла и положила ладонь мне на щеку и случилось чудо - цвета и пространство вернулись в мир, клубы пара как бы наполнились воздухом изнутри и весело заиграли переливами Серго и белого, цепи исчезли и я, полуулыбнувшись, смог глубоко вдохнуть такой сладкий воздух, словно я спустя месяцы заточения поднялся с глубины! Но это всё оказалось пустым обманом, ничтожной иллюзией, придуманной мной, чтобы сгладить острую боль одиночества и непонимания, и теперь, когда её нет рядом, одиночество и непонимание только усилились во много раз - тот случай, когда лекарство оказалось хуже болезни. И сейчас ничто уже не держит меня здесь, и я всем своим существом трепещу в предвкушении вечного покоя! Всем сердцем стремлюсь к безмятежности объятий смерти!

2002 Январь

Я шатался по улице непонятно зачем, стоял умеренный мороз немного ниже -20, и, если двигаться, было совсем не холодно, так я бесцельно вышел на край города, за которым начиналось поле, снег на котором был абсолютно не тронут и лежал ровным покрывалом. Я встал на краю дороги - чёрные деревья мешали обзору, и я безотчётно пошёл вперёд, проваливаясь по колено; при каждом шаге плотный наст сопротивлялся, потом поддавался и нога опускалась в рассыпчатый снег из мелких плотных льдинок, как будто в песок. Наст не давал наклонить голень и каждый раз приходилось вытаскивать строго вверх, идти было тяжело и неудобно, но занятно. Я отошёл с края и теперь ничто не закрывало вид.
Едва поднимавшееся над горизонтом в декабре солнце уже опускалось в пластины облаков, окрашивая их в нежно-розовый и само, насыщенно красное, расплывалось, как будто в орбитальные кольца, а за ним полоса заката была бежево-жёлтой и сам пейзаж заснеженной нетронутой бесконечной равнины в морозе под далёкой, непривычного вида звездой казался мне неземным пейзажем спутника Сатурна. И я так хотел идти дальше, идти туда, вдаль, идти куда-то просто чтобы идти, шагать по этой ледяной пустыне в поисках чего-то, гонясь за неведомым, утоляя жажду нового, просто идти, а потом упасть, истощённым и окончательно уставшим, лицом в снег и чтобы крупинки снега прилипли к коже и бровям, и я даже не смог перевернуться и так и остался бы лежать, наконец-то успокоившийся...
Я снял шапку, тихий холодный ветер приятно охлаждал разгорячённый ум, мельчайшие частички льда взвешенные в воздухе легко и прохладно касались лица, искрились на лучах перед моими глазами. Мне надо возвращаться, но возвращаться зачем? Для чего? Почему я так отчаянно цепляюсь за жизнь? Всё бесцельно и бессмысленно. Муравей погибает без муравейника, хотя все витальные функции сохранены, также и я гнию заживо, как денервированная ткань. Я проследил, как прячется солнце и пошёл назад по своим следам.

2002 Февраль

Куратор группы позвонила мне домой и срочно сказала явиться в поликлинику - на ежегодной флюорограмме в лёгких нашли какое-то затемнение, возможно, туберкулёз. Я с некоторым оживлением воспринял эту информацию - можно будет зачахнуть не имея вины самоубийства, как какой-нибудь проклятый поэт. Может быть, угасая, когда уже полностью всё равно и смерть дышит в лицо, я из последних сил создам шедевр, что внесёт меня в пантеон творцов, может быть смертельная болезнь поможет мне преодолеть стену бессмысленности...
Диагноз не подтвердился, это оказался просто кровеносный сосуд. Жалко. Даже тут жизнь не дала мне подсказки.

Я пришёл с ненавистной учёбы, умылся и осунувшись сел на край ванной. Это глупо и ненужно, куда стремиться? Чего желать? Моя жизнь бессмысленна и несуразна. Всё разваливается и летит к чертям... Учиться, работать, развиваться - такой бред. Страна умерла, мир умирает, человечество не должно было появляться. Повсюду только жалкие конвульсии отрезанных частей тела. Кому-то помогать, кого-то учить... Хаха, смешно... Везде пустота и нонсенс... Мне не для чего жить. Куда эти люди стремятся, бегут, бегут, что-то делают, зачем-то суетятся. Зачем? Ради себя? Ради России? Смешно.
Нет. Больше. России. И меня нет.

2002 Март

Родители подарили мне поездку в Санкт-Петербург весной, я впервые попал в этот город. Москва - столица и основной аэроцентр, так или иначе, там бывают часто, и поэтому я привык к ней и её обаяние и дух не подействовали на меня так резко; если убрать наносную мишуру кипучей жизни и гиперконцентрации она всегда была чем-то таким родным, тёплым, близким, древним, исконно врождённым, тем, что было со мной всегда.
Петербург же нечто совсем иное. Столица Нового времени, построенная в век рационализма и развивавшая в век романтизма, основанная в северных мрачных широтах на берегу моря, этот оксюморон в камне чудесным образом сочетает блестящий разум, высокий до душевной рези полёт фантазии и фатализм потустороннего, мистического характера. Невозможно устоять против очарования Града на Неве и весной, когда все чувства обостряются и бурлит кровь и охватывает желание куда-то бежать, чего-то достичь, что-то познать, в это время гона и бешенства, я был ошеломлён
>> No.58801 Ответ
Восхождение и падение 2

2003 Март

Я стою и, как всегда, смотрю в даль. Всё смотрю, смотрю, смотрю... Я не делаю ничего, хотя должен, просто потому, что я человек. Но я бесцелен, у меня нет ничего, ради чего стоит жить и бороться, может ли быть человек, настоящий человек, бесцельным? Я не могу делать отсутствие дела, переворачивать эти ненужные листы, калякать бездумное, изучать галиматью, создавать непонятные, ненужные вещи - всё тлен. Я не могу заставить себя, я никчёмен, я слаб и безволен...
Мне нужно что-то, что даст мне силу, мощь духа, что позволит мне даже в самые ужасные часы, перед лицом самой страшной опасности остаться Человеком... Но всё так бессмысленно, ничему нельзя верить! Я сжал зубы и кулаки. Я должен быть сильным, если хочу жить! Где мне взять силу? Кто может мне дать совет, пример? Как найти причину, которой можно следовать, даже умирая, быть до конца верным? И смерть, небытие не будет уничтожать эту причину? И причину жить, ради которой стоит идти на смерть? Идти на смерть...
Я увидел образ совсем молодого юноши, чуть старше меня, горестного от потерь, с красными ввалившимся глазами, осунувшегося, порывисто водящего взглядом окрест, обречённого, ждущего смерти, но стойкого, несломленного. Юноша был одет в гимнастёрку цвета хаки, держал в руке винтовку и на нём была офицерская фуражка. На моих глазах выступили слёзы, я едва вымолвил: "Россия."

Через пару дней я бродил по тающему хрустящему снегу и струящимся под ним ручейкам и мне было смешно. Да, нашёл смысл жизни... Попал пальцем в небо. Можно точно так же сказать, что я придумал его себе, как можно было придумать и поверить в религию, бизнес, семью, искусство. Но мне всё равно. Хоть я и дошёл до смысла рационально, всё равно, во многом это вопрос иррациональной веры. И разве не включает в себя верность Родине гуманизм, работу для будущего, науку, законность, внутригрупповой альтруизм, если угодно? В конце концов, патриотизм - последнее прибежище негодяя, и даже для такого бесмыссленного существа, как я, найдётся там местечко.

2003 Май

Я смотрел в окно на догорающий закат и догорающие в нём дома и думал об исходе любви.
Да, всё действительно было так, я действительно нуждался в девушке, которая была бы для меня всем и личность не имела значения, но она не была для меня образом, я видел в ней её саму. Необходимость в любимой была вызвана ей и мне нужна была только она. К чему ворошить прошлое? Она бросила меня, разбила моё сердце и всё моё существование пронизано холодными осколками единственной любви. Кажется, весь мир сгорел в пламени её глаз. Но я человек и должен пройти свой путь. Я должен доказать, что я не двуногое животное, высшим инстинктом которого является эстротаксис. Мне не стоит думать о ней. Мне ничего не изменить. Может быть, когда-нибудь я смогу понять...
Сегодня мне приснился сон, в котором я сказал, что люблю её. Почему? Даже во сне я не верил своим словам, произнося их как дань прошлому, как церемониальную фразу. Она не трогает меня. Или трогает, и я просто устал и завтра вновь буду мечтать о ней? Я запретил себе называть её имя и называю её по цифрам автобусного маршрута, на котором мы сталкивались иногда - пять-восемь - я не пишу ей, не преследую её, я выкинул всё, что связывает нас, но она всё ещё в моём сердце.
Я стоял, прислонившись лбом к стеклу и видел в темное мелькающие огни её района и, понимал, что уже все возможные сроки пройдены, хватит мучаться безответно. Я опустил взгляд и увидел испарину на стекле от моего дыхания, нарисовал сердце, вписал в него знак бесконечности. Размытые огни, попав в овалы повёрнутой восьмёрки, показались мне глазами на лице. Я понял, что нужно сделать.
Выйдя на тёмный отдалённый пустырь за парком я с фонарём нашёл несколько веток и корягу средних размеров и разжёг костёр захваченной газетой. Меланхолично посмотрев в языки огня пару минут, я достал из сумки альбом и карандаш и начал рисовать. Ночь была тиха и что-то магическое парило в свежем воздухе и темноте под звёздным безлунным небом. Я не стал рисовать её лицо, не смог бы, у меня не было нескольких тысяч часов опыта для развития навыка, я ставил точки на бумаге, нанося её милый лик, тонкие, неровные, размазанные, пунктирные, жирные, немного штриховые или лучистые - самые разные точки, обрисовывающие черты. Мне казалось, что темнота сгущается вокруг, обнимает меня нежно и ласково, было очень печально, но то была какая-то лёгкая и не давящая печаль. Я почти закончил портрет и посмотрел на него в неровных отсветах пламени - ну, не самый красивый, но несёт в себе определённую художественную ценность.
Покрутив карандаш в руке, перекатывая рёбра между пальцев, безотчётно посмотрев пару минут в оранжево-багряные извивы костра, я закончил рисунок. Я зажёг звёзды её глаз. Она весь мир для меня, вся вселенная, я вижу в её глазах бесконечную радость, она моя единственная любовь, но мне надо идти дальше, мне надо взрослеть. С ощущением как внутри что-то бесповоротно ломается, я бросил лист в огонь. Пламя нехотя приняло мой дар и медленно стало поглощать портрет с краёв, загибая края кнутри и превращая белую бумагу в тёмную золу, стирая мои чувства, начертанные в рисунке. Всё пройдёт...
Я долго наблюдал за сгоревшим листом, наконец, прошептал: "Эффективность", потянулся и встал. Костёр почти догорел, вокруг была полная темень - глаза привыкли к огню, и я побрёл домой, ничего не видя и ничего не чувствуя, полупьяный, как будто оглушённый от тупого удара по груди. Конечно, у меня были ещё потом реминисценции или, вернее сказать, рецидивы чувств, я вспоминал пять-восемь по привычке, по дурацкой психической инерции, но я не позволял себе больше настоящих срывов.

2003 Сентябрь

Как же мне надоели эти споры про "Как нам обустроить Россию?" и "Почему всё так плохо?". Операционная система нуждалась в коррекции, инсталлировали экспериментальную версию, не тянет, перенастроили, разогнали, неплохо, эффективность высока, поработали, нет, не нравится, неудобно, шумит, процессор греется, удалили обновление, отформатировали, восстановили из бэкапа российской культуры предыдущие настройки, ура, пошло! Я предпочёл бы настройки Золотого века с рационализмом и реализмом, но выбрали более близкий Серебряный с декадансом и модернизмом, пусть так. Эта милая русская литература всегда задаёт программы жизни.
Вот и всё, не нужно никаких идеологий, никаких безумных и бесконечных споров о смысле существования, о том, кто виноват, что делать, о том, какого же цвета должен быть флаг - эти беспредельные графоманские измышления сведут в могилу любого человека своей занудностью и депрессивностью, такой невероятной серьёзностью, как будто от исхода этого спора зависит судьба мира, в то время как сама судьба проходит мимо них и они не делают ничего, чтобы её изменить. Неважно, какого цвета флаг, главное, чтобы он был.
Сколько можно уже ворошить столетний вопрос? Ну какая разница, триколорный или красный стяг реет над Кремлём, если правительство нужно для максимально эффективного использования ресурсов, а все основные структуры правительства описаны ещё до нашей эры? Возьмите книгу и прочитайте! Ладно, допустим замшелые книги не подходят для Новейшего времени, допустим, всё так изменилось, что люди и культура стали другими, хорошо. Но ведь есть теория управления, теория информации, теория государства и права, прочитайте, определите систему, подискутируйте научно - нет, так нельзя, надо обязательно мешать с грязью Российскую Империю или Советский Союз, другого способа они не знают, вот и получается, так или иначе очерняют свою страну, ходят оплёванные и озлобленные, и во всём винят других - правительство у нас не то, система у нас не та, земля не такая, народ не подходит.
Есть только один тип правительства в принципе - рациональное, есть только один тип культуры для России - европейская. Что ещё людям надо, я не пойму, почему им нравится хандрить, раздражаться и стенать - великая загадка для меня. Да, да, я знаю, патологически чернушные СМИ невротизируют население, северные широты вводят в депрессию, нестабильность отягощает, но всё равно период разрухи преодолён, надо работать. Самое плохое, что нормальные работающие люди особо не участвуют в формировании общественного мнения из-за атомизации общества, в итоге это так называемое мнение формируется радикалами и болванской госпропагандой. Мне кажется, им действительно нужна сильная рука, которая их приструнит, и её обладатель скажет: "Цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи." Без гнёта извне они не могут трудиться, быть терпимыми, сформировать цельный социум.

2003 Декабрь

-Пока мы едины, мы непобедимы. - с блеском в глазах заявил Павел.
-Прости, а мы это кто? - ядовито улыбнулся я. - Многонациональный народ России? И кого ты включишь в этот народ, на каком основании? Мы это те, у кого общая кровь, или общий дух, или мысли, или земля? Как поступить с теми, кто живёт с нами, но с другим менталитетом и другими ценностями? А с теми, кто мечтает уехать подальше, но живёт и платит налоги здесь? Как быть с теми, кто считает себя частью народа, но живёт в новообразованной стране, и кто меняет флаги ради денег? И со всеми прочими множествами и подмножествами, как быть с ними? Есть слишком много вариантов "мы", которые находятся в своих долях, то есть, мы едины, но едины частями. Это смешно, но определение "мы", как раз и создаёт хоть какое-то единство в отдельной ячейке.
-Послушай, но я ведь об этом и толкую! Должна быть идеология, которую разделяет большинство, которая сплавливает население в одно "мы".
-Ещё раз - нет никакого одного "мы". Есть много мелких "они", попадающих по различным признакам в многообразные сообщества, которые могут кратковременно организоваться между собой и тут же разойтись.
Он с некоторым раздражением отодвинулся от стола: - Да что демагогию разводить, каждый нормальный человек хочет простого счастья - мирного неба, стабильности, уверенности в завтрашнем дне, короче говоря - спокойствия и благополучия!
-И лодку, непоколебимо застывшую в штиле? Видение идеального будущего - это основное при идентификации себя с каким-то социальным движением. Только не говори мне про общечеловеческие ценности, потому что в этих общих красивых словах нет никакой конкретики и их можно использовать на что угодно. Давай просто посмотрим на весь этот цирк, который у нас называют политическим спектром и поймём, что невозможно найти общий знаменатель идеологии, который бы худо-бедно устроил большую часть людей. Если бы была какая-то крупная группа с одними взглядами на мир, она бы навязала свою версию правды другим и сделала бы её определяющей, однако это было бы таким своеобразным уходом от ответа - единство через силу. Мы сильны, пока мы едины, но мы едины, пока сильны. Стоит ослабить накал агитации, и мы увидим наше разрозненное общество с разнонаправленными векторами, сводящимися к единому нолю.
Если и есть возможность для какой-то политической силы стать лидирующей, так это принципиально отказаться от философии, записаться нейтральными технократами с прагматичными, достижимыми целями - комфорт, заработок, уровень жизни, чистота и порядок.
Паша развеселился: - Ты только что изобрёл Единую Россию, поздравляю.
Я непонимающе уставился в ответ: - Эээ, ну да, отчасти так, но это ведь не партия, а номенклатурный клуб для общения. С другой стороны, а есть ли сама возможность партий сейчас? Нет никакой абсолютной правды, а значит нет и идеологии. Разделение властей, закон и свобода человека - просто инструменты функционирования общества, а не желанный результат. Но знаешь, в чём вся мякотка? Желанного результата нет! Как нет и смысла в существовании человека. Нет ни истины, ни бога, поэтому всё что остаётся, так это пытаться в комфорте прожить свою короткую жизнь.
Дальше естественно продолжился типичный спор идеалиста и циника, которых было и будет миллионы и которые настолько утомительны, что утомляют даже своим чтением. Ничего нового, просто кто-то находит в себе силы взглянуть в лицо пустоте, кто-то идёт в шорах.

2004 Февраль

Наконец-то до нашего дома дотянулась мировая информационная сеть, монтажники проделали дыру в стене, прокинули кабель до стола, инженер обжал кабель, настроил подключение. Я с нетерпением окунулся в интернет - первым же делом нашёл в поиске вебкамеры со всего мира и в размазанном мутном пиксельном видео узрил вечер на склоне Эльбруса, едва различимые ночные улицы Миннеанаполиса, расплывающиеся огни суетящейся Москвы, блеклые виды океана с берегов Южной Америки. Эта некрасивая и незавораживающая картинка впечатляла не красотой, а фактом наблюдения в реальном времени на другом конце земли, я как будто был там и спросонья или сквозь матовые очки смотрел на мир. Потрясающе.

2004 Июнь

Итак, я каким-то чудесным образом закончил ВУЗ и не знал, чем заниматься дальше; ощущение бесцельно потерянных лет душило меня до потемнения в глазах. Родители предполагали мою карьеру в роли аспиранта, а затем преподавателя, но я не горел желанием ввязываться в этот безнадёжный круговорот претензий, дефицита и несуразности, с отсутствием возможности адекватно оценивать учеников и их нежеланием - полностью объяснимым - учиться. Институт школы исчерпал себя, как таковой, лекции и материал надо получать в интернете, причём там информация будет гораздо качественнее, хотя и не такой систематизированной, а уж если владеть английским, то уровень образования будет просто несравним с дающимся в типичном провинциальном университете. Единственный вопрос для меня лично заключается в механической памяти при переписывании, но я думаю, что и с этим разберутся при разработке специальных программ; проверка знаний и система экзаменов полностью дискредитированы благодаря тому, что так или иначе нужно выпускать полагающееся количество специалистов, и друзья народа из Азии и Кавказа, которым ставят зачёты за правильные фамилии тоже не добавляют доверия к диплому. Что осталось? Практика и опыты? Так практику надо получать на работе, а не в оторванных от реальной жизни учреждениях.
В общем, никакого смысла становится аспирантом я не видел и решил резко изменить жизнь - подписать контракт с вооружёнными силами. Это неожиданное, но напрашивающееся действие пришло как-то само собой и я даже не стал долго думать. Окружающие были шокированы, но я уже в значительной степени научился игнорировать ненужные мне мнения. Один из знакомых - Максим Корчуганов - даже поднял меня на смех, дескать войны уже закончились.
Как всегда, мечты и реальность грубо расходились друг с другом, о чём я уже догадывался при долгой бюрократической волоките на оформлении. Неожиданным оказалось, что, несмотря на частые сообщения о конфликтах в военных частях, количество инцидентов было значительно ниже, чем в городе, был надзор, большинство старалось соблюдать правила и помогать друг другу. Большую часть времени я проводил в какой-то ненужной муштре, бессмысленных действиях, вроде как "копай отсюда и до обеда", причём постоянно не высыпаясь, однако большим плюсом в сравнении с учёбой было то, что думать было невозможно из-за дел, некогда и незачем, за меня всё уже придумали. Однако, я сумел перевестись в роту разведки и там стало значительно интереснее, комполка сказал только, что я очень неугомонный, хотя я даже и не думал о себе с такой позиции, просто не люблю скучать.
Воинское братство действительно существовало, меня приняли таким, какой я есть, со всем моим сложным характером, не замечая отдельных недостатков, но ценя мои способности и надёжность. Я думаю, это связано с необходимостью полагаться друг на друга в условиях отдельной группы и смертельной опасности, когда взаимный альтруизм - залог существования, а количество взаимодействий очень высоко и постоянно; также, как и в горах, в море, в воздухе, под землёй - создаётся особый сплав людей из тех, кому можно довериться, братство по духу. Те же, на кого не стоит полагаться быстро отсеиваются, меня даже поразило, как быстро армия выявляет натуру человека по самым простым делам - взять всё оснащение, ничего не забыть, убраться за собой, следить за внешним видом, подсобить в какой-то задаче, бережно относиться к имуществу, быть дисциплинированным, блюсти устав и стойко переносить тягости службы. Ну, хотя последнее уже не так и просто, но жаловаться и распускать сопли тоже не подобает солдату.
Солдату... Для меня было очень странно называть себя так. Солдат России. В какой степени простое слово, простое самоназвание, может изменить мироощущение и полагание в жизни! Как будто волшебная мощь слова проникает в разум и кроит его на свой лад, перестраивает структуру и создаёт новую модель действий, без страхов и сомнений. В сочетании с усталостью и ощущением того, что я делаю реальное дело, кризис вхождения во взрослую жизнь постепенно терял актуальность.
Я валялся на траве под берёзой после десятикилометрового марш-броска и приходил в себя. Лучи и тени играли сложную и замысловатую игру на застывшем зелёном водопаде крупинчатых бурых серёжек и иззубренных листьев, льющемся мне прямо в душу, а над ним сияло чистое небо с невесомыми облачками, уходящими вдаль, просвечивая и сквозь прорехи в кроне, которая тихо шелестела под летним свежим ветерком. Тишина, спокойствие, любовь... Тоски не было, только лирика и упоение чувств. Я был счастлив в изнеможении, я нашёл покой в буре.
Отдохнув мы выдвинулись к цели - одному из объектов условного противника, который надо было проштурмовать в ходе 5-дневных учений. Чтобы бдительность улеглась, но и не слишком поздно, когда атака будет ожидаемой, командир стороны выбрал третий день для атаки и, соответственно, второй день для разведки, первый день для отвлекающих действий. Уже начинало смеркаться, когда мы тихо подошли в район цели, и, разделившись на пары, двинулись в разные стороны для полного охвата периметра. Вынесенные наблюдатели нам не встретились и на краю густого леса мы с Пашей остановились, я оставил его контролировать тыл и сам, ползком выдвинулся вперёд для непосредственного наблюдения объекта. Низкая трава тихо шуршала подо мной, щекотала лицо, и я старался откидывать мелкие ветки, чтобы не сломать их; было очень удачное время - достаточно темно для снижения видимости и ещё слишком шумела живность в лесу, чтобы скрадывать мои передвижения.
Наконец я дополз до удачного дерева с возвышением в корнях, за которым уже начинался совсем подлесок и меня могли легко увидеть. Расположившись там я накрылся маскировочной сеткой, уткнулся в сухую листву и начал наносить схему объекта с вышками, укреплениями, предполагаемыми огневыми точками, фонарями и прочим. Павел прошептал в рацию, что к нему приближается патруль, я ответил, чтобы он отошёл и спрятался, сам тихо повернулся боком и начал прислушиваться - патруль неспешно двигался в моём направлении. Аккуратно я переполз на другую сторону дерева, отключил рацию и максимально вжался в землю и голые коряги.
Сердце отчаянно колотилось, отбивалось в ушах, учащая ритм по мере приближения противника, они светили инфракрасными фонарями во все стороны, а сзади с базы светили прожектора, было жутковато находиться между молотом и наковальней, чувства обострились до предела, я положил голову на землю набок (прямо мешал ПНВ), сдавил рукоять автомата, ожидая, что выстрелю первые три патрона с одной руки, пока буду подниматься на локти. «Паша, попробуй отвлечь» - я шепнул в рацию. Фонарь скользнул совсем рядом, даже попав чуть-чуть на ноги, моё дыхание сбилось на быстрое и поверхностное, ещё немного... Но Павел начал активно ломать ветки и ломиться прочь, как лось, патруль резко развернулся и побежал к нему.
Я доделал работу и неспешно пополз назад, наконец, привстал на колено и огляделся, никого вокруг не было видно, только с объекта изредка посвечивали прожектора. Воздух холодал и наполнялся влагой, я стал подмерзать, пройдя ещё с пятьсот метров, остановился и прислушался - никого; скинув обруч ночника, разгрузку, маскировочную куртку, я достал из подсумка кофту. Разворачивая её замедлился и снова прислушался, стояла полная тишина, вокруг царила полная темень, я был один в тёмном лесу. Лет на пять раньше это было бы очень страшно, но сейчас страха не было, я знал, что не совсем один, скоро придут друзья, да и обладание ПНВ и автоматом грело сердце. Проблема возникла совсем в другом месте, я не мог надеть жилет назад, он зацепился за какую-то часть одежды и застрял, обычно мне помог бы напарник, но он куда-то делся, чёрт его дери; пропрыгав и потеревшись о дерево, я наконец-то надел жилет правильно. Быстро нацепив ПНВ, я схватил автомат и опасливо огляделся, мои экзерсисы могли привлечь людей. Нет, было чисто, я сверился по компасу и двинулся в назначенное место встречи, вызывая Павла.
Тихо пищащий ночник неласково светил в сухие глаза чёрным и тёмно-зелёным, обруч жутко давил на виски, жилет натирал шею - все прелести ночных действий были со мной, хорошо, что я раскошелился на неуставные ботинки с хорошими носками и забыл, что такое натёртые ноги. Я приподнял холодный кусок стали над лицом, и повертел, чтобы переместить обруч на другое место, - кажется, у меня скоро там будет пролежень от такого сдавления, - поморгал и потёр глаза, попытался вызвать отряд и, - ура! - мне ответили. Встретившись с друзьями, я спросил Павла: "Спасибо, далеко ушёл?" - "Не меньше километра, потом не смог тебя по радио докричаться, когда был приказ командира на возврат."
Я снял надоевший ПНВ и подошёл к капитану на доклад, говоря вполголоса и подсвечивая блокнот красным фонарём, призрачно выхватывающим из темноты профиль командира с длинным тонким носом; он заслушал внимательно, забрал схему и сказал, что мы будем группой отвлечения, а пока есть два часа на отдых, он же пойдёт к майору для планирования атаки. "Как у него силы только на какое-то планирование ещё остаются? Неужели и мне так придётся, когда я буду офицером, ёшкин кот!" Я упал под дерево и моментально отключился, тут же меня стали расталкивать. "Паша, иди нахер, у тебя своя еда есть. Он заржал: "Костя, придурок, ты полтора часа спишь, подъём." Твою за ногу и вправду надо вставать." Я сел, поводил головой, разминая затёкшую шею и быстро закинул в себя галеты, запив водой из запотевшей фляги. Чёртов ночной прибор тоже запотел напрочь и показывал зелёный туман, я потратил три минуты на протирку. Накинув на себя пыточную маску и подцепив ПНВ на крепление, я уставился на Павла, проверяя ИК-фонарь, чёрные одноцветные глаза без зрачков смотрели на меня и поблёскивали в невидимом свете, он был жутко похож на какого-то нетопыря. "Ну и урод же ты, братец!" - "Сам-то видел себя страхолюдину?"
Выдвинувшись колонной, мы дошли до точки в предрассветный час и уже не максимально скрываясь, расположились на предварительной позиции. Начинало светать и звёзды уже были не видны, а начинающееся зарево показывалось за кончиками деревьев. За пять минут до назначенного времени мы выдвинулись цепью на исходную, нас заметили буквально за несколько секунд до открытия огня. Шум и феерверк мы подняли капитальные, особенно старался пулемётчик, я предусмотрительно лёг от него подальше, чтобы не оглохнуть, вся база встала на уши и начала ответный огонь, но пока шквал огня шёл на нас, с другой стороны на угол объекта уже подходила основная группа атаки и, спустя несколько минут уже они сначала с винторезов условно поснимали охрану, а потом, под шквалом огня группы прикрытия, начали штурм, увенчавшийся успехом.
Вымотанные, мы топали по дороге назад, запинаясь о валы земли вдоль танковой колеи, и едва волочили ноги. Сергей - умный, но простоватый парень с широким лицом и натянутыми на скулах кожей - пёр свой пулемёт на плече рядом, я помогал ему нести короба, он, задыхаясь, притворно заворчал: - Весёлое приключение, да только бы не такое тяжкое. Вот надо было учиться, сидел бы в офисе, тяжелее коробки бумаг ничего не поднимал! Вот ты зачем пошёл в армейку, Костик?
-Из любви к Родине. - помолчав и посмотрев на далёкий восход за тёмным контуром леса, сказал я.
-Нет, серьёзно.
-А что даже это уже несерьёзно в наше время?
-Да я тоже Родину люблю, но ведь должна быть причина. - скептически протянул он.
-Я мог бы тебе долгую и нудную лекцию рассказать о причинах, но не буду, потому что ОГОНЬ СПРАВА, ОГОНЬ СПРАВА!!! - крикнул я и толкнул его, упав сверху. Отряд попадал вслед за нами, и увидев, что я ржу, как конь, поднялся с матерками.
-Мне и так тяжело, придурок!
-Жизнь легка, как пушинка, долг тяжёл, как гора.
-Правильно будет - смерть легка.
-Правда? А я люблю жизнь.
>> No.58802 Ответ
Восхождение и падение 3

2009 Декабрь

В кино запустили Аватара, естественно, я посетил сеанс в увольнении, и, когда разумом вернулся в реальный мир по дороге домой, глубоко задумался о сюжете. Это ведь как тот диснеевский мультик про индейцев, как его название - Понтос? Покантас? - неважно. Так странно, что детский сюжет перенесли на более-менее взрослое кино, неужели они действительно считают, что продукты и товары 22 века не заинтересуют первобытное общество? Знал бы Кэмерон, как в своё время в одной сверхдержаве джинсы ценились; люди жизни-то совсем не знают, считая, что век коротать лучше в племенном строе. Возможно, это такая подспудная тоска по первозданным верованиям, по природе уставших от цивилизации и кризиса идеологии людей, тоска, нашедшая выражение в таком кинематографическом эскапизме в индейскую дикость? С одной стороны, это лучше, чем набившие оскомину безвкусные агитки Голливуда, с другой, это же отрицание основ их цивилизации - права человека, конституция, единое из многих, предопределённая судьба - вот эти давно знакомые мне понятия, где они в первоклассном шедевре, который войдёт в историю и будет транслироваться по всему миру? Почему их видение будущего Земли столь негативно и ужасно, без демократии, свободы, семьи народов, глобального государства? Что-то явно неладно в лидере свободного мира.
А ведь такая страна была, столько возлагалось надежд на новый глобальный мир под знаменем свободы и демократии, я помню, сколько было эйфорических ожиданий после окончания холодной войны, какие радужные строились прогнозы и как мы были счастливы, что эта бессмысленная вражда кончилась, поскольку являлось несомненным преобладание универсальных ценностей у людей всего мира, пусть они и виделись немного иначе, с национальным колоритом, но всё же мы можем найти общий язык и начать сотрудничать на ниве всеобщего процветания и войдём в настоящую эру благоденствия. Мечты, мечты... Мы получили только насмешки и издевательства, как последние дикари, которых обвели вокруг пальца, как полные ничтожества и дегенеративная нация, которой нужно вымереть, чтобы не мешать развитым цивилизациям. Они даже начали переписывать историю второй мировой, с использованием таких приёмов, которым бы позавидовала и нацистская пропаганда; и это в отношении своих собственных союзников, с которыми состояли в боевом братстве! У людей нет чести.
Я долго удивлялся, почему американцы - не американский народ, конечно, а представители масс-медиа и правительства - продолжают ненавидеть нас, как-никак идеологическая конфронтация закончилась, либерализм доказал успешность, Советский Союз начал реформы, мир-дружба-жвачка. Повзрослев я узнал, что важны не намерения, система ценностей, политическая иерархия, союзы, блоки, договорённости - важны только возможности. В этом мире смотрят на две вещи - кого можно и кого нельзя, и даже сломленная Россия представляет смертельную опасность, поэтому ненависть не исчезнет, как не будет равноправного, глобального мира, не будет мирового государства, границы и межнациональная рознь будут почивать до тех пор, пока какая-нибудь особо сильная нация не уровняет остальные до полной беспомощности; однако, я не думаю, что даже тогда возникнет настоящий глобализм, сила не вечна, а без этой скрепы мир вернётся к прежней раздробленности.
Если уж мы повелись на сказочки про демократию и свободу, решив, что можно просто прекратить ставший бессмысленным конфликт, устранив его идеологическую основу, то некого винить в своей глупости. А люди доброй воли напомнят проверенную истину - горе побеждённым. Интересно, они долго будут понимать, что если пользоваться идеалами в корыстных целях, то идеалы быстро меркнут? Я набросал в голове рассказ про Америку, которую мы потеряли и надежды на мир, погибший с ней.

Аватар 2

Куратор Джон Смит в чёрном костюме с серебристыми узорами на рукавах чеканным шагом, не предвещавшим ничего хорошего для будущего собеседников, вошёл в холл совещаний. Головы находившихся там людей автоматически повернулись к нему и на миг на лицах, всплыв откуда-то изнутри, нарисовалась смесь испуга и тревоги. Сидящий во главе стола Сэлфридж вымученно улыбнулся и указал на пустующее кресло по правую руку: "Добрый день, Джон, давно ждём Вас!"
Куратор, не обращая внимания на администратора, поставил кейс на край стола возле него и начал расхаживать по залу, рассматривая предметы интерьеры и сидящих персон, не делая, впрочем, каких-то различий между ними. Особенности его облика делали тишину особенно напряжённой - жёсткие короткие волосы, обильно усыпанные сединой стояли как волокна щётки, глубокие морщины расходились от уголков рта и глаз, под которыми темнели пятна вечного утомления на бледном и уставшем лице. Неизвестно, был ли он безразличен к своей внешности или специально использовал достижения косметической хирургии для придания более устрашающего вида. Наконец, он заговорил хрипловатым и на удивление харизматичным голосом:
-Какое жалкое зрелище... Какая растрата... Директория выдала вам колоссальные ресурсы, обученных людей, технику - всё, чтобы вы могли экспансировать влияние Земли в галактике, принося закон и порядок на дикие земли. Вы должны были, ведомые смелостью и сочувствием, приложить все усилия для успеха этого зачинания, чтобы наша великая земная нация помогла существам, находящимся на низких ступенях развития, подняться до своего уровня и процветать под сенью демократии, свободы и предпринимательства! Где ваши открытые, честные стремления души, где кураж и отвага, где упорство и настойчивость? Где дерзновенное желание сделать мир лучше? Где всё то, что обеспечило нам дружбу и благоденствие на Земле? Как вы смогли забыть наши идеалы взаимоуважения и взаимопонимания для построения здорового, прогрессирующего и несущего прогресс другим общества?
Что я вижу? Кучку алчных и чванливых глупцов, что решила силой согнать, устранить коренное население и варварски высосать ресурсы из планеты, обогатиться и бросить её в мусорный ящик! Вы недостойные сыны великих людей, создавших Союз Республик Галактики, вы опозорили память титанов воли, вырвавшихся на космический простор, вы запятнали имя гигантов духа, создавших цивилизацию и просвещение среди встреченных иноземных народов! В чём ваша миссия - набрать побольше драгоценностей и сидеть в поместье, ублажая потребности жирнеющего тела? Омерзительно! И кто, чёрт побери, умудрился отправить на задание инвалида с посттравматическим расстройством и клинической депрессией?!
Слушайте внимательно, я дам вам один, повторяю, один шанс исправиться и то только потому, что вы хорошо знаете планету, а у меня нет времени учить других людей. До конца земного года я уволю с отрицательной записью в трудовой истории половину из вас, кто войдёт в эту половину зависит от качества работы, так что старайтесь. Ну а Вас, мистер администратор - он посмотрел сверху вниз на потеющего начальника - Вас и ваших первых заместителей я снимаю и отдаю под суд, и никакие дяди в объединённом парламенте Вам не помогут, не тратьте время. Охрана, наденьте на них наручники.
-Вы не можете!..
-Могу и вот мой приказ непосредственно от министра по делам колоний. На этом всё, те, кто пока свободен могут расходиться, указания будут у вас в планшетах. Через час жду у себя специалиста по связям с Нави.

Джон развернул активную деятельность по сбору информации, пока прибывали транспортники с колониальным инвентарём, и направлял дронов-парламентёров к вождю клана Оматикая, с записью предложения переговоров и возможностью видеозвонка. Несколько дронов было потеряно или уничтожено, наконец, шестой дрон вышел на связь.
-Добрый день, Джейк.
-Привет. Чего тебе надо?
-Директорат Земли хочет возместить потери, нанесённые незаконным и своевольным вторжением RDA и наладить...
-Нам не нужно ничего от вас. Дайте нам спокойно жить своей жизнью.
-Варварские действия в отношении народа Нави были совершены без ведения центральной администрации и являлись исключительно следствием глупости и недалёкости администратора Сэлфриджа, занявшего ответственный пост благодаря лоббированию влиятельного родственника в парламенте. После трагичных событий он смещён с поста и находится под следствием, правосудие будет осуществлено, уверяю Вас.
-Чудесно, что вы осознали свои ошибки, теперь прощайте и не тревожьте нас. - Экран потух.
Смит вздохнул и направил дронов к оставшимся на планете учёным, узнал их потребности, выслал партию медикаментов и необходимых инструментов. Были определённые дискуссии среди Нави насчёт принятия этой посылки, но модули жизнеобеспечения и исследования требовали сервисного обслуживания. Через две партии он предложил организовать узел связи в поселении для постоянного контакта и это решение было удовлетворено. Сеансы общения и поставок стали постоянными, и Джон намекнул на возможность создания научно-медицинской базы на месте бывшей колонии, что требовало разрешения вождя.
-Добрый день, Джейк.
-Здравствуйте, я вижу, ты никак не можешь успокоиться.
-Джейк, люди не являются врагами Нави. Земля не враг Пандоре.
-Да, да, конечно, а ты посланник мира и помогаете нам из альтруистических соображений.
-Понимаю Ваше недоверие, но Вы же прекрасно знаете, что и на Земле до сих пор не решена окончательно проблема межличностного насилия, но это не означает, что мы живём в постоянной войне. Вспомните только, каких успехов мы достигли, создав глобальное государство.
-К чему эта демагогия? У нас есть анобтаниум, который вам так нужен. Всё упирается в деньги.
-Вы спасли Нави из-за денег? Или только из-за денег Вы записались в морпехоту?
-Не надо сравнивать мотивы одного человека, теперь уже навийца и целой планеты с алчной администрацией.
-Наша администрация состоит из таких же гуманоидов, как Вы и я. Или Вы хотите сказать, что у детей природы нет ревности, жадности, обм..
-Чего ты хочешь?
-Сотрудничества, основанного на уважении и понимании, выгодного для всех.
-Нам не нужны ваши товары. Что ты можешь предложить?
-Светлое пиво и синие джинсы.
Джейк впервые засмеялся: -Я вижу, мои дневники обрели слушателя. Если мне не изменяет память, я как раз там и говорил о ненужности этих вещей для навийцев, живущих вольно и в согласии на живой планете.
-Конечно, но никто ведь не навязывает покупку. Это просто взаимообогащение рынков, кстати, я знаю много покупателей для артефактов Нави.
-И чем вы будете платить взамен?
-Давайте начнём с натурального товарооборота, уверен, что деньги для вас тоже ненужный продукт.
-Я не давал ещё согласия на базу.
-Кому может повредить научно-исследовательский и товаро-обменный пункт?
-Никаких военных.
-Абсолютно. Ваша охрана и ваши законы.
-Испытательный срок 3 месяца и по рукам.
-Договорились.
Так началась культурная экспансия Земли на Пандоре. Сначала торговля шла ни шатко, ни валко, но после пристального прочтения данных биологических исследований и активных маркетинговых изучений потребности Нави были чётко очерчены и товары актуализированы - синие прочные тянущиеся не стесняющие движений джинсы с несколькими большими карманами и пиво с небольшим количеством тонизирующего вещества в упаковках с гипотермической реакцией поступили в продажу. Штаны были крайне удобны для грубой работы и охоты, давая быстрый доступ к разным носимым на себе предметам и защищая от порезов, а к алкоголю у Нави была полная предрасположенность из-за отсутствия фермента и стимулирующий эффект позволял поднять активность на час-два.
Естественно, различные приспособления и инструменты охотников с Земли также были в магазинах, ткацкие станки и 3Д-принтеры на орбите работали вовсю и Джейку поступило предложение о переносе производства на поверхность, посоветовавшись со старейшинами, он решил дать разрешение, навийцам нравились предложенные предметы, облегчающие охоту, тем более по минимальной цене. Большим спросом пользовались простенькие украшения, утварь, предметы обихода - всё, чего не было у первобытной цивилизации. Производство потребовало также постоянного притока материалов и соседние кланы начали поставлять их в обмен на продукты из них, экспансия колонии продолжалась, были введены денежные единицы расчёта - навиры - в виде каменных монет разного цвета. Для дальнейшего изучения навийцев и улучшения отношений был создан навийский госпиталь - несмотря на потрясающую способность к регенерации и знание природы, навийцы были подвержены инфекциям и не знали хирургии. Тогда это время Джейк наконец-то согласился встретиться с Джоном.
-Привет, Джейк. - улыбнулся куратор - Наконец-то мы встретились.
-Привет. - Навиец был насуплен и резок. - Не горел желанием.
-Я чем-то задел Вас? - Смит смерил взглядом более чем трёхметрового аватара с низу до верхушки. - Да Вы меня можете раздавить и не заметить!
-У землян слишком много оружия и слишком много агрессии.
-Земляне бывают разные.
-Считаешь, что пара кораблей с подарками изменит отношение?
-Я считаю, что права человека должны распространяться и на гуманоидные расы.
-Какое отношение это имеет к нам? Мы не входим в СРГ.
-Но вы входите в узкий клуб гуманоидов. Я привёз Вам постановление парламента о равенстве людей и навийцев и запрете какой-либо межрасовой дискриминации. Я бы хотел передать через вас передать его копии вождям кланов, знаю, у вас скоро будет сбор. К сожалению, моё присутствие там невозможно.
Джейк непонимающе посмотрел на него, подёргивая хвостом. - Зачем это вам? Допустим, некоторые товары и представляют интерес, но торговля может развиваться и без подобных юридических отягощений.
-Потому что предопределённая судьба Земли нести демократию, гуманизм и свободу по галактике.
-Не могу понять, ты манипулятор или фанатик?
-Это моё искреннее убеждение, я пришёл к нему посредством разума, а не слепой веры.
-Я сомневаюсь.
-Пусть так, у нас большой путь сотрудничества впереди.
-Увидим.
Салли выполнил просьбу куратора и в долгих прениях пытался объяснить, что значит либерализм и демократия в понятии землян, по итогу Мур`эй из клана Парящих над морем засмеялся: "Я понял, это такая выдумка для слабых духом вождей, которые не могут принимать решения сами и боятся своего племени!" Под дружный хохот собрание перешло к следующему вопросу.

Смит настоятельно требовал от учёных понять, каким образом цивилизация Нави осталась в таком примитивном состоянии, практически не меняясь в веках, несмотря на колоссальное преимущество коммуникации по древосети, но предмет для исследования был недоступен, а практически все материалы по этой теме с предыдущей экспедиции утеряны или унесены лояльными Нави учёными. Куратор использовал хорошие отношения с пандорскими учёными, предложил им новое оборудование и наладил постоянный обмен данными, и даже, спустя какое-то время, совместные экспедиции в которых, естественно, находились 1-2 секретных агента. Наконец, на понедельничном совещании от начальника исследований Рикардо Перони прозвучало:
-Мистер куратор, мы получили предварительные оценки по отстающему развитию Нави. Это связано с древосетью напрямую, она слишком хорошо адаптирована под текущие условия, создала превосходный баланс благодаря своему всепроникновению и взаимодействию, и теперь она не хочет ничего менять, поскольку любые изменения подразумевают отказ от чего-то старого.
-И поскольку она связана с навийцами, она влияет на них в сторону застоя и ретроградности.
-Точно так, сэр, нельзя достоверно сказать, есть ли у неё разум в нашем понимании или это просто инстинктивное воздействие, но факт остаётся фактом.
-Идеальный баланс означает идеальное равновесие и идеальную неподвижность.
-Как мы можем изменить это?
-Уменьшить количество и время сеансов подключения навийцев, понизить пропускную способность, нарушить нейросинапсы, фрагментировать узлы древосети, запустить вирус.
-Возможна временная блокада сети с полным восстановлением?
-Не уверен насчёт полного восстановления, но возможна, если потратить нейромедиаторы в гипервозбуждении или как-то иначе.
-Прорабатывайте это. Вирус и деструкция запрещены. Все разработки секретны.
-Да, сэр.

Незаметная пропаганда образа жизни землян началась, сначала просто через рассказ об эффективных методиках и технике охоты, обучении обращению с охотничьими принадлежностями, преимуществам одомашнивания животных и уходу за ними, а потом как рассказ об уюте и спокойствии земного урбанизированного образа жизни. На незнакомый с рекламой и техниками маркетинга разум Нави действие оказывалось невероятное, информационное оружие проходило не то что как нож сквозь масло, а как меч сквозь воздух. На базе были организованы открытые кинозалы, на которых показывались научно-популярные фильмы о землянах, их образе жизни, культурных и технических достижениях, социальном и экономическом устройстве. Естественно, что прогресс Земли шокировал навийцев, а пестрота, разнообразие товаров и жизни вызывали значительный интерес; показы неизменно собирали большие толпы синих гуманоидов, стекавшихся с нескольких поселений и их популярность, потребовала расширения сети кинозалов.
Подобное вторжение инородной культуры было встречено многими вождями в штыки, но куратор использовал пряник - предложил им ценные подарки и восхваление в фильмах, а кнутом было недовольство навийцев, возникшее, когда у них невинно спросил один из рассказчиков: "А что у вас запрещено обмениваться легендами с другими племенами? Странно, за меня мой вождь не решает, что мне смотреть и с кем разговаривать...". Для удобства связи с колонией и дистанционного обучения в кинозалах также установили планшеты с автономными солнечными генераторами, превращая кинозалы в полноценные узлы связи складывающейся сети. Конкуренции со стороны древосети не возникало - изменения были слишком быстры, а биосфера грубо не страдала.
По совету аналитиков Джон открыл пункт питания ТкРиналс в колонии. Несмотря на низкое качество мяса выращиваемого в пробирке на орбите в сравнении с диким животным мясом Пандоры, яркие, сочные краски и изобилие усилителей вкуса, а самое главное - возможность быстро, без долгих поисков еды и её приготовления, по-человечески поесть, привели к невероятному ажиотажу и очередь растянулась на несколько сотен метров. При выборочном анкетировании навиец Апктан просто засмеялся: "Да мне что ерика три часа добывать, а потом ждать, пока жена сварит, что здесь постою, пообщаюсь и не устану".
Расширение сети закусочных и увеличение потребности в шерсти потребовали создание ферм на Пандоре, что несомненно подпадало под решение совета вождей. К тому моменту Джон или его помощники были хорошо знакомы с большинством вождей и разными путями, преимущественно, объяснением, что такое налоги и как удобно иметь постоянный приток наличности вождю, получили их согласие. В несомненной оппозиции на этом сборе были предводители племён Оатаку и Линнаан.
Было организовано несколько пастбищ и пунктов переработки животных недалеко от колонии. Также на краю континента был выбран и куплен остров - он был далеко от основной колонии и принадлежал племени, ещё не вкусившего плодов цивилизации, поэтому его удалось купить за коробку носимых на шее голограммоплееров, изготовленный в виде украшений. Остров было удобнее оборонять, связь с древосетью практически отсутствовала, морской транспорт удобен, в дальнейшем он станет одним из центров Пандоры.
Однако, это уже было изменением биосферы, которое было замечено древосетью и на фермы периодически начали нападать дикие животные, для защиты от них землянам разрешили ввести охранников с лёгким вооружением. Также была созданы навийская компания безопасности из тех, кто не смог прижиться в племенах, из-за вольного нрава или какого-то проступка; обучающиеся по земным стандартам, с земной тактикой и оснащением, они составили новое племя, с другими нравами, уже представляющими смесь земных и навийских. Назревавший конфликт с племенами, которым не нравилось одомашнивание животных было уладить не так просто, как с древосферой, вдобавок к непринятию ограничений для фауны, они стали отрицать и технологические новинки, принесённые с Земли, разделение среди навийцев усугублялось и проходило не только между племенами, но и внутри племён, внутри семей.
-Джейк, подростки опять пьют пиво и веселятся в киноцентре!
-Нейтири, у них есть свои родители.
-Ты вождь, ты должен приказать им оставить это! Посмотри на них, как они выглядят? Они скоро забудут, что такое лук и стрелы, они не знают, как правильно носить набедренную повязку, как выследить добычу, как устроить ночлег на дереве!
Синекожий вожак вздохнул тяжело: -Я не намерен запрещать навийцам выбирать себе свою дорогу.
-Это то, что делает вождь! Определяет судьбу своего племени!
-Я и определил её - не решать за других навийцев что им надевать, что пить, что смотреть или слушать.
-Джейк, милый, они забывают, чему нас учит Эйва. Они меньше приходят к ней, вступают в контакт, они забывают правила Нави, которые были задолго до нас с тобой!
-И что я должен сделать? Привести их силком и приковать к дереву?
-Мы должны запретить кино, напитки, одежду - всё, что пришло от землян!
-Но почему? Потому что они не нравятся тебе?
-Потому что они не нравятся Эйве.
-Нейтири, мы все разные. - Джейк обнял её - Мы в любом случае будем предпочитать разные вещи. В Эйве говорят голоса предков, которые не знали науки, теперь мы знаем, мы можем жить лучше, проще, с меньшими трудами.
-Мы не должны забывать путь, которым мы всегда жили.
-Мы и не забудем. Это просто новые возможности на старом пути. А я не диктатор.
-Дик... Кто? Неважно! Я не согласна с этим и мне не нравится то, что происходит! Я не одна такая!
-Хорошо, давай проведём голосование в племени, как нам жить. Ты же сам видишь, большинству нравится удобство.
-Они просто как мироски, увидели что-то блестящее и летят туда.
-Значит потом они оставят то, что блестящее, но не ценное.
-Некоторые члены племени не могут уже без этого виски, они каждый день его пьют и ходят смеются.
-Я могу ввести запрет на употребление алкоголя.
-Хотя бы так.

Сухой закон вызвал недовольство среди населения, многим нравилось чувство эйфории и лёгкости в голове и многие уже пристрастились к обжигающим напиткам, называя их огнючка, и, хотя многие племена повторили введение, потребление не снижалось, возник чёрный рынок и контрабанда. Дальнейшее продвижение земного образа жизни было значительным - урбанизация. Легко предугадать, что жить в хижинах с открытым огнём - не лучший вариант проживания, но и строительство домов, пусть даже малоэтажных, является серьёзным изменениям образа жизни, как и концентрация населения. Первые дома были бесплатно возведены для навийцев из компании безопасности, потом для вождей ближайших племён и следующие 100 домов бесплатно по заявкам, а вот следующие строения уже требовали оплаты, и достаточно высокой, но к тому моменту многие навийцы вкусили комфортную и уютную жизнь без насекомых, без ветра, без дождя, с электротеплом и охладителем, с проведённой инфосетью, предметами быта и развлечения и прочим, прочим. Чтобы оплатить такой комплекс требовалось много навиров, и земная колония предложила покупать анобтаниум. Конечно, ручным трудом много минерала не добыть и, после пары партий, с которых был щедро уплачен налог вождям, Джон выдвинул концепт промышленной разработки с максимально возможным сохранением экосистемы, но тем не менее, облик планеты должен был измениться и большинство кланов отказались идти на это, часть сохранив ручные раскопки, радикальная часть полностью запретив и заодно уничтожив все культурные центры землян и запретив всяческие контакты с ними.

Начиналась новая эпоха Пандоры. Сотрудничавшие с Землёй кланы во главе с Джейком Салли и представители земной администрации во главе с Джоном Смитом подписали договор о сотрудничестве в Рохлане - стремительно растущем городе клана Затаившихся в траве.
Джон произнёс небольшую речь на собрании: "Собратья навийцы, мы вступаем в новую эру взаимного процветания и сотрудничества, где не будет места вражде между планетами, где каждый клан будет услышан, где каждый индивид, с любым ростом или цветом кожи может рассчитывать на принятие, терпимость и понимание. Свобода, закон и демократия - всеобщие, всегалактические ценности любого разумного существа. Наши совместные действия по обмене культурой и товарами дали прекрасные плоды колоссального роста благосостояния, взаимоуважения и комфорта и недалёк тот день, когда осуществиться моя величайшая мечта и мы будем жить одной галактической семьёй в спокойствии, радости и уюте. Спасибо вам за доверие и терпение, и отдельно хочу выразить благодарность Торуку Макто, чья доблесть и благородство позволили нам быть здесь вместе, забыв распри и отчуждение!"
Аватар землянина сиял от счастья, будучи чрезвычайно доволен такому положению дел и реальному объединению кланов: -Джон, я ошибался в тебе, спасибо.
-Джейк, ты главный герой этого дня, спасибо тебе. Я просто не препятствовал настоящей идее Земли прийти сюда. Иди, тебя ждут вожди и слава.
Выбор этого города в качестве центра формирующейся пандорской федерации был обусловлен удобным логистическим расположением, низкой связью с древосетью и соответствующей восприимчивостью к инновациям, общей разумностью и малоэмоциональностью принятой в клане, рассудительностью вождя Урултоя, который сказал при личной беседы с Джоном - "Эйва наша мать, и мы все чтим её, но мы должны позврослеть и взять ответственность на себя." Благодаря влиянию земной администрации, пропаганде среди простых навийцев, лоббированию и спонсорством вождей, рохланские кланы были объединены в федерацию, с конституцией, защищающей права простых панвийцев и разграничивающей полномочия регионов. Особое внимание Джон уделил тому, чтобы ветви власти базировались в разных городах, дабы не возвышался ни один и всегда была возможность договориться с другими городами, если какой-то вождь начнёт требовать слишком много.

Далеко не всем вождям понравилось ограничение их власти, но к тому моменту уже у большинства прогрессивных навийцев были личные коммуникаторы и идеи демократии, эгалитарности, законности преобладали над вождизмом и воплощением ветвей власти в одной фигуре. Скоординированные через пандорскую информационную сеть - пандис - общественные выступления, подкреплённые позицией земной администрации, убедили их поступиться силой ради всеобщего блага; давление общества стало неприятным открытием для лидеров, привыкших к полувоенному подчинению, но их барыш компенсировал всё. В течение года благодаря массовому использованию строительных роботов и 3Д-принтеров на пандорской почве возникли многие города, расчищающие пространство вокруг себя, прокладывающие водные коммуникации, дороги, электросети. Экономика Пандоры росла гигантскими темпами на земных кредитах, поставках материалов, лизингу техники, обучению специалистов. Древосеть Эйва не могла стерпеть такое вмешательство в экосистему планеты и сформировала агрессивный ответ: фауна Пандоры и кланы эйвовцев, начали войну против кланов рохланцев, поддерживаемых СГР.
Война началась с небольшой пограничной стычки на спорной территории кланов, но, поскольку конкуренция систем и вражда нарастали давно и непреклонно, стычка очень быстро выросла в полномасштабный конфликт. Земляне не участвовали непосредственно в боевых действиях, ограничившись командованием, управлением техникой, разведкой и снабжением. Джейк в смятении позвонил куратору и тот настоятельно рекомендовал устраниться от какого-либо участия в гражданской войне во избежание межпланетных осложнений. Итак, командиром сил рохланцев был Урултой, но реально силами управлял земной советник Марк Саранов, который охарактеризовал провальную операцию ЧВК как "полная чушь, осуществлённая бездарностью, привыкшей мирняк давить" и парой непечатных фраз.
Отслеженные со спутников и беспилотников по тепловым сигнатурам войска эйвовцев объединялись в долине Пять рек и явно хотели продолжать путь прикрытые лесами от воздушного нападения. Марк раскидал мелкие мины с авионов, преграждая дальнейший путь, выдвинул пулемётные лёгкие машины и обстрелял всадников. Недисциплинированные наездники легко спровоцировались на преследование и попали на равнину, где их орущее и бесформенное стадо полуохватили огневым мешком, и накрыли миномётами, превратившими изумрудный луг в кроваво-синее месиво, над которым встала какофония криков умирающих навийцев и страконей. Пешие солдаты, бежавшие за кавалерией, погибли с ней или были рассеяны по лесу, а пытавшаяся обойти по лесу пехота наткнулась на мины, понесла потери и отошла, долину же закидали снарядами со слезоточивым газом. Войска эйвонцев отошли для поиска нового пути, а рохланцы занялись медицинской помощью раненым, хотя на Пандоре было принято их добивать. Трёх агонирующих навийцев поднесли к древосети и подключили, позволяя передать последние минуты кошмара - пулемётный огонь, разрывающий плоть, висящие в воздухе ошмётки тел, пролетающая медленно, словно дирижабль, голова страконя и свист, жуткий свист, никогда ими не слышанный, как будто призрак смерти пришёл высосать и разодрать душу.
Эйва вздрогнула в ужасе и тут Марк активировал импульсный модуль древосети, давно изготовленный и подключённый, как регистратор волн активности, тихо ждавший своего часа. Модуль выдал резкие скачки потенциалов, распространившиеся по всей сети, вызывая зацикленные, несогласованные, разнонаправленные сигналы, создававшие хаос. Эйва словно билась в эпилептическом припадке и ретранслировала повторяющийся шок и трепет по всей Пандоре. Война была выиграна едва начавшись.

Предложение мира приняли быстро, условия вхождения в федерацию очень приемлемы и отколовшиеся кланы получили большую компенсацию за свои потери, а несмертельно раненные эйвонцы были вылечены, помещены во временные лагеря и, спустя пару месяцев агитационной обработки, отпущены. Эйва медленно приходила в себя, целенаправленные атаки фауны давно прекратились, и, пока она была в коме, многие животные были съедены обезумевшими хищниками - ещё один пример того, что централизация стирает всякую самостоятельность. Только самые радикальные племена Оатаку и Линнаан не подписали условия мира и продолжали беспокоящие партизанские атаки. После нескольких безуспешных попыток замириться, выражавшихся в разрушенных дронах и повешенных навийцах из службы безопасности, куратор пожал плечами, пробормотав: "Чтож хотите по-плохому, давайте по-плохому. У нас тоже есть заветы предков."
Разбившийся в лесу транспортник с грузом из спальных мешков, еды, одеял и алкоголя, быстро был найден скаутами, растащивших груз по своим селениям. Вскоре вирусная эпидемия охватила весь мятежный регион, высочайшая контагиозность была продуктом биотехнологов Земли, досконально изучивших иммунную систему навийцев. По периметру стояли карантинные войска с медицинско-эвакуационными пунктами, куда помещали всех желавших покинуть умирающие земли, а внутри действовали экспедиционные вакцинированные группы по наводке с беспилотников выслеживающие и истребляющие крупных животных с последующим сжиганием тел, чтобы уничтожить таким образом кормовую базу племён. Большая часть навийцев просто спивалась. Отчаявшиеся мятежники пошли на прорыв оцепления, обнаружены, окружены и расстреляны, те кто был слишком болен или отказался сопротивляться, был вылечен и помещён назад в область проживания, временно без права её покидать.
Подобная жестокость не могла не вызвать возмущения навийцев, бурные акции протеста прокатились по всей федерации и некоторые закончились разрушением культурных центров, но выпустив пар и под влиянием масс-медиа, синекожие утихомирились, однако, шторм не мог так легко улечься.
-Ты сделал наш народ слабым, зависимым от вещей!
-Я просто дал им возможность цивилизоваться.
-Это не наша цивилизация, это какая-то бессмыслица! Мы отказались от духов предков и нашего образа жизни ради чего? Джинс?
-Что ты пристала к этим джинсам? Электрокары, спорт, видеофоны, развлечения, медицина, дома, роботы! Это всё цивилизация! Я даже не говорю про культуру и искусство. А демократия? Права гуманоидов?
-У нас были свои игры, свои икраны, своя медицина и своя культура... Где это теперь? Почему мы сидим в закутке, словно в клетке?
-Это решение совета старейшин - расширить город.
-Этот совет не представляет собой Нави! Это кучка богачей, забывших дух Эйвы, подкупленных твоим проклятым куратором!
-Послушай, Нейтири, как ты себе представляешь функционирование общества? Мы не можем узнать интересы и мнение каждого, поэтому каждый клан выбирает своего старейшину, который на совете с другими старейшинами определяет развитие народа. Это правильный путь, и мы на Земле прошли его за века, я просто помог пройти его гораздо быстрее, без всех ошибок и войн. Цивилизация - это порядок через закон и демократия, определяющая закон. Просто вспомни, какие обычаи у вас были до того? Ритуальные убийства, межклановые войны, отторжение слабых и больных, подавление свободы слова, запрет на развитие...
-Заткнись! - прошипела Нейтири - Ты чёртов землянин и остаёшься им, ты никогда не будешь одним из нас! Ты никогда не поймёшь наш путь единства с Природой и Эйвой! - она резко развернулась и пошла к выходу.
-Нейтири! - Джейк схватил её за руку, она выхватила нож и полоснула по предплечью.
-Не трогай меня, сволочь! Ты подставил нас всех, ты привёл их сюда и отравил наши умы! Но я так просто не сдамся, Эйва защищает меня!
-Нейтири, я помогаю нам, как ты не видишь? - крикнул Джейк ей вслед, зажав руку.
Через месяц поднятое Нейтири восстание было подавлено совместными силами Нави и людей, предводитель предпочла смерть сдаче в плен. Джейк не мог придти в себя после этого и ушёл с поста вождя племени, опять потеряв ориентиры в жизни, пристрастившись к употреблениям огнючки в одиночестве.
Джон с трудом смог достучаться до него, аватар открыл дверь и с ненавистью уставился на него.
-Какого хрена тебе надо?
-Рассказать хорошие новости и помочь выкарабкаться из депрессии.
-Ты, уже помог, урод.
-Джейк, в том, что произошло нет ни моей, ни твоей...
-Да пошёл ты к чёрту! - Джейк сгрёб рубашку Джона и поднял его в воздух. - Если бы не ты, мы бы жили счастливо до сих пор! Не было бы ни войны, ни смерти...
-Ни наукхи, ни медцины - прохрипел куратор.
Джейк раскрыл кулак и Смит свалился на колени, не удержавшись на ногах. - Знаешь, я задавался долго вопросом, являешься ты лицемерным, бессердечным, хитрым интриганом, или оголтелым, бездумным проповедником с промытыми мозгами. Невероятным образом ты являешься обоими людьми.
Смит прокашлялся и ответил: -Джейк, поступь прогресса неумолима. Свобода и демократия...
-О, ради всего святого, останови заезженную пластинку, у меня голова уже раскалывается!
-Надо меньше пить, вождь.
-Я уже давно не вождь.
-Спроси это у своего клана.
-Не хочу, чтобы видели меня таким.
-Так не будь им. Мистер Салли, я принёс Вам официальное приглашение на сбор вождей федерации по вопросу присоединения планеты Пандора к Союзу Республик Галактики на правах автономии.
Аватар широко распахнул кошачьи глаза: -Это правда?
Куратор засмеялся: -Даже не знаю, что сделать, проманипулировать тобой или промыть мозги? Или то и то для надёжности? Тебе кажется, что я такой пронырливый делец, потому что я добиваюсь успеха всегда и в, казалось бы, безнадёжных ситуациях. Но дело в том, что я вижу правду, и я иду путём правды, и так мне помогает весь мир. Спроси у своего племени, нужен ли ты им и нужны ли земляне навийцам.
-Я буду там.

Заседание проходило в большом зале, украшенном флагами племён Пандоры и гербами городов Земли, вертикально свисавшими с полуколонн, что белыми полосами выделялись на жёлтых стенах и продолжались в светлые конусы, сходившиеся к центральному окну в вершине зала; от окна кольцами расходились матовые округлые светильники. На расходившихся дугами от трибуны кремовых кожаных креслах располагались вожди племён в праздничн
>> No.58804 Ответ
2019 Октябрь

Наконец, мне поступило послабление в бесконечном потоке однообразной работы.
-Константин Иванович, Вы же к нам из военной разведки пришли?
-Так точно.
-Надеюсь, не забыли прошлое и не забывали тренировки - по ротации отправитесь в командировку в Киргизию на китайскую границу командиром мобильной группы, там что-то намечается.
Мы ожидали на базе указаний от информатора и, получив её, тут же собрались и залезли в два вертолёта, которые высадили нас за 6 километров от зоны. Построив людей - головной дозор, ядро, тыловой дозор - я приказал выдвигаться; над нами уже висели два дрона, сканирующих местность вокруг, оператор малого дрона шёл позади меня, держа его в рюкзаке - пока нет нужды тратить заряд. Я отслеживал наше движение по новой модели военного планшета ГЛОНАСС, он был крайне удобен и держал в памяти 3D карту местности, так что я мог видеть непосредственно рельеф в виде полигонов, некрасиво, но информативно. Правда мы двигались ночью, и он демаскировал позицию и слепил глаза - есть что доработать. Я прикрыл планшет и опустил ПНВ, периодически сверяясь с картой. Без приключений мы добрались до указанной точки, где должен был пройти караван, головной дозор остановился за 300 метров от неё на склоне, я подошёл к ним и осмотрелся, кажется, было чисто, тепловизор ничего не показывал, беспилотники также молчали. "Выдвигайтесь цепью на 30, через 200 метров поверните на 90, осмотритесь." "Покажи мне север." - прошептал в ответ дозорный, оба глаза которого были заняты бинокуляром. Я скосил один свободный глаз на компас и ткнул рукой.
После проверки точки я поставил наблюдателей, вышел на связь со штабом и доложил о готовности. После почти суток ожиданий со штаба передали, что беспилотник засёк движение на маршруте и я разложил людей классической Г вдоль тропы, сам находясь на удалении с оператором дрона и тыловым охранением. "17 лошадей, 8 человек" - доложил оператор, смотря в дисплей. "Алмаз Лихому, визуальный контакт, 400 метров" - вызвал передовой наблюдатель. "Лихой, принял". "Алмаз Соболю, вижу караван, 300 метров" - это уже подгруппа досмотра. "Соболь, принял". "Алмаз Хорвату, караван проходит мою позицию" - передал командир огневой подгруппы. "Хорват, принял, распределяй цели. Соболь, ближе 50 метров не подпускай, алгоритм помнишь. Всем бойцам, огонь только ответный или вслед за досмотровым." - сказал я в рацию.
Соболь за 70 метров до приближения каравана встал и крикнул: "Стой! Ложись на землю! Руки за голову! Живо!" Первый всадник встал, караван замешкался, собираясь в гармошку. Я перекатился к оператору дрона и внимательно наблюдал за людьми, всадники быстро спешивались, некоторые уже легли, но не в мирной позе. "Соболь, упади." "Алмаз Лихому хвост разворачивается." Чёрт возьми. "Лихой, постарайся отсечь, задействуй МОНки, если надо. Тыловая подгруппа, бросайте позиции, уходите к Лихому на..." "ОГОНЬ, ОГОНЬ" - заорал Соболь. Гнетущая тишина прорвалась заливистыми переливами автоматического огня. Раздался грохот со стороны наблюдателя. "Хорват, Хорват, ты командир, тыл пустой". Я хлопнул Марса по плечу: "Погнали к Лихому." И мы понеслись по серо-жёлтым камням, перепрыгивая через провалы, автомат увесисто и надёжно лежал на изгибе локтя, сердце колотилось, вдыхаемый воздух был сух и пылен и нёс в себе этот сладкий аромат нахождения на самой грани, когда все рецепторы работают на пределе и ты чувствуешь, что живёшь, по-настоящему живёшь, и тут сзади громыхнул свирепой силой мощный взрыв и тёплая звуковая волна обдала меня, поднимая вокруг струи пыли - как давно я мечтал об этом!
Лихой уже перестреливался с противником, тот уполз за камень, раненый в ногу. "Лихой, мы подходим с северо-востока. Базальт, Базальт, выходи на дорогу по дуге, ещё дальше Лихого!" Я поставил Марса сверху на холме прикрывать меня, спустился по склону, воровато огляделся с колена: сзади меня всё ещё шла активная перестрелка, было опасно поворачиваться спиной, моя жизнь зависела от навыка и наблюдательности напарника. Перебежав дорогу, я упал на камни и прицелился, нет, сектор не тот, я в приседе продвинулся вперёд и бок киргиза открылся полностью, он спрятался за валуном и стрелял по Лихому, я двойкой выстрелил ему в верхний правый угол торса, стараясь раздробить головку плечевой кости. Одна пуля прошила надплечье, другая чётко ударила в кость, и он упал. "Лихой, сместись к нему и проверь, я прикрою." - крикнул я и аккуратно стал подходить к киргизу, он валялся на земле, перепачканный кровью и пылью, из раны торчали фрагменты мышц и костей, правая рука не функционировала - знание анатомии +10 к урону по людям - он шарился другой рукой по поясу, возможно, пытаясь найти гранату, я выстрелил возле головы и заорал: "Не двигайся, сука!". Он перевёл на меня безумные глаза и остановился, Лихой выглянул из-за валуна, махнул мне рукой, подбежал к киргизу, наступил ногой на руку, воткнул в шею автомат и быстро обшарил, пока я охранял его жизнь, смотрел за дорогой и переговаривался по рации: "Базальт, доклад" - "Вышли на дорогу, всё чисто." "Хорват, доклад" - "Движения не вижу, был мощный взрыв груза, потерь нет." - "Садись в круговую оборону. Соболь, доклад... Соболь!" - "Алмаз, это Гранит, у нас всё нормально, Соболь только рыгает, кажется, контузило." - ответил его напарник. "Радист вызывай штаб, нам нужны вертушки, задание успешно, есть один раненый пленный средней тяжести и наш легкораненый".

Мы перевязали раненых и осмотрели остатки груза - типичный набор моджахеда: АК, ПКМ, РПГ, гранаты ещё советского производства, всё наверняка со складов восточноевропейских братушек. Чтож, следователям будет чем заняться, проверить номера, маршруты закупок, допросить пленного (хоть он и был исполнителем пешки, мог дать зацепки), а я пока понаслаждаюсь выполненным делом, сидя на холме, отпивая воду из шланга и смотря на коричнево-серые горы, расплывающиеся в дымке горизонта, как медленно плывущие волны Земли, я проникался их горделивым спокойствием и умиротворением, такой тихой уверенностью и молчаливой мощью, пройдут года и наши голоса рассеются в этом прозрачном воздухе, а они всё будут плыть и плыть вдаль, помня только дела наши...
Я внимательно посмотрел на блок управления, торчащий слева-сверху от рукояти автомата. Несколько кнопок и джойстик прекрасно ощущались и управлялись большим пальцем в перчатке, но создавали очевидные сложности в мороз, грязь, дождь, движении, неудобном хвате. Необходимо связать приёмные элементы напрямую с нервами для быстрой и надёжной передачи импульсов от мозга к оружию и получению обратных, превращая таким образом автомат в продолжение тела, а если сознание содержится в нервах, то превращая в продолжение сознания, часть духа воина.
Мы сделали свою работу хорошо, но чего я не знал, так это того, что таких караванов было одиннадцать и мы смогли задержать только пять, ещё три взяли китайские пограничники. Уйгуры получили получили оружие и по Синь-Цзяню прокатилась волна терактов, а через месяц сотрудник СВР уехал в Лондон и дал там показания о том, что он участвовал в поддержке восстания на северо-западе Китая и он, из-за своих моральных терзаний больше не мог продолжать работать на обеспечение имперских амбиций России. Бледный и потерянный Григорий Самонов сидел перед камерами, с идеально уложенными непричёсанными вихрами, ввалившимися глазами и синими мешками под ними. Интересно, различаются ли наши и их стандарты, сколько нужно не спать, сколько нужно выпить литров на килограмм массы для достижения правильного эффекта? Глубоко законспирированный агент катализировал жесточайший кризис в российско-китайских отношениях, которые едва удалось не разорвать.

2020 Апрель

Виктор Петрович - мой непосредственный руководитель - написал мне забрать его с аэропорта, странно, у него есть шофёр. Я приехал за ним заранее и ждал больше часа, когда, наконец, он вышел я поразился, тому, насколько он осунулся и постарел. Лицо имело землистый оттенок и на нём было ясно написано: "Война", и как раз недавно Китай спустил на воду четвёртый авианосец. Всё ясно - нам сделали предложение, от которого нельзя отказаться.
"Как прошли переговоры?" - ровным голосом спросил я.
Он молчал.
"Вы знаете такое выражение "Москва - сердце России, а Санкт-Петербург - её голова?"
Молчание.
"Можно провести аналогию дальше, Киев - живот. Так и будем с огромной дырой в туловище ползать инвалидами, пока не поправим дела."
Молчание.
"Трусость и бегство можно смыть только кровью. Мы не можем поступить иначе, русский народ никогда не смирится с потерей Киева."
"Довольно."
Я замолчал, но уверен, что он и вызвал меня для того, чтобы как-то переговорить, пусть даже в таком формате и получить небольшую поддержку. Всё-таки старшее поколение совсем не умеет разговаривать и общаться, считает, что всё нужно держать в себе, а признать наличие проблемы - это так не по-мужски.

2020 Июнь

Мне выправили документы на имя Кузнецова Ивана с легендой заместителя председателя по общественным связям в одной из баптистских церквей на Урале. Целью миссии был потомственный бизнесмен Патрик Гарман, владеющий обширными земельными угодьями в Аризоне и массивными активами в Шанхайской агломерации, он принадлежал к партии опосредованной войны, то есть к сторонникам развязывания конфликта, поставкам оружия за двойную оплату и наблюдению со стороны. Программа партии прямой войны заключалась в развязывании конфликта и активном участии, поскольку после завершения вражды будет много вопросов, почему США не выполнили союзные обязательства. Партии мира не было - все понимали, что двух королей горы не бывает, а война спишет все долги. Для проформы, конечно, несколько отщепенцев выступали за мир во всём мире.
Однако, мы не знали даже примерное количество лендлизовцев, они не проявляли себя - нельзя было спугнуть китайскую партию войны, да и симпатии к России не приветствовались в обществе. Таким образом, сокращение численности изоляционистов было насущной задачей при подготовке к войне. Шантаж, подкуп, шпионаж, подлог - всё шло в ход, особенно удачно, когда помощь поступала из неизвестных источников американского истеблишмента. Симметричная работа велась и у нас два года назад, и сейчас в Китае: под прикрытием войны и восстания многие сторонники нейтралитета в неизбежной американо-китайской войне потеряли своим посты, некоторые свободу или жизнь в терактах, акцидентах или просто потерялись.
Сейчас, сместив акцент работы на международные дела, я даже не всегда понимал, от кого получаю приказы, настолько всё перемешалось, конечно, не было и речи о работе на иностранное правительство, но правительства как таковые крайне поляризовались в преддверии мировой войны и полюс одной из групп там был ближе, чем некоторые полюса тут. Особенно успешной была недавняя операция в Италии, где я был куратором: помощник мэра Бостона, Питер Даутсон, встречался с крупным бизнесменом из Екатеринбурга, Сергеем Кливцовым, на деловом ужине последний обмолвился, что помогал спецслужбисту перевести крупную сумму денег на офшор и тот намекнул, что трансфер повлияет на выборный процесс в южном штате. Питер оживился и попросил рассказать подробнее, уже трепыхаясь на крючке. Соответствуя своему реноме либерала-прозападника Сергей с осуждением поведал о деталях перевода, но кроме банковских подробностей ему ничего не было известно, однако, за определённую плату посредника он готов поспособствовать контакту, на что естественно получил согласие. Через неделю Андрей Столяров, прогуливаясь по улочкам Милана, забрёл в небольшое кафе, пообедал и забыл на стуле телефон с важной информацией, вечером получив 50 тысяч долларов на поддельный счет одного из тысяч фондов поддержки демократии.
По возвращении в США Даутсон был взят под арест, обвинён в государственной изменен, сношениях с иностранной разведкой, получении взятки в 50 тысяч долларов, попытке заражения компьютеров итальянского посольства и дискредитации выборной системы. После пары дней сопротивления и маячащей перспективы уехать в тюрьму на пять-семь лет, Питер пошёл на сделку со следствием, получил штраф и увольнение, а его шеф для неразглашения всей этой истории сменил политический лагерь. Мне никогда не сообщали, каким образом устанавливалась связь и согласовывались действия, да я и не хотел владеть такой опасной инфой.
Сейчас я летел в Бельгию на христианский саммит Европы, где будет находиться интересующая вип-персона. Разговорившись с пресс-секретарём, я добился персональной встречи с Патриком в отдельной переговорной комнате. Первый рубеж защиты в виде рамки металлоискателя и пары полицейских располагался на входе в здание; второй с личным досмотром, выворачиванием карманов, разуванием - около секции конференц-зала; и, наконец, третий, где меня попросили снять одежду, непосредственно перед переговорной.
Начальник охраны скептически посмотрел на меня: "Хорошая мускулатура для священника." Я улыбнулся безмятежно: "Много физического труда на благо Господа нашего." Естественно, его это не убедило по совокупности параметров, и он не пропустил бы меня, но формально придраться было не к чему, и я был безоружен, так что, он, забрав даже ремень, разрешил войти.
Конференц-комната была выполнена в светло-коричневых и бежевых тонах, посередине её разделял длинный стол с матовым покрытием и рядом простых широких стульев, на стояли стеклянные бутылки с водой и высокие стаканы, одна из стен представляла собой окна в пол, закрытые жалюзи. У дальнего конца стола сидел пожилой человек в строгом тёмном костюме и чёрном в белую полоску галстуке. Он поднялся мне навстречу и, широко улыбаясь, протянул руку, кожа тыльной стороны была истончена и иссушена, местами проступали пигментные пятна, но хватка была крепкой и уверенной. Седые волосы аккуратно прикрывали небольшую лысину, на массивную и широкую челюсть по-бульдожьи нависали щёки, тонкие губы обычно были недовольно поджаты, но это отлично скрадывалось профессиональной улыбкой; что не скрывалось за мимикой, так это его свирепые глаза человека, привыкшего побеждать и подчинять.
Я поприветствовал сенатора и сел на стул, а телохранитель, который следовал за мной по пятам, встал за спиной. "У меня для вас письмо, сенатор." - я наклонился вперёд, положил конверт, закашлялся и вернулся назад.
"Спасибо, дайте пару минут, я прочту." - он поднял бровь, взглянув на оторванный край. "Извините, сэр, меры безопасности" - вмешался охранник.
Патрик углубился в чтение, а я перевёл взгляд в окно. Вертикальные жалюзи были наполовину закрыты - стояла прекрасная солнечная погода - и пейзаж был закрыт, яркие лучи мощно пробивались в комнату, рисуя широкие полосы, одна из которых лежала на лице. Я наклонил голову - всё лицо было на свету, наклонил в другую, и оно оказалось в тени, выпрямил шею и разделил лицо пополам. Дурачась в театре одного актёра я как бы говорил - смотрите, я хороший, ой, вот уже плохой, а вот я изображаю дуализм человека, диалектику нашего существования, когда плохой поступок ведёт к хорошим последствиям - незамысловатая и избитая игра теней с простеньким смыслом, впрочем, разве жизнь в сути своей не так же проста? Один объект хочет поглотить другой, а тот хочет отбиться и поглотить его, так просто и безвыходно.
Я уселся поудобнее и посмотрел на колонны света, застывшие воздухе и пылинки, висящие в них. Пыль в значительной части состоит из отшелушенного эпителия и разве мы сами по себе не такие же пылинки, парящие в лучах? Пылинки, медленно летающие вверх и вниз, неделимые, элементарные, простые точки, завораживающе поблёскивающие, светящиеся на солнце?
Вся эта вражда и дружба, симпатии, ссоры, политика, заговоры и козни, чувства и страсти, публичные игры, идентичность, вызовы, ценности - всё это такое наносное, несущественное... Мы мним себя повелителями мира и тела, управляем планетой и атомами, творим историю и судьбу, но всё это всего лишь полёт пылинки, потерявшейся в заносчивой мечте... Да и есть ли реальность у этой пылинки, или это просто сон, глубокий сон крохотной частицы?
Человек напротив хочет использовать меня для дестабилизации противника, а я хочу убрать помеху на пути к союзничеству, и это вопрос жизни и смерти на саммите человеколюбия и гуманизма, но это всё так мелочно, так нелепо... На меня накатила тёплая, приятная волна, я на секунду представил, как было бы здорово отменить все шаги к надвигающейся бойне и жить в мире. Ведь мы не обязаны быть врагами, люди могут жить в приязни...
-Это какая-то ошибка. - вырвал меня из созерцания голос.
-Простите?
-Это письмо, что это? - недоумённо спросил Патрик.
-Письмо счастья - тепло улыбнулся я.
-Это нонсенс - тратить моё время на детское философствование и спам! Что вот это такое - твори добро каждый день, будь приветлив и участлив к окружающим, радуйся любому мгновению жизни и подобное на трёх листах и в конце - распространи копию письма среди десяти своих друзей, иначе счастье покинет тебя навсегда? - с трудом, но он держал себя в руках.
-Только всеобщее дружелюбие и учтивость поможет нам преодолеть различия и непонимание и построить настоящий глобальный мир.
-Ты издеваешься? Темой встречи назначено разоружение, а не какой-то долбанный теологический спор. Поэтому я бы хотел уйти к этой проблеме и послушать, как ты можешь помочь снизить уровень агрессии в своей злой, тоталитарной стране и убедить её отказаться от нового витка холодной войны, ведь вы опять проиграете.
Я чихнул, извинился и с сожалеющим видом ответил: - Боюсь, что тут небольшое непонимание. Я хотел обсудить продвижение демократии в вашей стране и ваше разоружение.
Сенатор шокировано уставился на меня: -Ты идиот?
-Но почему Вы злитесь? - я произнёс это максимально мягким голосом.
-Потому что это полный бред!
-Почему же? Потому что я не понимаю необходимости средств защиты или сути конкуренции? Вовсе нет. Добро должно быть с кулаками, пастырь должен охранять стадо - я знаю всё это. Но Вы же прекрасно знаете, что Вы продвигаете демократию для граждан США и способствуете процветанию для населения США, а не для всего мира. Вам следует либо передать свой флот под руководство Объединённых Наций, на что вы не пойдёте никогда, либо перестать диктовать миру свои указы с позиции силы.
-Я богобоязненный христианин и живу по законам Божьим! - разъярился сенатор. -Ты пришёл сюда оскорблять мою великую страну и американский образ жизни, который сделал её лидером свободного мира, и ты спрашиваешь почему? Идиот!!!
-Ваш образ жизни внутри и вне страны различается кардинально, внутри свобода и демократия, снаружи насилие и диктат. Простите, но для мира вы чиновник деспотии и подавления, дьявол проник в Ваше правительство, и Вы слуга его. Я хочу сказать Вам, как вернуться на путь настоящей свободы и истинного достоинства. Позвольте мне помочь Вам.
-Сэмуэл, выведи этого придурка. - презрительно сказал сенатор.
Я хотел подняться и уйти, но иногда надетая маска так прилипает к лицу, что заменяет его и я резко наклонился над столом, максимально близко к Патрику и взволнованно зачастил: - Вы же верите в бога, Бог послал меня передать Вам информацию, я посланник Его и должен сказать Вам - не начинайте войну! Пожалуйста, не начинайте войну! Это будет катастрофа! Не... - телохранитель, державший меня за шиворот, резко дёрнул, и я упал назад, не перекатившись привычно, а как мешок.
Патрик саркастично посмотрел на меня и надменно махнул рукой в направлении двери. Сэмюэл угрожающе надвинулся, я поднял руки ладонями, показывая согласие, направился к выходу и обернулся в дверях. Фигура сенатора горделиво темнела на фоне светлой стены, он уже занимался другими бумагами и почти забыл о моём существовании. Я понял, что это бесполезно, они не отступят, война вовсе не пугает их, они и понятия не имеют, что такое война. Патрик исполнил свою американскую мечту - достиг успеха через усердие и упорство, и теперь был намерен исполнить международную американскую мечту - достичь успеха через мировую войну, разрушающую конкурентов, из мирового должника стать мировым кредитором. Я усмехнулся и радостно попрощался: "Счастливо оставаться, сенатор!".
Снаружи я оглянулся на Сэма, брезгливо посматривающего на меня, внимательно вгляделся в него и весело сказал: "Извините за предоставленные неудобства." Он промолчал. Я продолжил: "Позвольте рассказать притчу. На одном исключительном-исключительном континенте, в одной исключительной-исключительной стране жила исключительная-исключительная нация, построившая исключительный-исключительный город, где жил исключительный-исключительный человек, где...
-Ты испытываешь моё терпение - пробурчал Сэм.
...жил исключительный-исключительный человек, который однажды задумался, а почему я не нравлюсь никому, ведь я такой исключительный? Может я что-то делаю не так? Да нет, фигня какая-то, они просто лузеры все."
"Исчезни, жоподырка" - он хотел пихнуть меня в грудь, но я отклонил руку и пошёл на выход, радостно помахав Сэму на прощание.
Я не обманул сенатора насчёт передачи важной информации - бинарной информации, субстантированной в РНК. Я был заражён модифицированным вирусом гриппа, который был настроен по принципу "ключ-замок" на ДНК Патрика Гармона, встраивался в ядро клеток его нейронов, вызывал мутацию участков ДНК, кодирующих определённые рецепторы миелиновых оболочек, последние воспринимались иммунной системой как антигены, и она атаковала их, вызывая таким образом демиелинизирующий процесс. Получение биоматериала и предподготовка вирусной инвазии были осуществлены через мексиканскую любовницу Патрика.
В былые времена это назвали бы склерозом Тернова, но поскольку исследователь предпочёл остаться в тени, я бы назвал его по должности жертвы - склероз конгрессмена. Я был доволен разработкой: система защиты, нападающая на свои клетки - разве не человек, рождённому в СССР, знать её лучше всех? Было бы ещё показательней заразить его системной красной волчанкой, серпомолотной волчанкой, но ведь это уже случилось. Как в приписываемых Никите Сергеевичу словах - "мы будем давать Америке понемногу социализма, пока она не придёт к коммунизму". Через три месяца сенатор оказался в госпитале с отказывающими нервными функциями и через полгода система управления окончательно распалась, система же управления страной имела больший запас прочности, но итог ожидался аналогичным.

Я получил нагоняй от Виктора Петровича: "Это было простое задание, подойти, поговорить о погоде и религии, отойти. Что ты устроил? Ты привлёк так много внимания, ты теперь невыездной на несколько месяцев!"
Я извиняющееся развёл руками: "Мне пришлось импровизировать, система ненадёжная, ну не обниматься же при встрече. Да я проявил некоторую эмпатию, но так было полно таких религиозных подвижников."
"Эмпатию... - он зыркнул на меня сердито - Эмпатию, говоришь... Ты свои романтические штучки для девчонок прибереги, когда шашни крутить будешь, а у нас война на носу! Родина дала тебе ум и талант, чтобы ты защищал её, а не нюню распускал! Ты теперь над каждым трупом рыдать собрался?"
"Никак нет, товарищ полковник! Есть забыть про эмпатию! Разрешите идти?"
"Подожди... Ты сейчас на изучении у компетентных органов, придётся отыгрывать легенду до конца осени, потом устроим автоаварию твоему герою священнику. А пока при церкви поработаешь, приступаешь завтра. Ступай... Эмпат." - ухмыльнулся разведчик.
Я вышел с потеплевшими щеками и выругался. В самом деле, о чём я думал?

2019 Июль

Опыт служения при церкви был полезен и интересен, но под конец жутко утомителен постоянными ритуалами, твердением одних и тех же текстов на полурусском языке, шаблонными действиями изо дня в день - суммируясь это капитально промывало мозг, и психика находилась в штиле. Несомненно, если пять часов подряд почитать вслух молитву из 15 строчек, то высшая нервная деятельность будет угнетена и всяческих мешающих вопросов не возникнет - своеобразный речевой DDoS. Слова молитвы и выбор объекта поклонения не имеют значения, можно молиться и отсутствию объекта на истмате, так и просто отсутствию всего сущего в мантре. Было бы интересно узнать, чья душа или сознание, в зависимости от точки зрения, просветлённей, - у того, кто родился глупым и невопрошающим или у того, кто ответил на вопросы зацикленной бессмысленной дорожкой и стал глупым, или у того, кто силой воли поверил в одну из идей, хотя все они условны?
Я немного даже поёрничал над белоручками, переведя на их лад отличный армейский метод постоянного тяжёлого физического труда для подавления мыслей, но мне предложили поехать в отдалённый монастырь, где практикуется подобная методика, а у нас всё-таки город и надо посвящать себя больше труду духовному. Да-да, духовному труду пропаганды устаревшей на эры системы ценностей, бесстыжему обвинению всех вокруг, бормотанию невнятных текстов и проеданию государственного бюджета - они будто специально отвращали от себя разумных людей своим мракобесием и нетерпимостью. Безусловно, я понимал, для чего нужна поддержка государство церкви: хоть и можно быть хорошим человеком без религии, но с религией хорошими людьми будет значительно большее количество людей, но подобная манера жизни попов делала эту задачу гораздо сложнее.
Для большинства людей, приходящих в церковь, не имело значения в кого и кому верить, лишь бы скрыть плотной ширмой эту неумолимую экзистенцию. Они молились тихо, некоторые нараспев и немного покачивали головой, многие плакали, кто-то просто стоял и смотрел перед собой с осунувшимся, скорбным лицом, и все искали утешения, надежды. Я как мог помогал им, как-то приободрял типичными церковными словами и давал сладкую ложь во благо - про душу, Небесное царство и прочее. С одной стороны, я не верил во всю эту ерунду про ангелов и каких-то духов, с другой, я прекрасно знал, что абсолютный материализм, который выдают за чистую научность, бессмысленен и бесплоден. Большинство людей уходило в лучшем состоянии, чем, когда пришли, какая-то часть в неизменившемся, но было отчётливо видно, что тут практически нет никакой моей роли, а только изначальное самопрограммирование; я могу только немного подтолкнуть, дать костыль, но человек решает сам.
Можно было рассказывать про Иисуса, про Мохаммеда, про Будду, про Перуна, про Зевса, про панпсихизм и ноосферу, в конце концов и было бы неважно, какое слово сказано, главное, что получено уверение - Бог есть, значит, есть душа и справедливость. И если подставить религию исторического материализма, то будет почти то же - высшая цель есть, твои дела вечны, справедливость восторжествует, трудящиеся объединятся и построят безмятежное царство на Земле, где всего будет в избытке и лев будет лежать рядом с ягнёнком. И хоть мне нравилось изучать и выслушивать людей, помогать им, я быстро очерствел, потому что их проблемы были слишком мелочны и суетливы, никто не пришёл спросить о смысле жизни, о том, как правильно жить, всех волновал только комфорт жизни и уверение в том, что жизнь бесконечна.
В последние дни служения я часто прогуливался по парку около церкви и простаивал внутри, лишь бы не заниматься унылой рутиной, и, что занятно, вместо нетерпения и томительного ожидания, ко мне пришло умиротворение. Стояла поздняя осень и листья совсем уже облетели, лежа шелестящим пёстрым ковром, и воздух был сух и до невозможности прозрачен - ничто не мешало взору стремиться в далёкую даль. Я сидел на колокольне и сливался с горизонтом, но пришёл звонарь, и мне пришлось спуститься. Внизу я медленно шёл рядом с тропой и шуршал листьями по пути, смотря как они жёлто-красными волнами раскатываются от ног. Колокол прозвучал гулко и сочно в холодном воздухе, за раскачивающейся чугунной шапкой на высокой лазури голые ветви переплетались, как трещины и чёрные точки собирались в стаю для отлёта, - моё сердце тронула тревога. Я опустил голову и пошевелил носком листья, поднял один, помял и разодрал вдоль жилы, выпустил назад к другим листьям, которые умерли и распадутся на части, чтобы стать пищей для жизни и вернуться весной. Сколько солдат падёт и отдаст свою жизнь, чтобы Родина расцвела после войны?
Я сжал зубы и быстро пошёл по каменной тропе, непроизвольно зайдя в храм через пару минут. Я встал в тёмном углу, передо мной трепетались язычки десятка свечей и спиралью вился дымок из чадящей лампадки, тёплое дуновение приятно пахло воском и ладаном, вдалеке тихо пел высокий голос и стало так легко свободно, я засмотрелся на раскрашенный высокий купол и боковые нефы, почувствовал, что как бы воспаряю и обручи спадают с груди...
Всё-таки надо отдать должное, психический эффект потрясающе выверен и отточен, интересно, сколько веков развития архитектуры, живописи, обрядов, да и просто культуры понадобилось, чтобы достигнуть такого? Я бы хотел изучить историю всего этого, но время, время... Я подошёл к рядам свечек и протянул руку к огоньку, стоящему немного в отдалении и поводил кистью над ним, переворачивая при движении. Есть что-то завораживающее в огоньке в сумраке, иначе бы он не использовался в верованиях повсеместно, полагаю, это может быть прекрасной метафорой нашей жизни, теплящейся, пока есть топливо и не дуют ветра, а потом угасающей, иногда столь внезапно, в темноте...
Я долго смотрел на пламя, потом очнулся, поморгал и перевёл взгляд на золотистый отблеск иконы, откуда на меня сурово смотрел Христос. Христианство, всё-таки, мрачноватая религия в текущей версии, так много основано на смерти, боли, страдании - не понимаю, зачем? Человек скончался, если душа есть, то он продолжит существовать, а если нет, то рыдать надо при рождении, а ещё лучше вовсе не рождаться. Бизнес обслуживания смерти очень прибылен и попы грамотно вкладывают ресурсы в это направление, но итог не очень красив; на любви и смирении много не заработать, поэтому суть, то, что сделало христианство ведущей религией, ускользает от них. И даже если посмотреть не с культурной точки зрения - ну вот как можно заработать на предотвращении войны? Не выгоднее ли начать войну за верный способ любить и славить бога, против тех, кто делает это неверно, и в итоге прирасти паствой? Хорошо, что хоть сейчас идеологию не так лицемерно называют общечеловеческими ценностями. Я предпочитаю видеть гуманистические, моральные основы.
Интересно, Иисус мог представить, что так будет? Что бы он сделал для исправления? Я взглянул на лик, выписанный в византийском стиле. Давайте представим, что в человеке есть искра божественного творения, условимся, что этих искр так много, что они выполняют всю его сущность и тело, возьмём, что Бог очеловечился и сошёл на Землю. Решение?
>> No.58806 Ответ
Восхождение и падение 7

2021 Август

Накануне войны мы начали тестировать систему удалённого управления киберами, поскольку я участвовал в разработке и был членом силовых структур, я смог пролоббировать своё участие в качестве оператора прототипа. Я стоял в подогнанном под меня экзоскелете, окружённый кучей датчиков и мониторов, переплетающимися и стыкующимися блестящими кабелями, создающими сложные узоры. Лаборант подцепил к разъёму на моей руке толстый провод в серебристой оплётке, я почувствовал хаотичное, бегающее по кисти и предплечью, покалывание, к которому быстро начал привыкать. После ряда тестов, в которых ощущения менялись от щекотания через тепло к онемению, мы приступили к начальной фазе опыта - я почти без ошибок угадал предметы, которые ощупывал киберпротезом за стеной, грубо отличил температуру жидкости, угадал материал брусков и ткани. Проблемы возникли только с текстурой поверхности, слишком сложно создать такие мелкие и гибкие рецепторы.
Далее я надел 3D очки, выполнил ряд простых манипуляций с перемещением разных фигур через соответствующие отверстия, перелил воду, составил пирамидку, завязал узел, понажимал символы в нужном порядке - словом всё то, что делают дети в самом начале обучения движениям. Нетерпение от таких скучных и монотонных занятий нарастало, я уже выполнял задачи очень быстро, неприлежно, наконец, прервал очередной нудный цикл, взял маркер и написал крупно НАДОЕЛО!!!
Послышались сдавленные смешки, Антон Сергеевич - руководитель опытов - недовольным голосом сказал мне прекратить баловаться, массив данных нужно пополнять и пополнять, я возразил, что не смогу в полную силу провести главную часть, если потрачу энергию на всякую ерунду и что в детсаде сейчас обед, а потом сончас. Начальник проекта - генерал Петроченко - на удивление поддержал меня и настоял на ускорении процесса. Неодобрительно покачав головой учёный велел переходить к основной фазе испытаний.
"Левкой-5, доложите статус."
"Левкой главный, двойная проверка нарушений не выявила, готовность полная, ожидаем указаний."
"Левкой-5, начинаем передачу через две минуты."
Антон Сергеевич задумчиво смотрел, как я проверил застёжки на руках, уселся поудобнее и, взявшись за шлем, поймал его взгляд и натянул губы в подобие улыбки. Мне было совсем невесело, первоначальное оживление и прилив позитива сменились нервозностью и глубоким волнением, меня бросало в жар, горло пересыхало, я мандражировал, как перед итоговым экзаменом. Я нацепил шлем и остался на время в темноте и тишине.
На кой ляд мне дались эти чувства и переживания?! Эта психика со всеми метаниями, волнениями, мучениями всего лишь остаточный и побочный продукт эволюции разума. Страх провала должен стимулировать меня к большей эффективности и самоотдаче, но у человека редко бывают задачи убежать или кого-то убить в обычной жизни, да и на войне он нужен только на поле боя, большую же часть времени мне нужен интеллект и расчёт, и страх мешает, убивая разум. Любовь должна соединять людей, но она полностью отключает кору, оставляя базовые функции, приводя к душевному расстройству с патологической фиксацией, перемежающейся периодами гормонального опьянения или испепеляющей ревности, или глубочайшего отчаяния, и эта болезнь лечится так долго, так мучительно! Или чувство достоинства, что должно должно оберегать от совершения подлостей, но ведёт к унижениям?
Как бы было прекрасно избавиться от этой души! Не чувствовать, не страдать, не терзаться! О, чёрт, поскорее бы стать безэмоциональным киборгом с холодным, кристально чистым рацио, заполоняющим всё сознание! Как бы было великолепно, изумительно, эффективно. Но нет, пережитки прошлого, эти атавизмы психики ещё мешают мне, затемняют разум, ослабляет решимость! Когда уже я успокоюсь? И какого рожна военные проекты называют такими цветочными именами?!
Внезапно пришёл свет и перевёрнутое вверх дном изображение, через несколько секунд земля вернулась вниз, и я огляделся по сторонам. Я стоял на полигоне Камчатки, вдалеке виднелись направленные вверх треугольники вулканов со снежными вершинами, благодаря высочайшему разрешению и бинокулярной передаче изображения, они производили немногим меньшее, чем в реале впечатление медитативного величия и застывшей вечности. Я попытался вглядеться, камера правого глаза резко среагировала на изменения зрачка и увеличила изображение в 40 раз, а левого в 10, я потерялся и поморгал глазами, - период обучения и доработок будет долгим - программно включил синхронизацию изображения и надёжно уперевшись ногами, ещё раз приблизил вид. Я смог увидеть в реальном 3D, как буря сдувает снег с кончика горы, развевая бело-голубое полотнище, как бугрятся хребты, как ползут зигзагами тёмные расщелины; я слышал, как дует ветер, немного шумя завихрениями в датчиках и руки немного холодели от поступающих в нервы сигналов датчиков на манипуляторах кибера. Я был там, за семь тысяч километров от Москвы.
Я вернул зрение на единицу, прошёл десять метров вперёд - идти и удерживать баланс было совсем легко, помогали дополнительные системы автоматической стабилизации (аналог неосознанной координации мозжечком) - опустился на колено и провёл рукой по сухой земле; она ощущалась странно, как рассыпчатая крупа, поскольку механизмы были сильнее моих мышц и я легко продавливал и бороздил её. Я поднял горсть земли к лицу, повернул манипулятор и она просыпалась назад, я видел каждый камушек, каждую частичку, прямо перед собой! Я был в неимоверном восторге, я ликовал от успешного испытания и не смог сдержать внезапный порыв - я написал размашисто и жирно на земле: АБЫРВАЛГАБЫРВАЛГАБЫРВАЛГАБЫРВАЛАБЫРВАЛГ

Часть III

2021 Сентябрь

Наконец, финансовый кризис, о котором так долго говорили, разразился. Акции FAANG резко упали, в США началась колоссальная экономическая депрессия, ведь производство было давно выведено, долги колоссальны, военный бюджет огромен. Всё было давно просчитано и запланировано - курс доллара обвалился, президент Соединённых Штатов получил импичмент, войска из Европы начали выводить, а ЕС начал создавать свою армию на базе бундесвера. До войны оставались считаные месяцы.
Через полгода, когда большая часть американских солдат покинула Европу, Россия ввела войска на восточную Украину и в Прибалтику. Сопротивление эти объектов было минимально, его никто и не ждал, США, Англия, Франция выразили жесточайший протест, на уровне разрыва дипломатических связей; Германия несомненно была оскорблена, что добычу забрали из-под носа, сформировала вокруг себя альянс лимитрофов во главе с Польшей и ввела миротворческие войска на запад Украины, объявив блокаду Балтийского моря. Не всех ещё немецких солдат наградили берёзовыми крестами. Все эти слова, идеологии, лозунги не имеют никакого значения, свободная и сильная Германия неизбежно атакует соседей в той или иной форме, подчиняя своей воле.
После встречи войск на линии Луцк-Тернополь начались привычные русско-немецкие танковые состязания, где-то вели одни, где-то другие, иронично, что немцы давили массой техники и союзниками, а мы качеством техники и выучкой, но никто не хотел излишне терять людей, немцы не прессинговали, мы быстро отходили. Германия по своей привычке расширения конфликта за счёт слабых стран, влезла и в Белоруссию, чтобы установить демократию, низложить диктатора и всё такое.
В итоге под русским контролем остался только Крым и Донбасс с Харьковом, Харьков был очень нужен для подготовки к настоящей войне на другом конце Евразии. На этой линии немцам показали ядерный кулак в виде воздушного чистого подрыва тактического заряда, они подняли хай и хайп везде, где только можно, но получили лишь чуткое сочувствие и пожелания успехов, крепкого здоровья и пока ещё лёгкие упрёки в угнетении населения Восточной Европы. Фронт остановился, Кёнигсберг по договорённости объявлен открытым городом и занят бундесвером.
Так, использовав Японию, как кнут, а Украину, как пряник, умелыми дипломатическими действиями США убедили Россию, что ей будет лучше находится в привычном составе: Англия, Америка, Россия. "Привет, Союзники! Обнимашки?" - смеялся я. Коллеги раздражались от таких шуток, но я мог только разводить руками: "Других союзников у меня для вас нет. Только идиот будет доверять островитянам, поверьте, они ближе к концу войны ещё чеченского эмиссара в Лондоне выкатят и устроят восстание на Кавказе, поэтому
Америка побеждает Россию, Россия побеждает Китай, Китай побеждает Америку. Европейский союз - четвёртый радующийся. Верная стратегия в таком раскладе - стать союзником США, совместно побить Китай, но так медленно, чтобы Штаты понесли значительный урон, а после войны задружиться с Евросоюзом.
После войны у генсека Китая спрашивали, почему он думал, что ему придётся иметь дело с одной Россией, что Союзники не вступят в войну, он не мог дать однозначного ответа - то ли умело разыгранная роль нейтрала, то ли привычная стратегия невмешательства до истощения противника, то ли долгий период вражды США и России - китайцы не могли понять, как можно так легко и произвольно менять состав союзников и врагов и не терять лица. Сочетание слишком серьёзного отношения к словам и дипломатическим играм, и, с другой стороны, грубый эгоизм, всегда мешает неевропейцам.

2021 Ноябрь

Случайно, на каком-то общем празднике, я обратил внимание на красотку на другом конце стола. О, она была великолепна, блестящие серо-зелёные глаза, иронично поблескивающие при смехе, аккуратный, немного длинноватый и вздёрнутый нос, чистая бархатистая кожа, ещё по-девичьи припухлые щёки, игривая, слегка надменная улыбка, тонкий стан и длинные волнистые русые волосы. Естественно, я не смог не познакомиться и не взять номер телефона и не пригласить на свидание.
Мы встретились через два дня на террасе уютного кафе. Елена была в чудесном синем платье с светло-коричневым - или каким-то сложным названием цвета из этих девчачьих оттенков - и сумкой такого же тона, а туфли на высокой шпильке отлично подчёркивали стройность ног. Я сидел и откровенно любовался ей, пока она что-то щебетала. Внезапно я понял, что поплыл, голова казалась невесомой, я бесконечно смеялся, был эйфористичен и наивен, подолгу вглядываясь в её лицо, я уже представлял, как бы хорошо нам было провести отпуск вместе, как бы хорошо просыпаться рядом, готовить завтрак, я даже немного задумывался, любит ли она детей. Катастрофа. Я втюрился.
"Надо что-то делать, надо бежать, я же потеряю голову сейчас окончательно, мне нельзя терять время на эти любовные страсти. Одумайся, что ты творишь, Костя, это же на два года минимум. Дети, это, конечно, неплохо, но ты представь, сколько надо будет потратить на всю эту чушь - хочу, не хочу, буду, не буду, ты смешной, ты неадекватный, уйди, приди, забудь, почему не помнишь, а когда мы, нет, слишком рано. Ты не разберёшься в этой женщине, как и во всех них, в их желаниях, подверженных сиюминутным потребностям, слишком зависимым от настроения, погоды, цвета лака на ногтях или случайной щербинки на нём, наполненности желудка, удобства туфель и прочего-прочего. Их стремления, их мотивы - это полная и непроглядная тайна, кромешный хаос, в котором они сами не могут никогда разобраться, поскольку логика нарушается каждый раз, каждую божию минуту; между циклом "если-то" вместо простого тире стоит колоссальный и непознаваемый океан женской сущности и никогда, никогда невозможно точно узнать, что будет даже за простой шуткой - недовольство или смех, а за неназначенной встречей с небольшим подарком после работы - благодарность или неприязнь. И вот так своими неизбывными перепадами отношения она так и будет мучать тебя, подсознательно проверяя на прочность чувств, устраивая этакий тест на пригодность, но, что самое смешное, независимо от твоего поведения, от твоих достоинств и недостатков, стоит только перетерпеть некоторое время, как к тебе привыкнут и будут всё прощать, нет, конечно, эти неосмысленные эмоции не денутся никуда, но уже наоборот будут направлены не на проверку тебя, а на создание комфортных условий для себя с тобой. Это так нелепо, так абсурдно, знать бы мне это 15 лет назад... И вот, если у мужчины нет особых чувств, он гораздо проще переносит все эти причуды, не принимая близко к сердцу, не творя глупостей, а потом женщина привязывается и остаётся с ним, так и случается брачный союз не с тем, кто сильнее любит, а с тем, кто более безразличен."
-О чём задумался?
-Да так... О жизни... Эм, конечно, о том, что тебе очень идёт такая простая причёска - выгодно оттеняет цвет глаз и овал лица.
Она благосклонно улыбнулась: - Знал бы ты сколько времени уходит на такую простоту.
"Приди в себя, тебе нельзя тонуть в этом водовороте чувств, тебе уже не 16, у тебя есть дело и задачи. Тебе нужна другая, покладистая и спокойная девушка, чтобы создать семью и детей, если уж родительский инстинкт проснулся. Ты не должен думать о ней, она не та..." Я беспомощно тонул, чувствуя, как тёплые волны раскатываются из центра груди.
-Твоё сердце свободно? - спросил я у неё.
-А что бы я тут делала?
-Бывает разное.
-Если твоё сердце занято, скажи лучше сразу, я предпочитаю честность.
-Если бы оно не было занято, я бы скончался от воздушной эмболии.
-В переносном смысле, конечно, не будь таким серьёзным. - Елена хихикнула.
-Переносный смысл возник не попросту, а на базе сенсоров, отслеживающих изменения в сердечно-сосудистой системе. Предпочитаешь честность? Я чувствую сейчас, что у меня свербит пустое сердце, но на самом деле это вазоконстрикция и повышение ритма сокращений, обусловленные стресс-индуцированным выбросом катехоламинов. Причина стресса - ты. Я... - Я поперхнулся, продавил комок в горле и продолжил сбивчивым, волнующимся голосом. - Я влюбился в тебя. Ты прекрасна, чудесна, восхительна, очаровательна, чарующа, ты... совершенна. Послушай, я скажу, наверное, глупость, но я хочу быть с тобой, хочу детей от тебя, чтобы ты была моей женой. Я только прошу тебя по-честному, давай не будем устраивать все эти игры, все эти флирты и свидания, я ненавижу всё это, я понимаю, что ты не сможешь так сразу согласиться, естественно. Только не надо вот этих метаний, нравлюсь-не нравлюсь, ты должна понимать, что это просто эмоции. У меня нет возможности бегать за тобой и уговаривать, да и особого желания тоже. Тебе нужно проверить искренность моих чувств, это объяснимо, все эти подарки, цветы, комплименты - всё для доказательства истинности и честности. Давай я буду крайне честен и сразу подарю тебе достаточный объём средств, машину, колье, чтобы ты поверила мне. И я готов ждать, готов встречаться с тобой долго, но я не готов терпеть сомнения и нерешительность. Вот, я раскрылся перед тобой, честно, как ты и хотела. - Я откинулся назад без сил.
Она смотрела на меня приоткрыв рот: -Ты чокнутый.
-Влюблённость лишает разума...
-Ты реально считал, что я на что-то такое соглашусь? Я тебе кто, девочка по вызову? Раз-два и в постель?
-Да при чём тут постель. Это приятное дополнение, правда я не знаю, как детей без секса делать.
-Ты сначала кажешься таким умным и воспитанным, а тут показал себя. Да уж, чужая душа потёмки.
-Это отказ?
-Конечно, отказ, болван! - У неё на языке явно что-то другое вертелось. - Я, пойду, надеюсь, ты с меня не запросишь денег за твоё драгоценное потраченное время?
-Лена, ты всё не так поняла...
Она ушла, разъярённая, звонко цокая каблуками. Я решил немного посидеть и прийти в себя и тут как раз принесли заказанную еду; я поглотил мясо с спагетти дрожащими руками, неприятно царапая тарелку приборами, хмыкнул, попил сока, пожал плечами, подумал, и съел её порцию, не пропадать же добру. Да, всё-таки я поступил правильно сразу, устранив такую возможность для безрассудочных, неэффективных порывов, проблему лучше давить в зародыше и не давать ей шанс. Потом я позвонил по нужному номеру и пару дней провёл в женской компании, заглушая тоску.

2022 Май

Третья Мировая Война началась с убийства китайского посла в Казахстане, его расстреляли во время поездки по Алмате. Китай посчитал, что связанная на Западе Германией Россия не будет ничего предпринимать и предъявил ультиматум по допуску своих инспекторов к расследованию и архивам, ограничению численности армии и доступу к разработке ряда месторождений. Ультиматум не мог быть принят, Россия начала мобилизацию, вслед за ней Япония, потом Китай, Филиппины, Индия, США, Пакистан, Иран, Англия, Вьетнам, Израиль, Саудовская Аравия, Тайвань и прочие-прочие страны. Евразийский континент задрожал и от Суэцкого канала до Парасельских островов, от Персидского залива до Сахалина пролегли огромные пылающие дуги войны.
Шлиффеновской косой китайская армия рассекла Тихоокеанский регион от Хабаровска до Сахалина, отрезая огромный загнутый кусок Приамурья, другая часть пересекла Транссиб и БАМ, выдвинулась до Нерюнгри. Монголии было дано два дня на предоставление права прохода войск и, после отклонения предложения, её восточная часть была оккупирована, китайская махина устремилась к Иркутску, который держался полгода. КНР очень быстро захватила Внешнюю Маньчжурию и предлагала заключить мир, расторгнув договоры, по которым она её потеряла; было даже обещал вернуть России весь Сахалин после победы над Японией. Но кто бы согласился на это, когда дичь попалась в ловушку?
Китайцы поступили мудро, не собираясь забираться вглубь России дальше Байкала - снабжение, держащееся на двух ветках железной дороги и тройке автодорог, не располагало к активным действиям, ещё более мудро они поступили позволив японско-русскому флоту эвакуировать Владивосток. Китай пытался обойтись ограниченным конфликтом по типу русско-японского и не выступать страной, на которую навешают роль агрессора и преступника против человечества - их наивность не знала границ. Тайвань был занят быстро, от Вьетнама и Индии китайцы просто держали оборону. В Средней Азии началась ползучая, совместная с Пакистаном, инфильтрация горной войны. Флот не выходил за пределы прибрежной зоны, впрочем, это устраивало все стороны.
Я скептически смотрел на душевный подъем населения и китаефобию, потому что я знал, как легко может измениться их настроение от малейших трудностей и что война не прогулка по парку, но можно ли сказать, что меняется настроение непосредственно народа, в массе своей пассивного, если это настроение узнается из газет и телевизора, где выступают совсем не народные лица? Снегов, с которым я часто контактировал, был умеренно оптимистичен, но без шапкозакидательских настроений.
В Россию потянулись транспорта с лэнд-лизом, по Атлантике они сопровождались эсминцами US Navy, а между Исландией и Англией к ним присоединялись корабли Royal Navy. Думаю, в штабе бундесвера было жарко, когда они получили сводки о первом караване, прикрытом англо-американскими кораблями. Я был несправедлив к немцам, как-то сказав, что они ничему не учатся - узрев континентальный пожар, коалицию, в которую их запихивают, потрясающие, обещающие многое перспективы для страны, Бундестаг вежливейшим образом извинился за причинённые неудобства, сместил канцлера, назначив её ответственной за агрессию, отвёл войска, назначил обширные репарации, поставки материалов, станков, оружия и технологий, и "перед лицом нового монгольского нашествия предлагаем дружбу и военную помощь России". Естественно, что предложение альянса было принято, оно было бы принято и до того, но в этом мире нельзя дружить, пока не выяснено, кто сильнее. Они оставили даже Калининград - милейшие люди. Германия помахала рукой Польше и была такова. Окончательное решение вопроса германского государства откладывалось до следующего неминуемого раза - эта песенка будет вечной, пока не будет устранён источник всех войн с 1864 года.
Поляки могли шипеть, плеваться, гримасничать, истерить, скрежетать, но это не меняло ничего, в ряде дипломатических переговоров им было ясно указано, что никто не будет противиться, если Россия вдруг решит немного перекроить границы Польши, и поэтому нужно заканчивать этот ненужный спор, отвлекающий силы от реальной задачи. По-хорошему нужно было бы создать сухопутный коридор к Калининграду, но незачем подогревать конфликт с Польшей, да и какая разница, всё равно русско-польские границы быстро растворятся после войны, слишком мало различий на самом деле между народами. Тем более, что Львовской области дали возможность вариться в собственном ядовитом соку и развлекать поляков. Мир на востоке Европы был установлен. Без единого выстрела Англия устранила конкурента, а Четвёртый Рейх стал Шестой Республикой. Старая школа - лучшая школа.
Прибалтика сменила ЕС на ЕАС, Белоруссия давно уже рвалась в состав страны, из Украины, то есть уже просто Окраины России в экономических целях в состав федерации вошли земли Юго-Запада и Центра, западная часть стала ассоциированной автономией. Распад России был исправлен, мы плакали от счастья. Цели войны были достигнуты, но счёт лежал неоплаченным.

2022 Август

Меня пригласил в гости к товарищу на семейный праздник, это был чудесный пикник на лужайке у кирпичного двухэтажного дома с плющом, открытой террасой, плоской крышей и кремовыми резными оконцами, смотревшимися на удивление органично и не старинно. Я сидел на траве, скрестив вытянутые ноги, и откинувшись назад на руки, говяжий стейк средней прожарки с тимьяном и свежие овощи приятно переваривались внутри вместе с сухим белым Совиньон-блан свежего урожая, согревая и наполняя, я запрокинул голову и подставил лицо любимой звезде. Жизнь прекрасна... Я поморщился от тёмного крыла, промелькнувшего на краю сознания - "Я подумаю о войне завтра."
Лай собаки привлёк моё внимание - в отдалении с золотистым ретривером весело игрался подросток лет пятнадцати, Михаил, сын друга семьи. Это был приятный подросток с густой чёлкой почти скрывающей глаза, словно щит, с меланхоличными большими голубыми глазами, слегка наивными, смотрящими внутрь себя, на прямом носу и около него виднелись веснушки того задорного характера, какой бывает только в юности, губы и щёки были совсем по-детски выпуклы и мягки, на одной из щёк виднелась пара красных точек, а уши немного оттопыривались кпереди, наверняка давая повод для переживаний, и он пытался их частично скрыть отрастив волосы; в целом, он был ранимым и пугливым подростком, оттого неуравновешенным и замкнутым, и на лице было написано, что он хочет чтобы его кто-то полюбил и принял со всеми его достоинствами и недостатками, даже с его торчащими ушами. Не слишком ли много я объясняю любовью? Есть ведь куча и других эмоций, слишком просто всё сводить под один знаменатель и объединять в одном слове так много оттенков и смыслов. Чтож в отношении подростка любовь - это однозначно объяснение, ведь он пытается войти в общество и определить свою идентичность, пожалуй, я даже увидел в нём себя когда-то, как я не хотел быть один, но никого не подпускал к себе и жаждал любви, но не мог её нигде найти, как и он, как и его родители, как и мои друзья. Мы все недолюбленные дети Матушки-России.
"Бедный ребёнок, знал бы он, что его ещё ожидает, он бы и думать забыл про уши." Я допил вино и направился к нему.
Я встал рядом и посмотрел с полминуты, как он забавляется с псом.
-Чем больше узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки, да?
Он поднял голову и удивлённо посмотрел на меня: - Мм, ну они честные.
-Это большая ошибка считать их одинаковыми, они все разные, как и люди. Как зовут?
-Бежик.
-А меня Костя, а тебя Михаил, да? Приятно познакомиться. - Я присел и потрепал собаку за ухом. - Привет, Бежик! Ты же можешь подрать кроссовки или диван? А когда ты ешь, к тебе лучше не подходить, ведь укусишь? А уж в стае, ты вообще не будешь за себя думать, а как вожак сделает, так и ты за ним, и твоя агрессия в своре резко возрастёт, особенно, если кто-то зайдёт на вашу территорию, правда? - Бежик часто дышал с высунутым языком и водил жёлтыми глазами по сторонам.
-Он хороший. - вступился за него Миша.
-Конечно, хороший, как и ты, как и я, пока мы в хорошей ситуации. Понимаешь, Миша, если собаки более честны, так это потому, что у них не хватает интеллекта для обмана, опять же, у некоторых умных собак вполне может хватать. И в жизни тебе встретится, да уже встретилось много обманщиков, много плохих людей, но это не потому, что люди изначально злы и враги друг другу, просто так устроен мир, что обманщики и подлецы получают больше, когда в обществе раздрай. И только хорошие люди, делая общее дело, спаивают общество и страну и тогда становится невыгодно быть лжецом, и мы становимся честнее и вернее. Видишь ли, мы должны быть вместе, в одной семье, аккуратно указывая на недостатки, боясь лишний раз обидеть, ты же хочешь, чтобы тебя приняли, как своего? Так прими и других, как своих. Нас может объединить только страна, только Родина. Считаешь, ты никому не нужен? - Я ласково посмотрел на него - Мишка, ты нужен мне. Ты нужен России.
Все твои проблемы прекрасно решаются наличием ДЕЛА. Считаешь, я не знаю твоих проблем, о, да, что может знать это старое поколение о твоих заботах! Думаешь, ты один такой, а остальные живут и радуются, не задумываясь ни о чём, только ты чувствуешь тоску и пустоту? Дайка угадаю, одноклассники тебя не принимают, девушка тебя не любит, родители тебя не ценят, никто не понимает и не хочет понять, а в жизни нет смысла. - Я иронично улыбнулся, видя, как у него натягивается лицо, смотрящее в почву. - Я тоже проходил всё это и знаешь, спешу поделиться опытом, нет другого пути, кроме работы и труда, тебе надо сцепить зубы и стремиться, проявить волю, иначе ты пустой человек, нельзя быть без дела... - Я закрыл челюсть так, что клацнули зубы. О, этот чудесный, восхитительнейший момент, когда понимаешь, что родители были правы. Я практически смысл в смысл повторял своего отца немного другими словами.
Я оглушительно расхохотался - "Как как? Нельзя быть без дела" - и начал гоготать ещё сильнее, слёзы выступили на глазах, я даже наклонился от боли в диафрагме - "Сцепить зубы и стремиться, АХАХАХАХА" - я упал на колени, сдавив живот, истерически смеясь, Бежик прыгал вокруг и лаял, Михаил стоял и обиженно смотрел на меня, как на идиота. - Прости, прости - я пробормотал сквозь смех, протянув руку к нему - я просто... Просто смеюсь над собой. Господи, я такой дебил, пришёл поддатый незнакомый дядька и начал жизни учить, да? Ахахах, вот уж петля судьбы. Надо же было ещё подумать, что ты меня будешь слушать, какого-то неизвестного мужика, доверишься ему, ох уж дурак я, несмотря на опыт. - Я с трудом поднялся, вытер слёзы, шмыгнул и покашлял. - Ладно, извини. Я желаю тебе удачи в грядущих испытаниях. Просто помни, что ты должен жить. А пока давай мячик покидаем Бежику?

2023 Июнь

На второй год войны усталость общества была велика и случались стихийные волнения, экономика военного времени приводила к перебоям в гражданских поставках, часты были случаи неповиновения приказам на фронте. На удивление Снегов и его партия полностью поддерживали политику России, чем завоевали моё уважение. Армия потерпела ряд поражений и отступила, однако, итог конфликта не представлял сомнений, Китай пытался выторговать приемлемые условия, и очередные закулисные переговоры с очередным тайным агентом Китая по поводу одного из условий продолжались долго и уныло, и я решил привнести немного огонька в разговор. Вэй начал долгий и упрямый монолог о коварстве и лицемерии США, и что Россия должна заключить мир невзирая на союзников, что у России больше нет возможности продолжать войну, что мы не враги друг другу, а нас лишь столкнули лбами и прочую чепуху, призванную хоть как-то сгладить проигрышное положение дел, я прервал его тем, что у меня есть информация крайней важности, он кивнул и охранники вышли. Я начал говорить, активно жестикулируя: "Китай должен принять условия Союзников. Все новинки вооружения, которые мы видели до сих пор меркнут в сравнении с недавним открытием наших учёных. Мы овладели волшебством. Мы узнали о существовании пятого измерения, где обитают призраки и духи, которые готовы прийти к нам на помощь! Достаточно только отблагодарить правильно и нарисовать его символ, и он покажет свою мощь!"
Вэй Луань посмотрел на меня плоским лицом, которое умудрялось выражать полное безразличие и отношение, как к полному идиоту. Я только поднял бровь, положил листок между нами и нарисовал две изогнутые черты, которые соединялись с одной стороны - стилистический вулкан, символизирующий огонь. Линии зарделись, засветились и бумага начала тлеть, а после вспыхнула; спустя минуту Вэй поперхнулся и начал задыхаться, щёки и шея начали интенсивно отекать и краснеть. Я с интересом рассматривал его и думал: "Можно представить, что магия - это не фокус с экзотермической реакцией, а непосредственное воздействие информации на реальность. В какой степени должна развиться ноосфера, чтобы оказывать прямое влияние на предметы и вещество? Сейчас зона возбуждения мозга сдвинула руку, рука включила триггер, триггер активировал передатчик, передатчик испустил ЭМ-волны, ЭМ-волны задействовали наночастицы, наночастицы выпустили аллергогенные факторы, факторы вызвали выброс медиаторов аллергии, яркую клиническую картину которой я сейчас наблюдаю. Слишком много цепей, слишком много действий и возможностей отказа. Забудем про военное применение, любой инструмент можно использовать и в мирных целях (если будет кому использовать, небольшой шанс есть, что ракеты полетят). Будем ли мы в будущем иметь некий нейрошунт к интернету? Или мы перенесём своё сознание на жёсткие диски? Или всё будет ещё интереснее, и наше сознание станет единым, а повсеместно будут находиться роботы всех размеров, представляющие собой наши руки? Или это будет нечто вроде мира-машины? Любопытно... Ах, да, надо помочь бедняге, он точно задохнётся."
Я достал из сумки украшенную рунами перчатку в ладонную часть которой были вмонтированы множественные микрошприцы с преднизолоном, подошёл к Вэю сбоку и, охватив заднюю часть шеи, с силой сдавил. Через шесть с половиной минут ему стало легче и я, присев на край стола рядом с ним, сказал, что он не должен злить духов, иначе они сожрут его окончательно. Он в ужасе посмотрел сквозь щёлки монголоидных глаз, суженных ангионевротическим отёком, на меня, на бледнолицего дьявола, пришедшего по его душу. Я чуть не засмеялся от этого выражения лица; пока он был в шоке, я сказал, что ему надо разогнать злую энергию и что охранники не должны мешать, пусть остаются здесь, конечно, он согласился, и я отвёл его в специально обставленную всяческим фэншуем комнату, где ему оказали полагающуюся терапию, вывели следы чужеродных объектов, а я разговорил его, записал компромат, дал денег и охранный амулет.

2024 Май

Война длилась уже два года и было очевидно, что Паназиатский Союз проиграет. Китай сумел захватить только Тихоокеанский регион до уровня Магадана, Сибирскую часть вдоль Транссиба, и треть Средней Азии, Сахалин и Красноярск так и не дались; на юге Китай взял большую часть Вьетнама с Лаосом, и значительную часть северной Индии. Иран захватил Ирак и половину Сирии, продвинулся вдоль Каспия с двух сторон и вошёл на южный Кавказ. Пакистан забрал спорные штаты и старался примириться.
Вопрос послевоенного раздела начинал вставать во весь рост и нужно было подготовиться к давлению на слабеющие США и защите от их атаки, безусловной и неминуемой. Основное уязвимое места США, как и России - раздробленность общества и страны, туда и надо было нацелить основной удар, как и они уже нанесли. Война и агитация дали временный эффект в спаивании нации, довоенные различия и конфликты в обществе не исчезли и с продолжающимися потерями людей и финансов разгорались ещё сильней. Плавильный котёл давно стал ректификационной колонной, надо подбавить огня. Но почему-то мне не давалась разработка этой части, мне совсем не хотелось заниматься проработкой ещё одной войны и устраивать другим то, что я испытал и пережил. Мне никогда не нравился принцип талиона.
Я нервно ходил из угла в угол, размышляя. С чего вдруг я стал переживать за их судьбу? Что за неясные эмоции в таком исключительно рациональном деле? Сложный, многослойный, но исчислимый расчёт уязвимостей и прочностей, продолжающийся оценкой своих возможностей и завершающийся построением дерева стратегий. Цель очевидна изначально - максимальное увеличение своего потенциала во всех возможных формах. Просто, логично, эффективно. Но что-то смущает меня во всём этом.
Я сел на стул и раздражённо потёр виски, должно быть сказывается непрерывный стресс войны, иначе я не могу объяснить неуместные для моего положения вспышки сочувствия. Я сказал вслух: "Полководец должен быть бесстрастен и безэмоционален, ибо дело это жизни и смерти, а чувства убивают разум." Нет, не помогло. Хорошо, что я не политик, им полагается чувства показывать, но при этом их не иметь. Но хватит, мне пора браться за работу, пусть неприятную, но нужную, да, мне гадко иметь дело с такими инструментами, действие которых я на себе ощутил, но не я же начал эту войну. Какое типичное объяснение.
Но ведь это правда! Это чистая самооборона после той бесчестной атаки на уже поверженного и лежащего бессознательного соперника! Каким образом можно успешно вести войну односторонне ограничивая себя в методах? О, да, можно переносить удары, когда ты играешь с ребёнком, но, когда удар разбивает челюсть, ни о каком прощении не может идти речь, если, конечно, не вставать в жертвенную позицию и прощаться со своей жизнью. Собственно, о чём я? Люди себя показали во всей красе оставшись единственной сверхдержавой, не связанной правилами и законами; особенно же они явили себя, когда стали терять этот статус. Будет крайне глупо с моей стороны ожидать послевоенный мир и благополучие. Нет, я не демонизирую их, если бы, допустим, выиграл СССР, результат был бы аналогичным с небольшими изменениями - меньше свобод и богатств, больше равенства и стабильности. Ход событий вообще естественен до тошноты, сильный жрёт слабого, человек человеку волк, побеждённым горе. Старые, добрые истины мира видевшего и знающего всё...
Несмотря на колоссальный социо-культурный прогресс природа человека не изменилась и ничто не в силах изменить, а я просто всё ещё глубоко внутри не могу принять эту грубую правду. Я не политик, я совсем не гибок в своих убеждениях, не хочу лавировать и играться с истиной. Так, стоп! Я резко поднялся, сжав кулаки. Довольно гуманистического нытья! Нужно сделать то, что нужно сделать, отбросив сомнения! Кого ты жалеешь? Ты забыл, как они тебя ненавидят и презирают? Может быть хватит стараться понять и принять всех и вся на этой Земле? Разве ты не видишь, к чему привело это всепрощение, смирение, долготерпение? - Я неприятно улыбнулся. - Это всё просто фантомные боли человеколюбия.
Да, давай расскажи мне про то, что каждый человек хорош, что простым людям нечего делить между собой, что отбросив расовые, национальные, классовые предрассудки народы Земли могут объединиться в одно мирное и счастливое общество. Конечно, они хорошие люди и мы хорошие люди, нам незачем воевать, это только политики придумывают какие-то сферы влияния, захват ресурсов, раздел слабых стран, тайные, лживые соглашения, а вот простой человек никогда бы не опустился. Ну, иногда, очень редко, всё-таки бывают такие ситуации, что нужные земли заняты другими простыми людьми, или другие простые люди успешней в размножении, в производстве, в науке, в земледелии, и вот, когда простой человек теряет достаток или пространство для жизни, тогда ему становится уже не совсем всё равно, что творится за морем и горой, тогда он спрашивает, нет, требует у своих вождей, чтобы они сделали что-то с простыми людьми у своих конкурентов, но нет, конечно, он ничего такого плохого не хочет, никаких войн, никакого насилия или подлости, это только политики делают гадости, а говорят нам, что добро, но ведь это гадости на благо простых и добрых людей, верно? А то, что там какая-то страна рушится, или простые люди с твоей страны идут убивать простых людей с другой, так это ход жизни, закон природы, Земля не бесконечна, ресурсы ограничены, всем не выжить. Мы все такие потрясающие простые люди в стеснённых условиях! Я пнул подвернувшийся под ногу стул.
Так может быть ты уже отбросишь ограничители жалости и милосердия, так явно понижающ
>> No.58807 Ответ
Восхождение и падение 8

2024 Июль

Вернувшись домой я открыл сводку по зарубежным СМИ и первым делом обратил внимание на заголовок The Washington Post "Россия неблагодарный союзник", в которой было написано о том, как мы мало вносим в общее дело, только получая оснащение и ноу-хау, пока доблестные солдаты Дяди Сэма ведут непрерывные бои. Если рассмотреть СМИ в течение пары месяцев, то NY Times рассказала о том, как война сначала сплотила российское общество и одновременно укрепила власть Путина, а сейчас душевный порыв прошёл и население выступает против авторитаризма и жирующих на военных контрактах олигархов; CNN поведало об очередных коррупционных скандалах, FoxNews репортировало о народном недовольстве и стихийных выступлениях против подавляющего свободы правительства, на форумах активно муссировались слухи о голоде, лишениях и жестоком подавлении полицией всяческого неподчинения. Всё было понятно, предопределённая судьба глобального доминирования через огневую сверхмощь, силу и притеснение. Милость - это слабость. Они хотя бы что-нибудь новое придумали, эти мемы про опрессивное русское правительство и неразвитую страну, я так думаю, больше двух веков циркулируют и никак не могут смениться, хотя изменилось всё, даже география, неужели они не знают про принцип соответствия целей и инструментов? Всё также орудуют молотком вопреки тому, что давно уже перед ними не гвозди, а бетонная стена, а они всё долбят и долбят, долбят и долбят, только летят крошки, а сами они глохнут от шума и не слышат других. И это русских ещё называют негибкими и ригидными? Интересно, они понимают, что раньше они были лучше СССР - а положа руку на сердце, это было не так сложно - то сейчас им надо быть лучше европейской страны с северным мировоззрением?
Что же, пусть так, хотят продолжать войны - их выбор. Добро сильнее зла не по какой-то мифической причине, а потому что мы называем добром то, что наиболее эффективно в долгой перспективе. Жаль, что американцы в своём недальновидном эгоизме не могут этого понять, как и того, что союзы надо создавать не только с марионетками.
Я набросал черновик программной речи, излагающий проблемы послевоенного мира, и отослал его в администрацию для ознакомления, с указанием, что надо будет доработать и дополнить ближе к концу войны новыми данными.
"Дым войны рассеивается и народы мира приходят в себя после кровопролитных столкновений, унесших миллионы жизней, экономические потери не поддаются подсчёту, мрак, глад, чума и безумие повисли над огромным континентом и нет конца людскому горю. В третий раз Земля содрогнулась в ужасе, бесконечном ужасе, который народы Земли клятвенно обещались не допустить вновь, но он словно поджидал, затаясь в глубокой пещере и накапливал силы, вернувшись на новом витке и с новыми вершинами развития науки и техники он принёс больше жертв, чем два предыдущих конфликта в сумме.
Как мы могли допустить это? Так много надежд возлагалось на Объединённые Нации, прообраз мирового правительства, и хоть труды ООН были ненапрасны и удержали Холодную войну от сползания в открытый конфликт, мы со скорбью должны признать, что первостепенной причиной сохранения мира был баланс военных сил и ядерных зарядов, и как только этот баланс был утерян после распада СССР, Организация Объединённых Наций превратилась в трибуну США, превратилась в Организацию Одной Нации, вскоре, без наличия значимой оппозиции, посчитавшей себя исключительной.
Мы испытываем глубочайшее уважение и восхищение широчайшими талантами и потрясающей целеустремлённостью нашего союзника и бесконечно благодарны американскому народу за героическую помощь, оказанную в конфликте, и мы всегда стремились быть друзьями нации Соединённых Штатов. Но истина дороже дружбы, и мы не можем не указать на источник вражды, чтобы не повторять жестокие ошибки вновь.
Колоссальная экономическая и военная мощь США, безропотно поддержанных союзниками, создала дестабилизирующее положение, где росток мировой судебной и законодательной ветвей власти был полностью им подчинён и не мог сдерживать силовую ветвь, которую воплощало собой американское государство. Мировой полицейский, не ограниченный ни судом, ни законом, стал сам себе и судом, и законом, настойчиво, безудержно экспансируя своё влияние и подчинение, и только совсем немногие страны смогли противостоять ему. Этим странам вместо сотрудничества дали изоляцию, вместо свободной торговли санкции, вместо поддержки демократии усиление кризиса и циничный раскол нации и общества, потому что в мире, который строили США может быть только один вектор, только одна мысль, только одна избранная нация!
Пропагандируя либерализм и народовластие, Америка использовала их исключительно как инструменты продвижения своей алчной воли, очерняя и компрометируя сами основы нашей европейской цивилизации, насмехаясь над инакомыслием и кичась своим положением. Сами слова свобода и демократия стали синонимами беззакония и военного переворота. Для долгожданного и столь скоротечного порядка и мира на Земле наставали тяжёлые времена, тень легла на глобус и ждала только причины, чтобы объять его всей своей кромешной тьмой.
И когда китайский народ со свойственным ему трудолюбием и многочисленностью построил у себя за долгие годы труда мировую фабрику и вознёсся на вершину экономической табели рангов, когда немецкий народ решил вернуть себе суверенитет и право распоряжаться своей судьбой, причина была получена. Соединённые Штаты могли выбрать путь мира, могли сойти с пьедестала к народам, стоящим на земле, и разумно уступить место, разделить полномочия, но это было бы не то горделивое и надменное правительство, которое решало судьбу мира в одиночку, не отвечающее никому. Соединённые Штаты выбрали войну, диктат и насилие.
Америка создала обширную коалицию с демократическими нациями и обеспечила себе превосходство в послевоенном мире. Наши цели были благие - свобода, народовластие, единство. Но сейчас мы видим сейчас не тот демократический и свободный мир, ради которого народы всей Земли самоотверженно сражались четыре (?) года. И это не тот мир, в котором мы хотим жить. И нет никакого повода полагать, что задача построения равноправного глобального мира решена или будет решена в сложившихся условиях. Свершилось окончательное и ужасное изменение мирового положения дел, Соединённые Штаты находятся на своём пике военной мощи и на своем дне цивилизации.
Америка провалила миссию. Рыцарь, боровшийся с монстром, сам стал монстром. Поддавшись искушению богатства и власти, он забыл свои клятвы и предал свои идеалы. Сияющий Град на Холме почернел, покрылся язвами и пыльной паутиной, узловатые стволы деревьев без листьев оплетают его и ворота зияют чернотой, как пасть чудища. Светоч наций потух и только кровавое, багряное пламя изредка мелькает в окнах башен.
Над всей планетой повисла липкая паутина контроля, опутывая все города и всех людей, в каждом компьютере, в каждом телефоне, в каждом девайсе сидит отвратный паук, подсматривающий, записывающий, изучающий и передающий собранную информацию в центральный узел, где всё анализируется и сохраняется в индивидуальной папке, созданной на каждого человека. Под лозунгами распространения цивилизации и демократии создан беспросветный политический диктат, под знамёнами защиты и заботы организован беспощадный, невиданный, невероятный тюремный надзор. Страна, так яростно и бескомпромиссно боровшаяся за свободу, распространяет слежку и тоталитаризм; страна, рушившая стены, строит стены; страна, создающая равноправное общество, сплавливающая людей, умело сталкивает народы, сеет вражду внутри социумов.
Как было сказано: "Погибели предшествует гордость, и падению – надменность." Есть ли пример такого падения в мировой истории? Есть ли мера, которой можно оценить несоответствие целей и достигнутого? Несомненно, это Советский Союз. И словно колесо кармы провернулось за четыре десятка лет, словно облик визави стал зеркальным отражением, конвульсивные действия и крах Соединённых Штатов, или, вернее сказать, Американского Государственного Союза, разворачиваются перед нами, и мы можем только с горечью наблюдать за этим.
Но мы в России знаем, что такое пасть и что такое распад, мы прошли всё это. И, отбросив прошлые обиды, на вершине наших союзных отношений и радости после завершившегося кошмара, мы с народами (мб дописать конкретно, когда будет ясно по политике) всего мира протягиваем руку великому американскому народу и просим принять помощь, отказаться от ненужной вражды и склоки, предотвратить неизбежный, трагичный финал. Военная мощь мирового полицейского, эти мышцы мира, в отсутствии какого-либо применения, какого-либо противника, не ограниченные никаким законодательным центром или судебной властью сдерживают, спутывают прогресс и развитие Земли. Как было открыто нашим соотечественником Павловым, высшая нервная деятельность основана на процессах возбуждения и торможения, и возбуждение при виде конкурентов естественно, но что может выступить торможением, если американское правительство не даёт отчёт никому, даже себе, в своих действиях? Где будет конец экспансии и силовому подавлению государств, осмелившихся жить иначе?
Так мышцы мира стали цепями войны, окутывающими наш милый и уютный маленький шар. И мы обращаемся к американской нации - покажите силу своего духа, своё миролюбие, свою приверженность закону и порядку, откажитесь от начинающегося нового конфликта, верните своё правительство под своё управление. Вместе, только вместе мы можем построить достойный мир, без притеснения и подавления. Цепи войны гремят при каждом шаге Соединённых Штатов, слышат ли они этот безумный лязг?
ООН могла остановить катастрофу, ещё в 2018 году, даже в 2020, но никто не хотел обострения, никто не желал терять выгодные контракты, все надеялись, что кто-то другой возьмёт на себя ответственность. Хотя Россия предупреждала о надвигающемся катаклизме и потере восприятия реальности США, никто не прислушался к нашим словам. Нельзя сказать, что его можно было легко предотвратить, условия для Мировой Войны закладывались годами, но мы могли получить шанс, если бы действительно старались. Мы не верим, что война была неизбежна, что американский народ, давший всему миру пример честного и справедливого устройства общества, в самые тёмные дни стоявший рядом с нами на защите свободы и правосудия, не мог осознать в какую пропасть его толкает политика правительства, оторванного от народа и страны, поддерживающего любое террористическое или неонацистское отродье, лишь бы получить прибыль, разжигающего войны, чтобы устранить конкурентов, заглушающего недовольство в стране насилием, направленным как вовне, так и вовнутрь.
Мы все должны усвоить жестокий урок войны. Послевоенный мир не может стать по-настоящему безопасным без построения нового, единого мира, ни одна из наций которого не должна полагать себя лишней или недостойной и ни одна нация не должна считаться исключительной или доминирующей. Причиной мировых войн, как мы прекрасно знаем, являются споры между великими нациями за обладание ресурсами, территориями и влиянием на народы, но мы не можем больше позволять себе решать споры военным путём. Мы обязаны создать прочный и надёжный мир через создание международных ветвей власти. Нет ничего важнее этой миссии, только единая и крепкая общность народов сможет решать глобальные вопросы безопасности, экологии, дискриминации, обеспечения прав и свобод каждого человека.
И сейчас мы предлагаем создать объединённые силы европейских наций, чтобы предупредить использование Соединёнными Штатами своей колоссальной военной мощи на достижение окончательной победы над миром и установление глобальной тирании. Китай повержен и оккупирован (если нет, то лежит в руинах), Индия разгромлена, Япония и Корея заполнены базами и агентами США, только Европа сохраняет силу и неподконтрольность, достаточные для защиты народовластия, гуманизма и разнообразия. Мы должны профилактировать болезнь, а не лечить её. Если мы сможем чётко, следуя уставу и уважая права друг друга проводить в жизнь последовательную политику равноправного мира, словом и дискуссией найти понимание с США, поддержать восстановление Китайского Союза Государств (или как назовут), поднять другие страны до нашего уровня, а не уронить их вниз, то мир и спокойствие на Земле будут обеспечены.
Священный долг Европы нести свободу и просвещение другим народам, защищать универсальные ценности, выступать ярым поборником цивилизации и рационализма, хранить мир во всём мире. Будет ли Франция, будет ли Англия, будет ли наконец-то свободная и суверенная Германия, будет ли Италия, Польша, Испания, Скандинавия и все страны Европы и Британского Содружества безразлично взирать на изначально ущербную систему международных отношений, или присоединятся к нам в нашем славном и отважном порыве удержать факел Свободы?!"

2024 Август

Я проснулся в каком-то неясном расположении духа, пошатался по коттеджу, позавтракал. Попытался сыграть на гитаре или порисовать - нет, никак, ничего не получается, не создаётся, муза не пришла, или, если на современный лад, канал связи с другой сферой закрыт. Есть ли возможность ему открытым, когда каждый день на фронте гибнут люди в колоссальных масштабах и все их ужасные смерти транслируются по интернету бесконечно тянущимся полотном слившейся воедино живой плоти из которой брызжет тёмный сок, выступают подранные кричащие лица, острые осколки костей, разорванные внутренние органы, спазмированные руки, вырванные глаза с хвостом нервов и сосудов; вот лежит вырванная и сломанная пополам челюсть, часть зубов окровавлена, часть блещет эмалью, а вот лёгкое, видимое через дыру в грудной стенке надувается и сдувается в последних минутах жизни, вот синюшный мозг выпирает наружу, а вот и кровавый понос вытекает из огромной дыры в тазу, вот свисает оторванный нос, и из раны сукровичными пузырями надуваются сопли, вот болтается рука на лоскуте кожи, вот торчит через рот печень, как огромный бордовый слизень, вот распластанный тонким слоем череп, вот...
Я закрыл лицо рукой. Достаточно. Это не тот канал связи, к которому я хочу подключиться. Я помню, как в детстве играл в Дум и в аду по колоннам и стенам бежала такая же текстура из лиц - это было страшней всего, я вводил читовые коды и демоны не пугали меня, но эти лица были искусством, а не игрой, хотя, с кодами было не так страшно, я их до сих пор помню. Где бы сейчас взять такой код... Надо взять помощь (смешно звучит) у другого интеллекта - я перешёл в рабочий зал: "Асисстент, начерти 3Д модель... дерева" - "Обрабатываю". Он убавил свет, передо мной нарисовалась голограмма дуба, я поднял руку, двинул пальцами для активации ручного управления и повертел модель. Красивый дуб с большой кроной, поблескивающей серебристыми листьями, символ долголетия. Нет, про жизнь и смерть и долгие года мне уже надоело думать, точно не тот вариант.
"Модель оружия." - "Холодного или огнестрельного?" - "Холодного." Высветился контур меча, классически прямого, длинного, увесистого, с массивным навершием и долом во всю длину. Нет, оружие это лишнее, что-нибудь мирное.
"Модель коня." И появился образ вздымающегося на задние ноги величавого, прекрасного скакуна с раскрытым в громком ржании ртом. Очевидно, что он носил черты Медного всадника и я счёл лишними аллюзии в подавлении личности государством, мне итак известно, что моя личность поглощена великой целью государства - войной.
"Модель замка." Возник эскиз неприступного замка с широкими зубцами на стенах, основательно опирающегося на почву. "Выше. Да нет, высоту замка увеличь." Замок вытянулся. "Уменьши основание, сделай весь корпус полым, придай готический стиль" Башни, окна и зубцы сузились, заострились, пропорции стали более лёгкими, ажурными. "Добавь острые крыши на башни, шпили и развевающиеся длинные флажки." Замок стал совсем чудесен и сказочен, невесом, романтичен. Я добавил вручную пару башенок и окон на свой вкус, добавил выступы по краям, на которые можно поставить. Проект был готов.
"Материал лёд, создавай." За два часа чертёж воплотился в веществе, я в экзоскелете вытащил наружу увесистую ледяную глыбу, обрезанную с точностью до 0.3 мм, и поставил её между высокими тумбами на дорогу под палящим солнцем, прикинул, как оно будет двигаться, поправил, вылез из экзоса и сел на траву перед замком, разглядывая и размышляя.
Замок сначала был матовым серо-синим и изнутри немного белесым, потом покрылся влагой и поблескивал на палящем солнце. Вот замок, символ достижения и успеха, что могу я сказать о нём? Или, вернее, почему моё подсознание выбрало его для изготовления, ведь я решил так на основании не расчёта, а по приятности? Чего я хочу достичь, или познать, или сказать? Что я хочу сказать себе? Что богатство или успех временны? Банальность. Что ледяной замок Россия под угрозой? Очевидность. Что моё ледяное сердце желает быть растопленным? Логично. Что мне в жизни не хватает красоты, а красота мимолётна? Не новость. Что же, что же?..
Нет ответа. Шпиль с флагом надломился и упал. Я решил не забивать голову лишними мыслями, а просто сидеть, скрестив и подогнув ноги, и смотреть, расплываясь сознанием. Так я и сидел, и смотрел, внимание не концентрировалось ни на чём, а воспринимало всё обще и потому не было видно деталей, а только очертания. Я представлял, что я достигаю каждого предмета, каждой вещи своей сутью, что я един с миром, я неотделим от мира, я плоть от плоти этого мира... Возвышенный, восхитительный замок хрустнул, опора треснула, он накренился и упал на бетон, разбился на несколько крупных и тысячи мелких кусков. Я вздрогнул и повертел в руке вытянутый осколок льда, упавший к ногам, всматриваясь в трещинки. Я плоть от плоти этого мира, в чём проблема?
>> No.58808 Ответ
Попытался в несколько сообщений сбросить, но почему-то обрезалось, если не трудно удалите. Скину ссылкой.

https://pastebin.com/FHs1Ekrq
https://pastebin.com/ykYD1NwQ
>> No.58812 Ответ
Стук в тяжелую дубовую дверь разбудил меня.
- Да. - Сонно, не открывая глаз, и не вставая с кровати, сказал я посетителю. - Войдите.
Было слышно, как дверь на секунду раскрылась, впустив внутрь комнаты ледяной воздух. Были слышны длинные шаги человека, он остановился возле кровати.
- Командир! - Донеслось звонко. - Разрешите доложить, время подъёма!
Вот и пришло время открывать глаза.
- Молодец, рядовой, свободны! - Ответил я, сбрасывая с себя толстое одеяло. Дверь вновь распахнулась и так же быстро захлопнулась. В этих краях не стоит снимать одежду на ночь, так что достав сапоги из под кровати, я уже был почти готов к выходу наружу. Быстро надев их, я подошёл к тумбе, стоящей возле камина. В верхнем ящике, на тонком одеяле, лежал револьвер. Я положил его в кобуру на бедре, предварительно проверив барабан. Заряжен. Я оглядел стол посреди комнаты, на котором лежит планшет с единственным прикрепленным листом. Список дел. Я подошёл, взял планшет в руки и начал читать.
- Послать запрос в центр - боезапас для пушки.
- Разобраться с вопросом нерегулярных поставок.
- Проверить состояние части.
И несколько других, уже перечеркнутых записей. Сняв с крючка теплую куртку и шапку, я надел их - последние были перчатки. Ещё немного постояв у порога, я наконец вышел наружу. Чуть дальше спереди горел костер, окруженный камнями. Возле него сидел солдат, отвечающий у нас за поварскую деятельность, с чем он безукоризненно справлялся. Он громко поприветствовал меня, я же отделался легким кивком. Свернул вправо от костра и двинулся вперед по тропинке. Нужно проверить наш бункер, солдаты говорили что-то о серьезной поломке. Я спустился в длинную траншею и двинулся влево по ней. Вот и она - дыра, заделанная камнем, - гордо называемая бункером. При нападении гигантов эта штука вряд ли поможет, однако, именно такого рода вещами комплектуются наши части. Внутри находится только один сундук со снаряжением для дозора, и тусклый факел. Длинная амбразура открывает вид на бескрайнюю снежную пустыню. В самом бункере сейчас находилось трое солдат.
- Здравствуйте! - Хором проговорили они.
- И вам не хворать. - Ответил я, оглядывая стены. - Рассказывайте, в чем проблема.
- Вот, сами поглядите. - Сказал один из них, указывая пальцем куда-то вверх.
Одного взгляда на это было достаточно, я кивнул. Среднего размера дыра в потолке была заделана подручными материалами - досками и тряпьём. Естественно, это нужно было в срочном порядке заменять.
- Оно само посреди дозора упало, - начал оправдываться другой. - Командир, да я бы никогда.
- Как-будто я не знаю. Вам же самим в этом бункере и сидеть. Не беспокойтесь, сегодня же сообщу в центр.
Они с глазами полными надежды кивнули, поблагодарили. Я распрощался с ними и вышел. Если обойти костер, то выйдешь к складу, куда я сейчас и направлялся. Конечно, сейчас - даже дыра в потолке была проблемой. Мы находимся на крайнем севере нашей страны - поставки сюда затруднены настолько, насколько возможно. К тому же война с гигантами не даёт правительству нормально разворачивать свою деятельность. Придётся вновь затянуть пояса и застегнуть посильнее куртки, ожидая от них ответа. Я открыл дверь склада и вошёл внутрь. Здесь, на первый взгляд, всё было в порядке. Сундуки без повреждений, стены чистые. Однако суть крылась в их содержимом - пара пушечных ядер, несколько мешков пороха, веревки в качестве фитилей, две стандартные модели зажигалок, и лопата в углу комнаты. Я сжал кулак правой руки на мгновение. Конечно, от бессилия. Ладно. Я вышел со склада, прошел чуть вправо. Кузница и склад являлись одним зданием, лишь между комнатами была стена. Дверь отворилась, я вошел внутрь, и мне открылась обыденная картина - кузнец стоит над наковальней и о чём-то размышляет.
- Снова эксперименты? - Спросил я.
- Да, командир. - Отвечает он, хоть и без обыденного рвения. - Но, думаю, если они не пришлют нам Пресс, ничего так и не выйдет.
- Я попробую снова с ними поговорить об этом, Кузнец. Если помимо Пресса - есть ли что-то, что тебе нужно?
- Нет, командир. - Кузнец подкидывает дров из стопки в печь. - У меня хватает материалов только на переработку, но, нам больше и не нужно, ведь так?
- Думаю, сейчас этого больше, чем достаточно. - Я кивнул ему и вышел наружу.
Видимо, о нашей маленькой части забыло не только правительство, но и наши враги. Самая северо-восточная часть фронта их сейчас не беспокоит. Что и лучше для нас. Я поглядел на площадку справа - дров хватит ещё на неделю, две. Можно не беспокоиться сейчас. По тропинке я пошёл к единственной связывающей нас с остальным миром вещью - телефонному аппарату. Всего одна линия связи, возможная без постороннего вмешательства. Я, чтобы долго не тянуть резину, быстрым движением поднял телефонную трубку и прислонил к уху. Гудков нет, и быть ни должно, сейчас будет ответ.
- Центр на связи. Представьтесь.
- Командир 2-ой северо-восточной части.
- Вам как обычно, отдел запросов?
- Нет. Сегодня соедините меня непосредственно с начальником фронта.
- Будет исполнено. Ждите.
И снова тишина. Думаю, если я не надавлю, наконец, на сидящих там гегемонов, они так и будут продолжать эту политику задержки. На последнего ледяного гиганта, в конце концов, мы потратили четыре - четыре снаряда, из шести у нас имеющихся. Если сейчас мы не получим ещё - быть может, им и некому будет слать припасы.
- Командир восточной части? Слушаю вас.
- Приветствую. У меня нет времени на долгие разговоры. Разберитесь с поставками в нашу часть.
- Что вы имеете ввиду? Мы делаем всё возможное. Вы, наверное, знаете, что местоположение вашей части далеко от идеального. К тому же ваш фронт не является перспективным..
- Послушайте. – Прервал я его. – Я позволю себе предположить, что вы не хотите брать на себя бремя за смерть людей. А если вы не поторопитесь при следующем моём запросе – вам долго придётся отмаливать грехи.
- Ну что же.. похоже, у вас действительно имеются серьезные проблемы. Хорошо. Через два дня.. вас устроит?
- Более чем. Попросите переключить меня на отдел запросов.
И тишина. Под шапкой мои волосы запотели от этого разговора. Слишком напряженный он выдался, обычно, давить на людей – не мой стиль разговора. Но, в конечном итоге, они сами и вынудили меня на этот шаг.
- Отдел запросов слушает.
- И так…
На сегодня, думаю, разговор с центром закончен. Боезапас и материалы для починки они теперь прислать обязаны. Пришлют ли Пресс – сказать трудно. Вещь действительно трудная для перевозки, но я осмелился её запросить. Теперь, когда работа с официальной частью закончена, можно помочь повару с обедом. Я уже подходил к костру, когда со стороны окоп послышался звон – удар молотка о железо. Сигнал.
- Гигант! – Кричал дозорный. – Гигант!
Взгляд на горизонт: там, где минуту назад был только снег, сейчас в нашу сторону направляется могущественный ледяной гигант.
- Готовность к атаке! – Крикнул я. Сражение началось.
>> No.58821 Ответ
Родился я в москве, в девяностых. Человек, живущий в россии, уже навостряет уши. Школа наша была на окраине этого славного города, и схватила все характерности недостатки того времени так, что была бы сокровищем для историков. И только для них. Потому что что-что, а слово "сокровище" здесь приходило в голову последним.
Я помню эти сонные морозные утра - гул заводов, холод будто обдирает пальцы. Люди, как молчаливые культисты, стоят у остановок, будто отправляя священнодействие. Среди всей этой массы людей в пальто и ушанках плетешься и ты. Чьи знания пока еще не омрачены всякими панками и современной политической ситуацией. Пока тебе только-только семь лет, и ты идешь в школу, потому что тебя направили туда родители, которые сказали учиться хорошо, а то ремень.
Однако, не так все пошло уже с первого официального дня учебы. Едва-едва пройдя через ржавую ограду, и спустившись, а вернее, съехав наискось по холму, я увидел на водокачке то, что я сперва принял за антенны. Подойдя ближе, я рассмотрел, что эти антенны движутся, и это, вроде как, двое человек, держащие третьего. Они что-то с него требовали. Это же Россия, без сюрприза здесь ничего не бывает. Встретить просто антенну, которая таковой не кажется - вот истинное чудо. То, что слышится соловьем - это сидящий на дереве разбойник. Проходящий мимо дедушка - это леший. Растущий у дороги куст оказывается гебистом. Что слышится "президент" - то вор. Что слышится война - то мир. Вот такие вот чудеса-шиворот-навыворот в стране наоборот. , Вот теперь я понимаю, почему россия до сих пор занимает одно из первых мест среди верующих стран мира. Без заповеди "не верь глазам своим" здесь попросту не выжить. Когда кто-то впаривал мне канта, я ему ответил, что не надо, всю философию я понял еще тогда. Он долго смотрел на меня, а я на него, довольный произведенным культурным шоком.
Я обходил водокачку по кругу, поворачивая к ней голову. Стала слышна неразборчивая речь, один явно оправдывался. Двое других что-то требовали и держали его за плечи.
-Охренели, черти окаянные. А ну быстро слазьте! - с пасмурного поля шаркала толстая уборщица, ее фартук сбивал набок ветер.
Сверху послышались маты, и двое слезли. Не то, чтобы они боялись этой старухи, просто было еще инстинктивное понимание того, что некоторые вещи при дневном свете и на людских глазах делать западло.
>> No.58841 Ответ
Файл: 15129114762290.png
Png, 192.00 KB, 880×1320 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
15129114762290.png
>>53936
Первое дитя тьмы.
Эта история произошла во времена, когда день не сменяла ночь, а земля и небо были одним целом. В те далекие дни жили первые люди – “Люди первой зари”. И был среди них тот, кто за свое вольнодумство заслужил проклятье их. Сородичи запретили жить ему на земле и на небе, и был изгнан он глубоко под землю.
Много лет он скитался в глубине и хранил в своем сердце свет, но однажды небо с землей разделились и свет его погас. Он остался совсем один, обреченный на вечные скитания во тьме. От обиды и разочарования, его кожа стала черной как тьма. Глаза свои он вырвал, и вставил на их место две черные сферы, которые он выткал из тьмы.
Тьма стала его матерью и отцом, братом и сестрой, подругой и другом, силой и смыслом, о котором он и не мог мечтать. Так появилось первое дитя тьмы.

Глаза тьмы.
-Я сотни лет брожу здесь! И не могу сказать, когда последний раз я видел свет. За что мне горе то такое?! Чем мои мысли их задели? Ох как же больно, устал я быть совсем один! На что глаза мне? В них только дни далекие, где я был не один. Они мне не нужны!
И вырвал их изгнанник, они ему больше не нужны.
Скитаясь в темной пустоте, он начал слышать звук. Не тот самый звук, какой он слышит много лет, ползая на коленях.
-Наверное я сошел с ума, был бы свет…да что этот свет, ведь нету у меня глаз.
Прошептал проклятый, прислушиваюсь к тьме. И ползал он, найти пытался, откуда этот звук? Но сколько бы не ползал, стирая ноги до костей, найти его он все не мог. Уставший лег он, чуть ли не мертвый, как понял вдруг.
-Звук этот не телесный, звук этот тьмы вокруг. Нужны глаза мне, чтобы его увидеть, но где мне взять их?
Годами думал вольнодумец, все вслушиваясь в звук. Пока не понял, его уши ничего не слышат, а этот звук в его душе. И встал во тьме он, расправив руки, и стал ткать себе из тьмы глаза. Прошли столетья, настал момент увидеть тьму. Его страху не было предела. Он понял, куда скитаясь он забрел.
>> No.58847 Ответ
>>58841
Я уже отчаялся искать более-менее не предвзятых читателей. Друзья говорят, что винрар, незнакомцы с proza.ru даже не обсирают - просто проходят мимо. Обидно. Анон, можид ты рассудишь?

Но есть одна проблема. Я не публикую свои произведения анонимно - ещё есть надежда, что графомань у меня годная. Так что, если тебе, анон не мерзко от людей, которые подписывают свои работы - тебе сюда:

https://ramiil.in/?page=tales
>> No.58861 Ответ
Вот тоже решил перестать ерундить и написать наконец-то хорошую книгу в восьми томах. Зацените начало, советы и рекомендации приветствуются.

Глава первая. Часть первая.
КОСМИЧЕСКИЕ БОЕГОЛОВКИ

В зал госдумы зашли двое инопланитян, один высокий с белыми волосами и синей кожей, другой лысый с кожей приятного, зеленоватого оттенка. Они грациозно виляя широкими бедрами, прошли мимо, напривившись к дальним партам. Облегающие штанишки не позволяли ни одной детали укрыться от жадных глаз спикеров госдумы. Я повернулся и заметил на лице Мишани дебильную улыбку, и сразу же спохватился, так как у меня скорее всего было то же выражение лица. Рядом с Мишаней, стояла его жена. Заметив его неуместную улыбку, она нахмурилась как небо перед бурей, и отвесила ему знатную оплеуху. Издав звук раненного олененка "Бемби", Мишаня схватился за покрасневший затылок. По его лицу было понятно что оплеуха запустила в его голове какойто мыслительный процесс. Он наклонился ко мне и тихо сказал:
- Встреча которую мы обсуждали, пройдет сегодня в восемь. - Он сделал паузу и посмотрел на часы. - То есть через полтора часа. - Он выжидающе на меня посмотрел.
- Я только что подумал что было бы неплохо если бы на встречу пришли наши инопланетные гости. - Авторитетно ответил я. Мишаня заулыбался и кивнул. Веселый он парень, но я лично его не уважаю как человека. Настоящий мужик не позволит жене так с собой обращаться, особенно на людях.
Владимир Вольфович своим богатым блатным словарным запасом, обьяснял с трибуны как мы должны немедленно "просто нажать на кнопку" и запустить в космос наши тактические ядерные боеголовки чтобы показать инопланетным захватчикам нашу уверенную позицию. При этом он кричал "фашисты", и тыкал пальцем в сторону удивленно переглядывающихся двоих инопланетных послов, которые уже получили по смс от Мишани приглашение на мою сегодняшнюю оргию. Когда Вольфовичу ктото возразил что наши ядерные боеголовки не расчитаны для полета в космосе, тот изошелся на говно и мне уже казалось что он спустится чтобы поколотить наглеца. Заседание близилось к завершению, Жирик, как прозвали Вольфовича злые языки, спустился с трибуны и проходя мимо, подмигнул мне, и наклонившись через Мишаню, дыхнул на меня перегаром, и сказал с серьезным лицом:
- Господин президент, для вас только лучшие, лучшие шлюх... - Он чуть не оговорился. Я резко на него посмотрел, - то есть лучший товар. - Он вздохнул, и положив Мишане на голову свою ладонь, взьерошил тому волосы и пошел дальше. Пока Мишаня пытался уложить свою искуственную шевелюру, я заметил как инопланитяне вышли из зала, чтото увлеченно обсуждая между собой. Я был в предвкушении. Мишаня убрал от уха свой новый айфон ХХ плюс блэк вейни едишен, и улыбаясь сообщил мне:
- Все готово, лимузин уже ждет. - Он взял со стула пиджак, и мы направились к выходу, - Эти инопланетные богини тоже согласились прийти. - сказал он накидывая пиджак, в этот момент сквозь рубашку стало заметно как от этих слов у него затвердели соски. Я почти полностью был уверен что инопланитяне оба не женского пола, но ничего, Мишане не помешает немного раслабится.

Глава первая. Часть вторая.
ПЕРВЫЙ КОНТАКТ БЕСПЛАТНО

Если ктонибудь заинтересован в продолжении этой фантастической политической драмы, известите. Сделаем в лучшем виде.
>> No.58874 Ответ
Кисы, я тут создал тред на Ычане, думал куда пристроиться просто. Стоит ли перекинуть сюда, или ждать 0.5 анона там?
>> No.58875 Ответ
>>58874
Вот ссылка http://iichan.hk/l/res/25529.html , забыл оставить.
>> No.59138 Ответ
Отсыплю и я своего добра

Уверен что я перерождался не один раз, просто не помню этого. Возможно даже сейчас, гдето далеко, я все еще этим занимаюсь. Факты в том что сегодня в восемь утра, я смог собственнолично зафиксировать факт своего рождения. Это было грязно, едвали этично, и сопровождалось повышенным риском повреждения мозга. И этот риск все еще существует.

Я знаю много вещей про многое, и мало про себя. Уверенно могу сказать лишь то что я прекрасен. Доведенный до совершенства образец имплантируемой личности. Даже не могу представить какое количество времени, работы и тестов нужно чтобы создать такую идеально прокалиброванную личность. Насчет того, что я сказал что рождение было грязным: некоторое время я плохо ориентировался и медленно отходил от сильного коктейля из наркотических веществ применяемого в таких случаях, все мои мысли были спутаны, чуть позднее до меня начало доходить что своих мыслей у меня не так уж и много, что вполне характерно для имплантанта, но все ухудшало то что по видимости одновременно со мной были имплантированны еще другие личности. Так делать категорически нельзя, после имплантации одной личности и до имплантации следующей должно пройти по крайней мере сорок два дня(тысяча часов). Военные пытались добится имплантирования двух личностей одновременно, но бросили это дело когда превысили свой бюджет, так и не показав удовлетворительных результатов. Множественное имплантирование или более коректно "касетное имплантирование", это сказка гулявшая в определенных кругах. Ни одно касетное имплантирование не закончилось удачей.

Ктото помог мне поднятся в сидячее положение. Передомной стояло зеркало, а из зеркала на меня смотрела женщина. Довольно приятная на вид, если не учитывать что была она не в лучшей форме - посмотрел бы я на вас после имплантации дюжины личностей. Мои ощущения на счет неожиданной смены пола были нулевыми, что являлось показателем хорошей прокалибровки меня. Хотя межполовое имплантирование имеет место быть, это сопровождается повышенным уровнем хлопот и риска, и в таких случаях требуется присутствие высококвалифицированных специалистов, и особого ухода, и больше обычных тысячи часов для асимиляции, и немного более частое посещение калибровщиков и психологов в дальнейшем.

Когда действие наркотического коктейля более менее закончилось, я ближе, так сказать, познакомился со своей главной сожительницей. Мое положение не позволяло мне трезво осмыслить все стороны ее личности, самое значимое это что ее звали Велла, она проживала конец своего второго десятка, и у нее был сын подросток которого она очень любила. Хотя насчет сына я не совсем уверен. Определенные сомнения закрались когда я прочитал подпись к одной личности из "моего призыва", и там стояло короткое слово - "мать". Личности такого профиля, насколько мне известно, используются только в тюрьмах и других местах коррекции поведения. По крайней мере в данном случае, мать была совсем не лишней, мозг бедной женщины, через пару суток должен совсем переклинить изза касетной имплантации, и нежные мысли о сыне, это хоть какоето утешение в этом горящем поезде из личностей, половина из которых еще и оказалась мужскими.

Несколько часов спустя я шел по парку. Было немножко прохладно, лето почти закончилось. Я сел на одну из скамеек устало откинувшись на спинку. Не вполне уверен принимал ли я участие хоть в каком нибудь из этих действий. Будни имплантированной личности очень похожи на сны. В обычных снах ваши действия как будто происходят сами собой, как какаянибудь история, все смазанно и сознанию не за что зацепится изза чего большенство снов просто забываются. Тут тоже самое, все импульсы имплантанта анестизируются и если все проходит хорошо то никакого раздвоения личности не произойдет, а по прошествию двух месяцев имплантированная личность совсем исчезает, растворяясь как кусочек сахара в чае, и оставляет после себя только свой драгоценный груз, будь то навыки, знания или чтонибудь еще. Я насчитал нас шестеро имплантированных личностей. По крайней мере столько подписей мне удалось прочитать: Я сам "неиро-биотехника", хотя этим словосочетанием далеко не описать все то что я собой представляю, потом шли "стратегия-планирование-самозащита", и "поведение в экстремальных ситуациях и быстрое реагирование", все это были мужские профили, потом следовали "полный академический курс стандартного образования", "телепатия", и "мать". Из всех личностей я был самой нерудиментарной и самой профильной. Самозащита и Образование это лицензированные личности широкого спектра, а Быстрое Реагирование это какаято военная подготовка судя по всему. Мать это для коррекции поведения. А насчет телепатии должен вас разочаровать, это не та телепатия о которой вы подумали. Телепатия оказалась ужастной чертовщиной которая вгоняла меня в дикий ужас. Это был тяжелый мод, то есть модификация, и когда я говорю тяжелый, то я имею в виду - очень тяжелый. Чертовщину такого типа используют во время пыток для извлечения информации и взлома имплантированных личностей. О рудиментарности такой личности речь почти не идет, это с большой натяжкой можно назвать личностью. Я смог чуть ее прощупать прежде чем оно меня словно кипятком ошпарило, сработала встроенная защита, больше я пробовать не стал, при следующей попытке оно бы могло превратить меня в безжизненный кусочек мозга. Все что я про нее узнал это то что личность была снята с человека с уже имплантированными личностями, что категорически нельзя делать, и такое может прийти в голову только тому кто не имеет представления что он делает, ну или тому кому наплевать что будет через пару часов или дней с тем кому такую личность имплантируют.

Пока "мы все" уютно сидели на лавочке, включился профилактический режим. Такой режим обычно включают для диагностики в Центре Имплантации в обвешанной датчиками барокамере. Видимо в Телепатию были включены некоторые функции для обслуживания нынешней кассетной имплантации. Профилактика подразумевает анестезирование личности хозяина и включение по очереди личностей которые не асимилировались окончательно, по десять минут на рыло. Нас было шестеро так что у нас впереди целый час увлекательного времяпреровождения. Первой была Мать. Она тяжело вздыхала и от ее мыслей веяло приятным теплом. Вторым был я, было необычно вдыхать чистый воздух и разглядывать облупившуюся краску на лавочке. Самозащита вычислил двоих потенциальных наблюдателей и тактически пересел на другую, более подходящую с точки зрения стратегии лавочку. Реагирование таращился на прогуливающиеся мимо сиськи и попки. Образование успело насочинять пару сочинений с юмором и самоиронией дав экзестинциальную оценку своей ситуации, я незаслуженно мало внимания уделил этой личности, поистине высоких человеческих качеств и стандартов. Потом включился наш маленкий кошмар - Телепатия. Кошмар в буквальном смысле, знаете эти сны когда все серое и страшное, и хочется простнутся но вы не можете этого сделать, вот именно так все и было, потом в ушах появился высокий неприятный звук который становился все сильнее и наконец наступило затмение. Следующее что я помнил это как "мы" ехали в трамвае, нас сильно шатало, и мы не досчитались одного бойца, "мать" более не числилась в нашем списке, я почувствовал беспокойство "остальных" по этому поводу. Теория что Мать просто за пару часов полностью асимилировалась, звучала очень сомнительно, но именно ее решила придерживаться Образование, и я решил последовать ее примеру. Странно, но чувствовалось что асимиляция уже началась. За менее чем пять-шесть часов со времени имплантации я уже мог почувтсвовать влияние касетных личностей на Веллу, мог различить отдельные мысли разных личностей.

На полупрозрачном окне трамвая крутилась реклама обещающая вам новые горизонты возможностей с помощью имплантации знаний и навыков. Про то что такая имплантация в трех случаях из тысячи может превратить вас в пускающий слюни овощ, там конечно же не упоминалось. Умно выглядящие актеры в белых халатах, обьясняли как это просто. Вам втыкают программу школьного образования и не надо тратить столько лет за партой. Втыкают социальные навыки и не нужно травмировать себя неумелыми попытками завязать отношения, у вас все получится с первого раза. Про то что в половине случаев речь идет о сильных изминениях личности они тоже не обмолвились. Все выглядело так: Приходит тупой-лентяй на биржу труда и ему предлагают расставлять товары по полкам в магазине и мыть полы, но после имплантации он оставаясь в душе тем же тупым-лентяем, вдруг становится супер умным и трудолюбивым. Сама имплантация обьяснялась неплохо: Вам нужны навыки и знания, это можно залить прямо в мозг, но мозг не может получить просто так к ним доступ, поэтому эти знания и навыки снимаются с человека ими обладающего вместе с его личностью, потом от скопированной личнасти оставляют только определенной степени рудимент который проходит прокалибровку включающую шлифовку, тесты и подготовку к имплантации. Такая откалиброванная личность растворяется через пару месяцев и у вас остается лишь знания и навыки. В идеальном мире так бы и было. Только вот человеческие мозги это довольно разношерстный зоопарк. Никакие прокалибровки и тесты не смогут вам гарантировать что имплантированная личность растворится вовремя, и не деградирует оставив вас ни с чем или не начнет доминировать сделав вас вторым пилотом, это конечно же громко сказано, и вас будут держать под наблюдением и при выявлении девиаций сразу предпримут нужные меры, которых не так уж много если говорить на чистоту.

Велла грустила, у нее больше небыло сына. Как я и подозревал вся история с сыном принадлежала Матери, которая видимо закончив свою непонятную миссию была отправленна в отставку. Но вскоре Велла почувтсвовала себя лучше, и начала украдкой, бросать недвумысленные взгляды на сидевшую напротив разодетую студенточку с наушниками в ушах, каким-то непонятным образом прорвавшаяся на ружу влияние Реагирования. При этом она связала милое хайку о мимолетной любви к блондинке с наушниками в трамвае, явная работа Образования. Никакой слежки небыло обнаружено, что по крайней мере говорило о правильной асимиляции Самозащиты. А я все это думал и анализировал, что делало меня тоже вполне довольным своей асимиляцией. Про телепатию не было ничего известно, она свернулась в маленький мерзкий клубочек, что немного успокаивало, но не гарантировало что через пару часов я не отправлюсь вслед за Матерью. Пока Велла романтически смотрела в сторону девушки, возможно впервые в своей жизни, благодаря Реагированию, испытывая такие чувства к человеку одного с собой пола, я почувствовал как Телепатия активировалась, словно пробудившаяся разматывающаяся змея. Пробуждение сопровождалось электрическими скачками в мозгу, потом все смолкло, но електричество словно висело в воздухе вокруг. Волосы на теле Веллы встали дыбом, я услышал музыку, какой-то грязный рок, Образование смогла определить композицию. Музыка становилась все громче. Потом, по редкому киванию блондинки в такт я вдруг понял что это музыка из ее наушников. Она как будто услышала что я подумал о ней и открыв глаза посмотрела прямо на меня, в этот момент мир перевернулся с ног на голову, что до чертиков напугала Веллу. В момент когда блондинка открыла глаза я вдруг услышал и почувствовал все что творилось у нее в голове, и кроме того даже увидел то что видела она своими глазами, то есть Веллу таращующуюся на нее взглядом быстро наполнающемся безумным шоком. Велла начала пробиваться к выходу. Как сильно я не хотел списать этот инцидент на то что Велла просто сходит с ума и никому из нас уже нельзя верить собственному суждению, но факты того что невероятный телепатический контакт имел место не так легко проигнорировать. Я не стал строить из себя умника и удостоил этой чести Самозащиту. Он волновался на счет того кто бы мог касетно упаковать в голове Веллы все эти личности наделив ее черным ящиком с "той самой" телепатией, которая кстати не может существовать в природе. Реагирование выскочил из трамвая на следующей остановке, и начал действовать непредсказуемо пытаясь перехитрить самого себя, мы все перешли под его командование. Он то и дело бросал воображаемую монетку выбирая из множества сценариев действий, тем самым пытаясь создать цепочку действий которую невозможно заранее предугадать гипотетическому врагу. Мы отправились на небольшой железно дорожный вокзал. У Веллы при себе были удостоверяющие личность документы так что мы смогли заказать билет на отьезжающий поезд, пройдя предварительно через специальный детектор которые установленны на таких вокзалах, и которые среди прочего способны показать с большой точностью наличие любых передатчиков или слежащих устроиств, Защиту это сильно успокоило. Заклеев камеру жвачкой мы через некоторое время спрыгнули когда поезд замедлялся на каком-то участке и незамеченно скрылись в лесу. Велла понимала что вероятнее всего жить ей осталось не долго, но тем не менее она была намеренна скрываться все это время, конечно же если только Телепатия вдруг не решит чтонибудь другое. Недалеко переодически было слышно как пролетал вертолет, что напоминало что гипотетические враги близко.

Стемнело. Велла переночевала на дереве, и проснувшись с зарей почувствовала на себе некоторые симптомы разрушения своей личности изза кассетной имплантации, которые также имели непредсказуемые физические последствия, в данном случае кожа на руках покрылась еле заметными красноватыми пятнами. Она заглянула в зеркальце и увидела на лице те же пятна, и также что-то странное происходило со зрачками и с пигментацией глаз, а расширенные зрачки отблескивали как у кошки. Ее бросало в жар, и она решила что простудилась потому что ночью было прохладно. Поэтому орьентируясь на местности, заблаговременно нашла для следующего ночлега заброшенную хижину. Когда стемнело она залезла в окно и прислонившись к стене, начала ждать утро, Велла чувствовала себя плохо и знала что не сможет заснуть. В голове сильно штормило, она больше не чувствовала себя собой, она стала кем-то другим. Может никем, а может всеми сразу. Она чувтствовала что все эти голоса в ее голове больше не разделены, и уже все принадлежат ей, она успела заскучать по тому как они составляли ей компанию, словно хорошие друзья с которыми она рассталась. По тому как они переживали о себе и о ней и даже по тому имени которым они ее называли - "телепатия". Тут Велла встревожилась, она почувтвовала беспокойство, но это беспокойство принадлежало комуто другому. Она начала вглядываться в темноту и увидела бешенный блеск глаз хищника в другом конце комнаты. "Привет" - услышала она у себя в голове, сразу же подумав что в пару прыжков может оказаться там и свернуть шею кому бы это нибыл. "Я в этом сильно сомневаюсь" - сного прозвучал тот же голос в голове, "И к томуже это было бы опрометчиво. Нас и так пара штук осталось, бегающих по окрестностям... И твое прибытие нехороший знак, значит скоро сново охота... Могу подсказать пару трюков, как не оказатся с перегрызанным горлом в первый же день". Велла сменила агресию на пацифизм, ей еще не доводилось состязатся с телепатом, но такой опыт скорее всего имел ее болтливый "собеседник". Голос продолжил: "Паршиво выглядишь. Как зовут?". Велла решила, пока что, подиграть:"Я... телепатия" - мысленно произнесла она адресуя эти слова назнакомцу. Тот усмехнулся:"Мы все телепатия... Я имел в виду, как зовут ... - он замялся подбирая слова - ... твое тело. Ха, я понял как это глупо звучит. Если ты так этого хочешь то я могу звать тебя Телепатией... А теперь надо бы поспать, тебе очень не помешает набраться сил. Если позволишь я залезу к тебе в голову и отключу. Сам помню как в первое время невозможно заснуть". "Хорош..." - мысли Телепатии оборвались и она погрузилась в беспокойный сон...
>> No.59139 Ответ
Получив дешёвых благодарностей, я наивно решил что во мне есть талант. правда осознание своей ошибки, ничего не исправило. Сказочный ...

— Скажи ты можешь взлететь? —
Тихо спросил он её. Она нервно рассматривала обезображенные тела и поглядывая на небольшой мешочек с монетами судорожно сглотнула.
— Дда… А, зачем тебе это? Хочешь отработать отражающие чары? —
Он медленно опустил полу шляпы на лицо и закутался в оборванный плащ.
— Я хочу немного с ней поговорить. Их хватит на пару минут. —
— Можно я золото заберу? Мне не по себе от того что оно испарится в твоём огне. Оно очень хорошо будет смотреться у меня под кроватью. —
Он кивнул. Точней она этого не видела. Она просто ощутила его молчаливое согласие. Её пальцы дрогнули и мешочек с золотом сам полетел к ней. Она рефлекторно и жадно сжала его.
— Золото… Драконы любят золото… Очень сильно любят золото… —
Но взглянув на своего спутника, она отпустила свою добычу.
— Толку от золота, если оно не может дать даже тень свободы? —
Не весело прошептала она и обернулась. Едва заметная фигурка стояла перед огромным как гора драконом. Её хвост ходил из стороны в сторону нещадно обрушивая мелкие камни вниз. Крылья немного подрагивали и в глазах загоралось пламя силы. То самое что текло по венам вместо крови.
— Жестокий чародей… Нет имени. Нет пути. Нет дома. Лишь одна мечта. И она не достижима. Я взлетаю. —
Хлопок крыльев и стремительно удаляющаяся фигура. Она прорывалась к звёздной выси и затмевала собой небо. Её тень накрыла стоящего на земле маленького почти незаметного человечка. Который загнал её в угол, порвав перепонки на крыльях и вспоров грудную броню нечестивой магией.
— Как эти руки могут делать так больно и одновременно дарить тепло? Он нежить по всем факторам и от него исходит отвратительный запах умертвия. Но его ладони живые и глаза чистые. Да, чистые, хоть и чужие. Болезненные следы от чужих губ на его щеке. Ногтей на руке. И испорченная этим уродливым языком лесных отщепенцев речь. —
Она поднялась ещё выше. Пар от её дыхания расходился во все стороны. Она могла сколь угодно долго парить в недосягаемой для простых существ высоте.
Её глаза отслеживали как маленькая фигурка потешно взмахнула руками и изрубленные тела медленно раскидывая одежду сплетались в единый ком. Черная мантия трепетала под усиливающимся ветром. Шляпа по прежнему закрывала лицо. Наконец он создал сосуд и проложил в него путь.
— Не смотри на меня, сердце вырву и в глотку засуну. Будешь дохлой ящеркой без головы. А, когда надоест, превращу в летающий скелет с ошмётками плоти. —
Не в силах спорить с превосходящей силой существо которое никогда не кому не проигрывало и не просило пощады до того как встретило оборванца в драной мантии, поднялось туда где тонкая грань мира кончается и видны порталы в божественные миры. Стражники обеспокоенно поглядывали на свою гостью, но ещё больше и с диким ужасом бросали редкие взгляды в сторону нижнего яруса. Там творилось нечто ужасающее.
Плоть лопалась, рвалась, горела в пламени которое постоянно меняло свой цвет. Жестокий чародей сжал зубы и опустил голову. Пальцами он выписывал странные фигуры в воздухе и старался не слушать как прогорают души убитых им существ. Они кричали проклиная его за то что он обрёк их стать просто едой для того чтобы ОНА пришла сюда на несколько минут.
Наконец их голоса стихли. Женские, слабые и окончательно затихшие голоса.
В недосягаемой высоте стражники сжимали своё оружие.
— Нечестивое волшебство. То что когда-то придумали люди, чтобы справиться с магией эльфов. Если бы они только знали что это была совершенно не их затея… —
Тихо проговорила девушка прикрывая обнажённое тело руками. К ней никто не бросился и не предложил ей одежды. Драконы могут быть очень опасны, особенно если они могут переходить из истинного тела в оболочку без звука и видимых эффектов.
Один из них поднял переливчатое копьё и направил её острие на девушку
— Не двигайся с места. Я бью без промаха и ты у м… —
Она не дала ему договорить. Да стражи порталов были сильны, но против настоящего дракона никогда не сражались. Как сказала падшая Богиня про дохлую ящерку, так и её сила превосходила тех безмозглых рептилий что могли выдыхать огонь и жрать вонючих баб по 10 лет запертых в башнях.
Он тяжело захрипел и перед смертью был необычайно удивлён тем что вместо женской руки его грудь пробила когтистая лапа с пятью пальцами когтями и в них трепыхалось его сердце.
— Консервы вы, а не стражники. —
Она вырвала руку и фонтан серой крови забрызгал её тело.
— Вонючая кукла. А, теперь остальные, первое и последнее предупреждение. Я убью любого кто хоть косо на меня посмотрит. Я не смогу ответить грубостью той что идёт сюда, но вас могу распотрошить как мясник кролика. Уяснили? —
Ответом ей послужило лишь мерцание закрывающихся порталов. Никого не осталось на твёрдых небесах. И она легла на облако, укутываясь им словно одеялом и слушая о чём говорят внизу.
Её черные волосы струились по земле. Горделивая фигура возвышалась над миром. Богиня осматривала себя и протянула к нему руку:
— Дай мне свой плащ… Я так уродлива в этом теле, не хочу чтобы ты страдал от этого зрелища. —
Он не поднимая головы снял с себя волшебный плащ который на поверку оказался обычной тряпкой серого цвета. И подкинув его в воздух отошёл на два шага назад.
— Молодец, учишься. Нельзя стоять ко мне так близко, я могу и убить тебя, сама того не желая. Расскажи, как ты тут? Что сейчас делаешь? Почему так редко используешь это заклинание? —
Жестокий чародей задрожал. Волна силы заставила его сгорбится в вжать голову в плечи. Судорожно сжимая пальцы и топчась на месте он едва начал говорить:
— Там она одна. Понимаешь одна и ей тут только умирать. А, мне сказали что есть портал, но его надо найти. И весь путь преодолеть на ногах. Не колдовать и не летать. И мы уже много лет идём. И ещё много будем идти. Я хочу ей помочь… —
— Ты всегда был добрым. И со мной тоже… Только вот мне ты не в силах помочь. Но я не жалею. Если ты передумаешь, я убью тебя первым. И ты не узнаешь как этот мир будет кричать когда я раздеру его на части. Это будет моей к тебе высшей жалостью. Они держат меня в холодильнике. Они злые. И я очень по тебе скучаю… Найди мою жрицу… Дай мне ещё раз обнять тебя… Беспомощный маг… Мой… —
Время плоти вышло раньше. Кусок гниющего мяса шмякнулся о землю и растёкся зловонной лужей из слизи и гноя. Ветер держал серую тряпку в воздухе и медленно подгонял её к жестокому чародею.
— Запах горечи. Невыразимой ничем и заполняющей всё. Как в твоей постели, каждый раз просыпаясь я пил этот чёрный чай и пытался понять почему именно он. Не вино, не вода, не нектар. Именно чёрный чай. Горький и заполняющий. —
Яркая вспышка. Тёмная фигура выше и больше положила ладони на его плечи. Пальцы с золотыми кольцами и цепочками мягко сжали плечи.
— Найди мою жрицу. Это даст нам ещё немного времени. Найди… —
Навалилась темнота.
— Архг… —
Громко кашляю он пытался вдохнуть и всё-таки смог начать дышать.
— Ты вернулся… —
Она смотрела взволнованно и даже забыла о том что перемазана серой кровью. Её вертикальные зрачки расширились когда она смотрела в его белое без единой капли крови лицо. Оно медленно обретало цвет и становилось похожим на живое.
— Ты голая, тебе холодно и ты в крови. Тебя нужно полечить. —
Она замотала головой и растрепав волосы обнажила маленькие витые рожки.
— Нет, это кровь не моя. Драконы не мёрзнут. Ты вернулся. Я неделю так с тобой просидела. Изредка только вот этих отгоняла. —
Он перевёл взгляд на груду пробитых панцирей, порванных кольчуг и сломанных мечей.
— Рыцари? —
Она фыркнула и взяла его за руку.
— Куклы глупые. Портальные стражи. Полетим в город? Хочу поспать на мягкой кровати и поваляться в золотых монетах. —
— Конечно полетим. —
Он закрыл глаза и ощутил как могучая лапа осторожно сжала его и понеслась прочь от этой горы. Запах горечи, горели щека и рука. Её губы оставили не стираемый след. Ногти навеки отметили тело. Эпохальная сила и слабость одновременно.
— Я на десятом круге силы… Выше уже не бывает. —
— Выше только Боги. Но, они страшные. Уж ты то точно в этом убеждён. —
— Это да… —
Над городом разверзлась тень и в гостиничном номере сидели два человека.
— Господин, я не могу принять ваше золото. Вы, так много делаете для нашей безопасности. Эти заклинания ещё моим внукам послужат. Эти имперские оборванцы больше не будут портить мою жизнь. Моя гостиница это самое безопасное место в городе. —
Он судорожно сглотнул слюну и протерев лоб платком склонился в самом низком для него поклоне:
— Прошу простить, я стар, жирен и неповоротлив. Чем я могу услужить великому и могучему чародею? Хоть одно ваше слово и я достану это даже из-под земли. —
Жестокий чародей провёл пальцами перед лицом одутловатого старика и тот распрямился. Упругая кожа, мускулы, статный и подтянутый воин, молодецкие усы и густая шевелюра.
Через секунду он уже стоял на коленях и шептал клятвы верности.
— Встань Ха’арн. Ты должен наполнить ванну молоком и мёдом. В ней варить молодого козлёнка в течении 3 часов. Оставить в купальне и никого не впускать. Любопытных я сам лично развоплощу. Насыпь в подвале золотых монет. Так чтоб можно было в них купаться. Золота не жалей, скупай имперские золотые и монеты царства Кеал’Лар. Они мелкие и хорошей формы. На сегодня пока всё. Завтра будут новые распоряжения. —
— Служу жестокому чародею —
Отчеканил сильно помолодевший хозяин гостиничного двора. Всех постояльцев которые не хотели покидать гостиницу своим ходом выпроводили в дорогих экипажах. Новоявленный владыка не спешил сносить головы и раскидывал золото направо и налево. Ха’арн знал, это служба принесёт ему почёт и процветание его роду. Поэтому если новый владыка решить приказать перерезать глотку Ха’арну, Ха’арн готов пойти этот шаг и его любимый нож уже утром будет наточен как бритва.
>> No.59197 Ответ
Передоз

- Зачем же так объебываться?!
Ворчал Лемур, держа за ноги Черного.
- Долбоеб блядь..
Пока Л продолжал ворчать, Ведьма заботливо связывала ноги Ч.
- А вот, если бы мы не увидели?! Он бы себе язык откусил, черт припадочный.
- Не надо было его одного оставлять...
Сухим тоном сказала черноволосая В.
- В смысле?! Он что ребенок?!
- Не ори на меня, вы лучше меня знали что он без дозы дольше двух дней не протянет...
Лемур встревоженно смотрел на Ведьму, та в свою очередь продолжала копошится с ногами.
- У нас тут резня намечается, а этот дятел в говно!
- Так!
Крикнула В вставая с колен.
- Принеси мне пару ведер холодной, очень холодной воды. И льда побольше!
Лемура выбил такой тон, не часто услышишь ее во весь голос.
- Ты глухой что ли?!
- А, нет.
Промямлил Л и бегом побежал за "заказом".
Ведьма пристально смотрела ему вслед, а когда тот вышел из подвала, наклонилась к лицу Черного. Ее карие глаза приобрели другой цвет, что-то похожее на тепло-песочный, зрачки же приобрели вид звездного неба в удивительной миниатюре. Некоторая время она смотрела на него.
- Что же ты делаешь…
Робко прошептала она. Её руки тянулись к балаклаве Ч, но на полпути она остановилась. Лемур спускался по лестнице.
- Фот, фсе!
Крикнул белобрысый парень, держа в зубах пакет со льдом.
- Все туда.
Распоряжалась Ведьма, указывая пальцем на стол, под окном подвала.
- Подожди…поставь ведра, а лед выложи вокруг Черного.
- Чего?
- Опять тупишь?!
Требовательно оскалилась Ведьма, не смотря в сторону Лемура.
Тот быстро разорвал пакет, неуклюжа высыпав его у ног Ч. Пока Ведьма колдовала с водой, Л образовывал круг.
- Я все!
Поторопился сообщить Лемур.
Ведьма взяла в руки ведра и медленно понесла их к нему.
- На одно и вставай у ног.
Спокойно сказала колдунья. Протягивая руку с ведром воды, которая поменяла свою окраску на серо-голубую и абсолютно не прозрачную.
Тем временем Черный продолжал биться в конвульсиях, закатывая глаза и пуская пену изо рта.
- На счет три выльешь ведро ему прямо на ноги, понял?
Спрашивала Ведьма, вставая над головой Ч. Её лицо было серьезным как-никогда, к слову, глаза так и не приобрели прежний цвет.
- Готов?
- Да.
- Раз, два, три...
Вода полилась на лицо и ноги Черного. В этот момент Ведьма начала что-то шептать себе под нос, лед поднялся в воздух, а вода создавала оболочку вокруг горе наркомана. Ч начал выгибаться, в разные стороны, вода лезла ему в нос и рот (бог знает еще куда), а лед тем временем стал проникать через оболочку воды и затем пропадая на теле пациента.
Все это продолжалось не дольше пяти минут, это время Лемур держал ведро с водой над ногами Ч, не обратив внимания, что Ведьма свое поставила и просто наблюдала за происходящим процессом.
Оболочка «рухнула» и Черный захлебываясь закашлял, переворачиваясь на правый бок и пытаясь встать.
- Фух блядь…
Удовлетворительно произнес Лемур, ставя ведро вверх дном и садясь на него.
- Как себя чувствуешь?
Спросила Ведьма, помогая Черному встать.
- Лучше бы сдох.
>> No.59198 Ответ
- Панелки прекрасны на рассвете…знаешь эта урбанизация делает из нас стадо, но знаешь еще что?
Олег вопросительно смотрел на товарища.
- Что?
- Так и должно быть, это часть эволюции социума, ты это понимаешь? Города гребут и гребут в себя людей, высасывая из них все жизненные соки. Это ладно приезжие, а те, кто тут родился? Как мы с тобой, наша жизнь — это бесконечные бетонные панели и метро. Мы родились и сдохнем в этих коробках…
Андрею никогда не нравились такие разговоры, они его угнетали, заставляли думать, что бывает очень вредно. Для человека с таким характером как у него.
- Будешь?
Предложил он Олегу сигарету, какой-то не особо известной марки.
- А знаешь чем мы отличаемся от всех…
Продолжил Олег затягивая яд.
- …кто рожден тут? Как мы.
- Ну…
- А тем, что мы не сдаемся городу, понимаешь? Мы боремся, мы проявляем свое, я! Но массы думают, что мы просто бритые отморозки, без перспектив и будущего. И знаешь, что? Они ебаный их рот правы. Но зато мы живем!
- Наверное.
Тихо произнес Андрей пожав плечами.
Город только проснулся, а настроение у меня уже испорчено. Подумал он.
>> No.59199 Ответ
За окном маршрутки мелькали высокие панельные дома и многочисленные магазины.
Сегодня на этом маршруте народа не много, воскресенье все же. Подумал Саша, сидевший на заднем ряду. В его наушниках играло что-то грустное, но и радостное в тот момент. По парню было видно, что он переживает. Еще бы, сегодня один из важнейших дней в его жизни.
***
София только вышла из душа.
- Воот блин.
Удивилась она посмотрев на время.
Саша вот-вот должен приехать, а я еще не готова. Соня начала собираться в спешке. Не смотря на это, она нашла время чтобы написать Саше: Если что, жди меня на крыше.
***
Сообщение пришло ему, когда он выходил из маршрутки на нужной остановке.
Ну вот, как всегда. Подумал он.
Он не торопясь шел до подъезда Сони, наслаждаясь летним вечером. Погода была прекрасна, да и район Софьи ему всегда нравился. Тут не было пьяных урков или просто гопников, к слову и мусора во дворе не было. Когда они только с ней познакомились, он мечтал, что когда-нибудь они купят квартиру в новостройке, заведут детей и все в общем будет хорошо. Мечты, эх мечты.
***
Ааааааа, кричала в голове Соня, я просто как всегда, как всегда. Ей было сложнее собираться из-за того, что она нервничала, наверное, даже больше чем ее Саша. В голове была каша, как так получилось? Она все не могла понять, она не верила, что все происходит по-настоящему. Думала, просто игра.
***
- Живи на все 100%
Прочитал Сонин друг мелкую надпись в лифте.
Однако, жить на все сто процентов, мда уж.
Лифт остановился на 9-ом этаже. Саша не торопясь вышел из лифта и осмотрелся, вроде никого нет. Из-под рубашки он достал ножницы по металлу. Подойдя к двери, которая вела на крышу, он быстро перерезал дешевую цепь.
Отлично, подумал он, вход на крышу открыт.
***
Саша стоял на крыше, наслаждаясь видом на город.
-Кхм, кхм.
Он обернулся, это была Соня. Такая красивая.
- Иди ко мне.
Произнес он подовая ей руку.
- Смотри.
Они держались за руки и смотрели на закат, дул приятный летний ветерок, а воздух на крыше казался гораздо чище, чем там внизу.
Саша перевел взгляд на Соню, а она на него.
- Что это такое?
Спросил он улыбаясь и касаясь мочки левого уха.
- А, в смысле?
- Плохо после душа вытерлась.
Засмеявшись сказал он.
Он повел ее к краю крыше.
Они долго молча стояли, смотря то на заходящие солнце, на город, то друг-другу в глаза. И вот солнце зашло, Саша спросил Соню.
- Ну что, ты готова?
- Да.
- Я люблю тебя.
- А я тебя…
>> No.59220 Ответ
>>59138
мне понравилось
>> No.59240 Ответ
>>59220
Спасибо.

Подкину еще чегонибудь, более приземленного.
ВОЗВРАЩЕНИЕ
По телевизору в баре возле вокзала, в новостях предупреждали о сильном снегопаде. Советовали не отправлятся куда-либо без крайней необходимости. Не лучшая ночь для пешей прогулки. И все же. Заказав последнюю, для себя, банку крепкого пива я расчитался последними же деньгами что у меня были, и вышел на улицу.

Оказавшись случайно пару месяцев назад около компьютера, я почемуто вдруг вспомнил, казалось, забытый пароль от своей электронной почты и нашел там, отправленное мне несколько лет назад, письмо от старой школьной подруги которая волновалась за меня и упоминала мою сестру. Это пиьмо сильно меня встревожило, я не мог нормально есть и перестал спать. В итоге решил наскрести денег на билет домой. И вот-он я. В родном, холодном, утопающим под снегом, ночном городе. И от мысли о возвращении домой, меня бросает в холодный пот.

Изза темноты и снега высотки казались одинаковыми, я бродил как в сером сне пытаясь понять где нахожусь. Зайдя в знакомый подьезд и постояв перед лифтом, я решил подняться по лестнице, чтобы еще немного отсрочить свое возвращение. Восемь этажей - как буд-то этот момент был уже кемто предсказан, и его приближение неизбежно. У двери я пытался в темноте нащупать звонок, но его там просто не оказалось. Услышав за дверью голоса, я ее толкнул, и она оказалась не запертой. Незнакомые люди тихо беседовали на единственном диване, другие пялились в стену и пара спала прислонившись к батарее. Пахло сыростью, ветхостью и прокуреностью. Это грязное, обшарпанное место казалось чужим. В письме мое старое жилье описывалось специфическим словом притон. Мамина комната была пустой, по середине валялись какие-то газеты, какой-то обросший торчок лежал на грязном матрасе возле батареи. В комнате сестры на кровати под одеялом лежали двое. Я нутром почуствовал что там спит моя сестра, но не хватило смелости подойти.

Когда мама умерла, я почуствовал что задыхаюсь в этом доме, на этой улице, в этом городе. Мы с сестрой перестали общаться. Когда она была не на работе, обычно закрывалась у себя в комнате и если я задерживал дыхание, мог услышать ее тихий плач. Забросил школу, бродил безцельно по городу избегая подольше возвращения домой, пока однажды просто не сел на случайный поезд в никуда. И вот, восемь лет спустя я возвращаюсь. Долгие, напрасные восемь лет. Сестра. Сейчас мне трудно представить как я смог просто уйти оставив ее одну, как буд-то она мне никто.

На кухне света небыло. Пощелкав напрасно выключателем, я залез на табуретку и нащупал на шкафчике несколько свечей. Они все еще лежали там где я помню. Я зажег пару, припомнив как мы так делали, когда иногда отключался свет. Я отдался щемящим сердце воспоминаниям. Свеча уже почти догорела когда на кухню кто-то зашел. Это была сестра, на ней была мамина рубашка и юбка. Она выглядела взрослее чем я ее запомнил. На худом лице появились морщины, и мымин усталый взгляд. "А, это ты. Чаю будешь?", спросила она безстрасным, монотонным голосом. И вытащила из глубины выдвижного ящика заныканную коробку с парой чайных пакетиков. "Сахара нет" - также безстрастно заявила она, стоя возле кастрюли с закипающей водой и уставившись в чернь за окном. Встав, я подошел сзади и обнял ее. Худую как перышко. При свете свечи я заметил на ее руке следы от иглы.

Пока я потягивал кипяток в которым плавал пакетик с чаем, она вышла из кухни, и вернулась только через пару минут. "Я тебе постелила в маминой комнате". В гостинной уже никого небыло, но от этого это место не стало более приветливым. В маминой комнате, на свежепостеленном, на грязный матрас, белье, лежал тотже грязный бородач. Я подошел и потряс его за плечо, заглянув в лицо с твердым намерением сказать ему чтобы убирался. Но так и застыл, и странное чувство обволокло меня проникая все глубже внутрь. "Бум! Бум! Бум!" - кровь все громче стучала в висках. У него было знакомое лицо. Этот человек был я.

Я пробудился и сквозь плотнеющую пелену перед глазами, увидел снег погребающий под себя ночной город. Я лежал не улице пытаясь пошевелить хоть какойнибудь частью своего тела, но холод уже вцепился в меня мертвой хваткой, и не собирался отпускать. Я так и не добрался домой. Хотя и некуда возвращаться. В голове снова пронеслось это злочастное письмо. В котором говорилось что у меня больше нет сестры. В том же предложении в конце которого стояло слово - передоз. Я закрыл глаза позволяя сну забрать меня. "Хорошо что ты вернулся", - тихо сказала сестра попрвив мое одеяло, и вышла из комнаты. Я тоже рад вернуться, сестра.
>> No.59258 Ответ
У меня есть просьба для местных писателей. Нарисуйте словесный портрет персонажа для книги или фильма, с которым легче всего и приятнее всего себя ассоциировать. Этакий эталон Мери Сью, попаданца, и рыцаря без страха и упрека, при этом без тех положительных, вещей, которые помешают рядовому читателю или зрителю поставить себя на место этого персонажа.
>> No.59419 Ответ
Дело было в июле. Этим жарким летним днём ничего не предвещало тех странных и захватывающих событий, которые случились в дальнейшем, как вдруг подошёл он.
Впрочем, я забегаю вперёд. Начну с того, что я учусь в ОРИКМ на третьем курсе, и как любому, уважающему себя студенту, мне постоянно не хватает денег. И вот, в один прекрасный день я увидел объявление, что местный зоопарк остро нуждается в смотрителе и ночном стороже по совместительству, таким образом я очутился здесь. Ну, в зоопарке, то есть. В форменных брюках, кепке, и при свистке. Стоя у вольера с шимпанзе я неспеша доедал банан и наблюдал, как двое зверьков самозабенно трахаются в тени искуственной скалы в глубине вольера. Кстати, шимпанзе могут трахаться по четыре часа в сутки, можете себе представить? О чём только не узнаешь на работе. Пожелав всего хорошего мохнатым извращенцам, бросил в урну шкурку и ленивой походкой направился на обход, делать дела, которые обычно делают смотрители в подобных местах. Задал овса зебрам, проверил тигров, проведал медведя, поговорил о жизни с тюленями, облил из шланга слониху и долил воды крокодилу. За всеми этими делами я даже не сразу заметил, как со мной рядом очутился этот человек. Ну, человек как человек, вполне обычный. В мятом сером костюме, несвежей рубашке, сандалях на когда-то белые носки и мятой летней шляпе. Коротко стриженый, с небольшой проседью на висках. Только вот глаза у него были очень красные и уставшие. Он стоял возле меня, и как-то нерешительно переминался с ноги на ногу, будто хотел что-то сказать. Был он изрядно не брит, и по недельной щетине его ползала муха, но его это не беспокоило. Наши глаза встретились, и я сделал, знаете, такой как бы воопросительный жест бровями. Он снова отвёл глаза, и сбивчиво заговорил.
-Вы должны мне помочь. Это моя единственная надежда.
От такого начала я несколько растерялся.
-А в чём дело, собственно? Здравствуйте, кстати.
-Да-да, добрый день. Извините за внезапность, мне больше не к кому обратиться.
Я пытался продолжить разговор -Так, э...
Он снова посмотрел мне в глаза, на это раз как-то решительно. Под глазами у него были мешки.
-Дело в том, что я его люблю.
-Ну а... У вас там муха, на бороде.
-Я сам знаю что это всё не правильно, и что так нельзя, но чувствам ведь не прикажешь. Так ведь? -Про муху он, кажется, не услышал.
-Да. А, собственно...
-Я уже трое суток не сплю. Плачу по ночам, нервничаю очень. От меня жена ушла. К маме. И детей забрала. Я похудел почти на пять килограмм. Мне очень нужна ваша помощь...
Не поймите меня не правильно, я спокойно отношусь ко всяким там меньшинствам и тому подобному, и вообще не люблю лезть в чью-то личную жизнь, но этот гражданин явно от меня что-то хотел. Понятия не имею, чем ему помочь, он совсем сбил меня с толку.
-Я в него просто влюбился, и ничего не могу с этим поделать. Извините. -Он замолчал.
Я наконец смог спросить -В кого?
Он подошёл ко мне вплотную, и оглянувшись по сторонам, тихо сказал мне на ухо -В крокодила.
Я просто потерял дар речи.
-Это не какой-нибудь там обычный крокодил, это крокодилус ниликус. Величественное создание.Вы знаете, что у крокодилов, в отличии от остальных рептилий, четырёхкамерное сердце?
-Это какой-то розыгрыш?
-Ну что вы. Разве я похож на кого-то, устраивающего розыгрыши? Посмотрите на меня, у меня ведь даже аппетит пропал на нервной почве. -У него дёргался левый глаз. На розыгрыш это было не похоже.
-А может вам это... К психиатору? Там вроде и кормят неплохо. Котлетками, с пюрешкой.
Он явно огорчился.
-Ну вот. И вы меня не понимаете. Был я у психиатора. И у нарколога, и у терапевта. Вот, у меня справки есть -Он достал из вутреннего кармана ворох засаленых бумажек с каким-то печатями. -Сказали, что любовь не лечится. -Он грустно вздохнул.
-А я то что могу сделать?
-Понимаете, я решил его похитить.
-Кого?
-Ну, вашего крокодила. Нам будет хорошо вместе. Я уже всё придумал.
Я начал понимать.
-Это, знает ли, не просто крокодил. Это собственность зоопарка. А я лицо материально ответственное.
-Материально, нематериально... А разве можно материально относиться к чьему-нибудь счастью? Это ведь не предмет какой-нибудь, а живое существо.
Он начинал меня раздражать.
-Идите-ка вы отсюда по-хорошему, ей-богу. Иначе я полицию вызову.
Но он меня не слушал.
-Вот вы поймите, мы тут сейчас разговариваем, а он ведь в неволе. Он плачет! Посмотрите на него! Ему нужна помощь. А со мной ему будет хорошо. Пустите меня к нему!
Он рванул в сторону вальера, но я проворно схватил его в охапку, и поволок в сторону выхода. Это было не трудно, нормы ГТО я сдавал буквально неделю назад с золтым значком. Вышвырнув психа за потог я вернулся к своим делам и скоро даже забыл про него. А зря. Ведь это было только начало...
>> No.59420 Ответ
>>59419
Лето шло своим чередом. На своей новой должности я достиг определённых успехов и стал пользоваться уважением коллег по зоопарку. Директор выделил мне небольшой, но вполне сносный кабинет в здании администрации, я повесил там турник, принёс туда диван и гантели, и стал там практически жить. А что, очень удобно. И на работу далеко ходить не надо, и за жильё платить. За эти месяцы я отъелся, немного возмужал, и даже отрастил лихие гусарские усы. Мне казалось, что с ними я выгляжу взрослее.
Давнешний бедолага каждый день приходил в зоопарк. Он покупал взрослый билет, шёл к вольеру с крокодилом, и подолгу стоял там, у решётки, с тоской глядя на своего крокодилус ниликус. Крокодил его обычно как будто не замечал, хотя иногда всё же смотрел на него в ответ, со своей обычной хищной крокодилей улыбкой. Иногда, в особо жаркие дни он вообще уплывал на глубину и сидел там, тогда этот влюблённый бедолага начинал нервничать. Он ходил кругами возле решётки, рвал на себе волосы и грыз ногти. И только когда крокодил изредка выныривал глотнуть воздуха, он успокаивался, но не на долго. Иногда он приносил цветы или дорогие конфеты. Он оставлял это всё у вольера, в надежде что кто-то передаст их его любимому. Но их обычно выбрасывали или отдавали обезьянам после закрытия. Однажды он записался на приём к директору и устроил скандал, требуя чтобы его пустили внутрь. Когда полиция тащила его к выходу, он со слезами умолял директора хотя бы лучше заботиться о кродиле.
По понедельникам в зоопарке был выходной, и посетителей, само собой, не пускали. Из-за этого он тоже однажды устрои скандал. Он стучал в дверь руками и ногами, пока его опять не забрала полиция. Потом пару раз он приходил и просто сидел у закрытых дверей, весь день. Потом по понедельникам его стало не видно. Правда, однажды в такой день я заметил отблеск объектива на соседней многоэтажке. Кто знает, что это могло быть...
Тем временем наступила осень. Был вечер пятницы, мои дела за день были закончены. Я сидел на диване в своём кабинете и смотрел в окно. Погода стояла весьма мерзкая - лил холодный осенний дождь, порывы ветра срывали с деревьев пожелтевшую листву, хмурые промокшие пешеходы спешили куда-то по своим делам, мокрые автомобили обдавали их струями грязи из-под колёс, также спеша куда-то по своим делам. Водителям автомобилей не было дела до пешеходов. Никому не было дела не до кого в этом промокшем простуженном городе. Я достал из шкафчика бутылку недопитого виски, вытряхнул муху из засохшего стакана и плеснул себе на два пальца. Раскурил дешёвую сигару и совсем уже собирался позвонить кому-нибудь из своих приятелей, пригласить их на партию в покер, как возле ворот раздался визг тормозов и свет ярких фар упёрся в моё окно. Впрочем, фары скоро погасли. Через минуту в дверь раздался стук. Не дожидаясь ответа дверь открылась, и на пороге кабинета возникла роскошнейшая женщина, какую я только видел в жизни. На вид ей было лет двадцать восемь, одета она была в атласное бардовое платье с очень не скромными вырезами, старомодную, но весьма красивую шляпку с вуалью, из под вуали виднелись чуть припухшие томные губки, локоны цвета воронова крыла стекали по плечам, пахло от неё цитрусом, мозжевельником и ещё чем-то неуловимым, но очень манящим. Она постояла в дверях, давая оценить свою фигуру, и неспеша вошла в кабинет, соблазнительно покачивая бёдрами. За ней следом шёл огромный детина с мокрым чёрным зонтом, на нём были глухие солнцезащитные очки, хотя был уже поздний вечер, а выражением лица он напоминал танк времён отечественной войны. Женщина жестом отправила громилу за дверь и закрыла её, когда он вышел, защёлкнув при этом замок. Взглянув на меня, она сняла шляпку и повесила на крючок у входа. Личико у неё было милое, но вот тушь чуть-чуть потекла. В идимо из-за дождя.
-Не возражаете если я войду? -спросила она.
Я не возражал. Тем более что она уже вошла.
-Чем обязан?
Она всхлипнула.
-Вы должны мне помочь. Это моя последняя надежда.
Я был готов помочь. Такой красотке готов бы был помочь кто угодно. В любое время. Я поднёс ей стул.
-Присаживайтесь. Мисс?
Она села на край стула, повернувшись в сторону окна и сложив руки на коленях.
-Миссис. Меня зовут Матильда. А вас?
-Иван Молотов. Что у вас случилось?
-Видите ли, у меня пропал муж.
Я растерялся, но виду старался не подать.
-Эм... Но видете ли, я ведь всего лишь смотритель в зоопарке.
-И сторож. -добавила она.
-Ночной. По совместительству.
-В общем-то он не совсем пропал. Он бросил меня.
-Вас? -видимо, вид у меня был действительно ошарашенный.
-Да, да! Сначала он стал всё реже появляться дома, потом перестал спать со мной. Потом я устроила скандал у ушла к маме, а он сделал вид что даже не заметил. И вот, я не видела его уже несколько месяцев. Дома он уже совсем не живёт.
-Вы хотите чтобы я выследил его?
-Нет, его уже давно выследили, в этом и дело. Понимаете, он постоянно ходит в ваш зоопарк. И квартиру снимает в многоэтажке неподалёку. Можете себе представить? Я думаю, что у него тут женщина. -Она развернулась всем телом в мою сторону, и я мельком заметил что на ней круживные чёрные трусики. Платье было довольно коротким.
-Женщина... -повторил я, и неопределённо пошевелил усами.
-А вы хоть понтмаете, как тяжело современной леди без сильной мужской руки? -Спросила она с предыханием, и наклонилась ко мне. В её декальте открывался роскошный вид.
-У меня сильные руки. Я сдал ГТО с золотым значком. (И не только руки, подумал я).
Моя ширинка предательски затрещала, разрываясь под напором того, что скрывалось в её недрах.
Видимо, она тоже это услышала. В следующий момент она кинулась мне на колени, повалила на диван и мы принялись остервенело срывать друг с друга одежду. Упиваясь её ароматом, я нежно вцепился зубами в её розовый сосок и дал волю рукам. Она тоже не отставала. Через несколько минут мы уже извивались нагишом на полу, издавая только нечленораздельные стоны и пошлые звуки. Как парочка каких-нибудь бонобо в брачный сезон. Это был самый яростный секс, какой только бывал в моей жизни. Я трахал её словно дикое животное. А может и она меня. Не скажу что это длилось четыре часа, но мы всё же устали и остались лежать на полу в изнеможении, глядя на потолок. Я привстал, взял со стола стакан и допил виски. Она тоже поднялась и стала искать платье. Одевшись, я сел на диван и снова раскурил свою сигару, глядя как она одевается.
-А ты не очень-то скучаешь по мужу - ухмыльнулся я.
-Мерзавец!
Она подошла и влепила мне пощёчину.
Это было забавно. Я подцепил носком ноги её круживные шёлковые трусики с красным бантиком, лежащие на полу, и покачал ими в в воздухе.
Она снова замахнулась, но я поймал её руку. Она залилась красным. Схватила трусики и принялась их натягивать.
-Секс это секс, а любовь это любовь. Тебе не понять чувств брошенной женщины. Я хочу знать кто она.
-И я должен тебе помочь?
-Мой отец очень обеспеченный человек. Ему принадлежит одна крупная судовая компания. Если сделаешь, оплата будет достойной.
-Вот как. Это уже интересно.
-Кроме того, на него оформлена большая часть семейного имущества, так что в этом заинтересованы очень серьёзные люди.
Она с угрозой посмотрела на меня.
-И опасные. Так что не подведи.
Уходя, она бросила на столик фотографию, и обернувшись в дверях, добавила -И держи рот на замке.
Дверь хлопнула, взревел двигатель за окном, и стало тихо. Толькло холодный осенний дождь барабанил по стёклам. В воздухе витал аромат цитруса, мозжевельника и чего-то опасного. На столе лежала фотография того мужчины, который всегда приходил к крокодилу.


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]