[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

No.28138 [Открыть тред]
Файл: 9db669028f5cda6ea0f405ae76299dcf.jpg
Jpg, 135.56 KB, 750×750 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
9db669028f5cda6ea0f405ae76299dcf.jpg
Тяжело рассказывать историю, зная заранее, что ей не поверят. Слова тогда тяжелы и темны, мертвой солью падают они в глаза читающего, не находя ответа. Разум, страж ваш, бдительно охраняет незыблемость того мира, в котором привык находиться. Вера миллионов создает единую, монолитную основу реальности, в которой уже нет места чудесам. Ну, или почти нет...
   Всякий путь начинается с крошечной капли шага, всякая книга - с заглавной буквы. Следовало бы и мне поступить так же - но не получится. Память играет злые шутки, сворачивая прошлое в тугой цветной клубок, оставляя от лет часы или даже минуты. Я не помню, где мои пути и пути мира впервые разошлись. Возможно, я никогда и не знал об этом моменте? Как бы то ни было, история начнется с тех пор, когда отторжение стало болезненно ощутимо. Дивное время, тихое, благословенное - как же так вышло, что не осталось оно целиком в сокровенных закромах разума?

   Холодный звон капели лился за окном и острыми лучиками поддевало напрасно жмурящиеся веки растерявшее все свое тепло зимнее солнце. Тонкие пальцы сквозняков тянулись сквозь щели старых рам к моей уютной норе среди одеял.
   Можно было бы еще раз перевернуться на бок, попробовать отвоевать еще несколько минут забвения у мира, но это было опасно. Нет, вовсе не от того, что я опасался куда-то опоздать! Была иная, куда более веская причина - я уже вынырнул со дна мутного океана сновидений, вынося на берег охапку ракушек - грёз, сладких и страшных одновременно. Нужно было как можно скорее придать им форму, воплотить бисерными строчками, пленить навсегда в столь чуждом им мире плоти.
Тяжело рассказывать историю, зная заранее, что ей не поверят. Слова тогда тяжелы и темны, мертвой солью падают они в глаза читающего, не находя ответа. Разум, страж ваш, бдительно охраняет незыблемость того мира, в котором привык находиться. Вера миллионов создает единую, монолитную основу реальности, в которой уже нет места чудесам. Ну, или почти нет...
   Всякий путь начинается с крошечной капли шага, всякая книга - с заглавной буквы. Следовало бы и мне поступить так же - но не получится. Память играет злые шутки, сворачивая прошлое в тугой цветной клубок, оставляя от лет часы или даже минуты. Я не помню, где мои пути и пути мира впервые разошлись. Возможно, я никогда и не знал об этом моменте? Как бы то ни было, история начнется с тех пор, когда отторжение стало болезненно ощутимо. Дивное время, тихое, благословенное - как же так вышло, что не осталось оно целиком в сокровенных закромах разума?

   Холодный звон капели лился за окном и острыми лучиками поддевало напрасно жмурящиеся веки растерявшее все свое тепло зимнее солнце. Тонкие пальцы сквозняков тянулись сквозь щели старых рам к моей уютной норе среди одеял.
   Можно было бы еще раз перевернуться на бок, попробовать отвоевать еще несколько минут забвения у мира, но это было опасно. Нет, вовсе не от того, что я опасался куда-то опоздать! Была иная, куда более веская причина - я уже вынырнул со дна мутного океана сновидений, вынося на берег охапку ракушек - грёз, сладких и страшных одновременно. Нужно было как можно скорее придать им форму, воплотить бисерными строчками, пленить навсегда в столь чуждом им мире плоти.
   Пока закипающий чайник затягивал холодное стекло туманной пеленой, я склонялся над кремовой гладью старого листа бумаги, торопливо записывая те образы, что были столь яркими и живыми еще несколько минут назад.
   "...Изукрашеный разводами плесени бетон и остатки облупившейся краски на источеных жучками досках пола. Тревожный полумрак на грани видимости, в котором глаз способен уловить лишь поверхностное впечатление о вещах. Запертые, заколоченые, замурованые двери, за которыми равно могут скрываться неясные ужасы беспокойного присутствия и тающие в руках сокровища снов, за которые в реальном мире и гроша бы не дали. Я бегу все дальше и дальше, а за спиной клубится страх - не цепенящий тело кошмар, а лишь угроза, от которой можно искать спасения. Но путаница коридоров уводит в тупик, а бледные старые люди, в которых угадываются черты больных и врачей, скрываются за дверями, запирая их за собой. Тупик! Я сделал неверный выбор на лестничном пролете, уходя вниз, и безотчетный страх уже на том конце коридора...
   Руки, я должен видеть свои руки... Но их нет.
   Эта мысль удивительным образом вырывает меня из уз предопределенности кошмара. Страх отступает, колеблясь перед неожиданно ставшей охотником жертвой, и давящая пелена исчезает. Сон. Всего лишь сон. И мне, видящему его, пора собирать жатву.
Запертая дверь падает легко и невесомо, повинуясь нежному толчку. За ней мрак гуще, непроглядней, но света достаточно, чтобы разглядеть пыльные горы - старых томов, причудливых наборов каких-то инструментов, тускло поблескивающие бока столь милой моему сердцу алхимической утвари... Настоящая сокровищница. Но ничего нельзя унести с собой - все истает и исчезнет в грубых пальцах. И я открываю книгу, наугад пытаясь ухватить единственный клад этого места. Ровные строки округлых букв, что отдают откровения сумрачных мест яви."
Сообщение слишком длинное. Полная версия.
>> No.28144
Тема ОС - хуита.
Слишком много метафор. Неаккуратное нагромождение пыльных гор, тугих клубков, бисерных нитей метафор и иносказаний, если так понятнее автору.
Я бы с легкостью отказался от половины из них, в особенности - от избитых. Из жалости, да.
Но.
Автор умеет писать по-русски, что, вообще говоря, огромная редкость среди юных графоманов, засирающих борды.
Более того, авторская попытка перепеть то ли Павича, то ли Борхеса напомнила мне о себе самом, десяток лет тому назад открывшем для себя обоих.
Пиши еще, но помни, что много метафор - не всегда признак хорошего языка.
>> No.28152
>>28138
> Тяжело рассказывать историю, зная заранее, что ей не поверят.
Джон Титор.txt
>> No.28167
>>28138
   Так - или примерно так начинались теперь все дни. Связи с миром распадались одна за другой, исчезали "друзья", становились неважными обязанности. Свободен! Но горечью пахла такая свобода, веяло от нее пустотой неприкаянной. Больше не нужен я никому под луной, и мне больше никто не нужен. Можно прожить остаток лет в тишине и скромности, заперевшись от мира в глиняной скорлупке старого дома.
   Больше не нужно слушать чужие указания, больше не нужно жить по часам. Но почему тогда так пусто внутри? Разве не этого хотелось когда-то глупому?
   Да, не пойти по накатанной дороге - слишком многолюдна она, слишком шумна и грязна. Кто-то прожег бы все в кутежах, кто-то истаял бы в кольцах зеленого змея, кто-то пришел бы к успеху. Не я.
   Хватит того, что есть, с избытком хватит. Тысячи книг и годы времени. Пусть кажется страшным со стороны мой приют - тем лучше. Пусть гонится за кумирами толпа, спотыкаясь и падая в грязь - а я тихонько пойду стороной.
   Я выбрал. В кои-то веки выбрал сам и в выборе своем был уверен.
   Мой мир терял привычную целостность, окрашиваясь новыми цветами. Остались где-то вдалеке тревожные предсказания катастроф и потрясений, нагнетающий беспокойство ажиотаж горячих новостей о чьих-то трагедиях и смертях, вечное бурление ведьминого котла политики и лишь реклама тухлой болотной водой рвалась в глаза отовсюду, где был хоть намек на столь воспеваемую миром "цивилизованность".
   Но и реклама эта была под стать открывшемуся мне пространству сочленения города с миром. Промокшие и облезлые, с выцвевшими под дождями красками плакаты казались скорее памятниками погибших государств, нежели чем-то завлекающим. Изуродованные временем, эти и без того не претендовавшие на шедевральность лепестки цветущего капитализма ныне казались мне лишь инфернальной иллюстрацией к живущему и гибнущему миру людей.
>>28138
   Так - или примерно так начинались теперь все дни. Связи с миром распадались одна за другой, исчезали "друзья", становились неважными обязанности. Свободен! Но горечью пахла такая свобода, веяло от нее пустотой неприкаянной. Больше не нужен я никому под луной, и мне больше никто не нужен. Можно прожить остаток лет в тишине и скромности, заперевшись от мира в глиняной скорлупке старого дома.
   Больше не нужно слушать чужие указания, больше не нужно жить по часам. Но почему тогда так пусто внутри? Разве не этого хотелось когда-то глупому?
   Да, не пойти по накатанной дороге - слишком многолюдна она, слишком шумна и грязна. Кто-то прожег бы все в кутежах, кто-то истаял бы в кольцах зеленого змея, кто-то пришел бы к успеху. Не я.
   Хватит того, что есть, с избытком хватит. Тысячи книг и годы времени. Пусть кажется страшным со стороны мой приют - тем лучше. Пусть гонится за кумирами толпа, спотыкаясь и падая в грязь - а я тихонько пойду стороной.
   Я выбрал. В кои-то веки выбрал сам и в выборе своем был уверен.
   Мой мир терял привычную целостность, окрашиваясь новыми цветами. Остались где-то вдалеке тревожные предсказания катастроф и потрясений, нагнетающий беспокойство ажиотаж горячих новостей о чьих-то трагедиях и смертях, вечное бурление ведьминого котла политики и лишь реклама тухлой болотной водой рвалась в глаза отовсюду, где был хоть намек на столь воспеваемую миром "цивилизованность".
   Но и реклама эта была под стать открывшемуся мне пространству сочленения города с миром. Промокшие и облезлые, с выцвевшими под дождями красками плакаты казались скорее памятниками погибших государств, нежели чем-то завлекающим. Изуродованные временем, эти и без того не претендовавшие на шедевральность лепестки цветущего капитализма ныне казались мне лишь инфернальной иллюстрацией к живущему и гибнущему миру людей.
   И в них была истина. Та истина, та потаенная жизнь, что пробуждается со временем в старых предметах, заменяя их рыночную ценность. "Лишь покрышись патиной, монета впервые обретает истинную ценность" - говорил мудрец. Да, время отнимало у вещей стоимость, заменяя ее душой - какая жестокая ирония!
   Конечно же, так случалось далеко не всегда. Но мне, и ранее вкушавшему сладость подобных находок - или назвать их встречами? - не приходилось быть излишне внимательным, чтобы заметить их тихий, жалобный зов.
   Они стояли в заброшеных домах и истлевали посреди пустырей, спали, позабытые, в заросших кустарником холмиках бомбоубежищ и ластились к дрожащим рукам медленно умирающих от недоедания старух, выносивших их по выходным на мрачные лабиринты блошиных рынков.
   Я спасал их, если мог, вытаскивал из цепких лап забвения и гибели, с сожалением понимая, что большинство из них переживет меня и все же не сможет бежать от всепоглощающих пастей забытия и гибели.
   Но сейчас они напоминали мне угревшихся в тепле старой шерстяной кофты сытых щенят, дремлющих в покое и счастье беззаботного бытия.
   Быть может, я недооценивал их, тем более, что настоящая уверенность в том, что они живы, пришла гораздо позже. Но разве об этом думал я тогда? Мне хорошо было с ними, вот и все.
Сообщение слишком длинное. Полная версия.
>> No.28176
>>28167
   А вот это хорошо.
>> No.28200
>>28167
Когда тяжелые, пухнущие тугими подбрюшиями тучи стали приносить прохладную влагу на пожелтевшие земли, в воздухе появился тот самый неповторимо грустный аромат уходящего года, а звенящие тонкими осколками утренние лужицы ясно давали понять - Госпожа Осень собралась в путь, уступая место своей сестрице Зиме. Мягче со временем становились и краски закатов - полыхающее буйство зарев сменилось пастельной мягкостью оттенков розового и фиолетового, но тем ярче иногда выделялась на этом фоне острая рдяная полоса. Пропали томительно - грустные крики ласточек, и лишь звенело в холодном воздухе тяжелое, раскатистое карканье ворон, которых выгоняли с просторов полей и лесов в бетонные джунгли города. Черные стаи вились над покрытыми изморосью крышами и опускались тучами на деревья и провода, поблескивая на солнце пухлыми от встопорщившихся перьев боками. 
В это время, словно повинуясь циклам природы, стали мягче и спокойней сны, а тексты, что время от времени удавалось запомнить, уже не пестрили зловещими аллегориями, а скорее были полны какого-то сладкого томления - по крайней мене не постыжусь признать, что некоторые даже вышибали у меня слезу. Они пели об осени, словно оплакивая ее уход, но в них была и светлая надежда на то, что зима будет не менее прекрасна. Странно, но сопротивление снов моей  воле падало вместе со столбиком термометра, как будто их упорство доселе питалось солнечным теплом. Ушли и головные боли, и по утрам пробуждение напоминало о детстве, когда новый день был праздником - счастливое время! День за днем я не переставал удивлятсья открывавшейся мне красоте мира, хотя вместе с этим нашлись и другие занятия. 
Удивительно, как просто удалось оборудовать дома не слишком роскошную, но вполне удовлетворявшую мои нужды лабораторию, где я проводил все больше и больше времени. Конечно же, я не добился особых успехов - но ведь не их искал я в тусклом свете свечей, когда ветер напевал песни в щелях и скрипел старыми деревьями в саду. Только процесс, только метаморфозы занимали внимание, и в разноцветных хлопьях осадков, переливах цветов в стеклянных оковах, растворении и сгущении я видел ту же красоту, что и в стадах пухлых облаков, заполонивших небо, а хруст порошков в ступке, звон капель и бурление кипящих жидкостей были сравнимы с шумом прибоя или шелестом камыша. Мои ноздри жадно внимали острым ароматам - странно, что несмотря на подобную беспечность, я так и не отравился.
>>28167
Когда тяжелые, пухнущие тугими подбрюшиями тучи стали приносить прохладную влагу на пожелтевшие земли, в воздухе появился тот самый неповторимо грустный аромат уходящего года, а звенящие тонкими осколками утренние лужицы ясно давали понять - Госпожа Осень собралась в путь, уступая место своей сестрице Зиме. Мягче со временем становились и краски закатов - полыхающее буйство зарев сменилось пастельной мягкостью оттенков розового и фиолетового, но тем ярче иногда выделялась на этом фоне острая рдяная полоса. Пропали томительно - грустные крики ласточек, и лишь звенело в холодном воздухе тяжелое, раскатистое карканье ворон, которых выгоняли с просторов полей и лесов в бетонные джунгли города. Черные стаи вились над покрытыми изморосью крышами и опускались тучами на деревья и провода, поблескивая на солнце пухлыми от встопорщившихся перьев боками. 
В это время, словно повинуясь циклам природы, стали мягче и спокойней сны, а тексты, что время от времени удавалось запомнить, уже не пестрили зловещими аллегориями, а скорее были полны какого-то сладкого томления - по крайней мене не постыжусь признать, что некоторые даже вышибали у меня слезу. Они пели об осени, словно оплакивая ее уход, но в них была и светлая надежда на то, что зима будет не менее прекрасна. Странно, но сопротивление снов моей  воле падало вместе со столбиком термометра, как будто их упорство доселе питалось солнечным теплом. Ушли и головные боли, и по утрам пробуждение напоминало о детстве, когда новый день был праздником - счастливое время! День за днем я не переставал удивлятсья открывавшейся мне красоте мира, хотя вместе с этим нашлись и другие занятия. 
Удивительно, как просто удалось оборудовать дома не слишком роскошную, но вполне удовлетворявшую мои нужды лабораторию, где я проводил все больше и больше времени. Конечно же, я не добился особых успехов - но ведь не их искал я в тусклом свете свечей, когда ветер напевал песни в щелях и скрипел старыми деревьями в саду. Только процесс, только метаморфозы занимали внимание, и в разноцветных хлопьях осадков, переливах цветов в стеклянных оковах, растворении и сгущении я видел ту же красоту, что и в стадах пухлых облаков, заполонивших небо, а хруст порошков в ступке, звон капель и бурление кипящих жидкостей были сравнимы с шумом прибоя или шелестом камыша. Мои ноздри жадно внимали острым ароматам - странно, что несмотря на подобную беспечность, я так и не отравился.
Сообщение слишком длинное. Полная версия.
>> No.28242
>>28200
О черт, вот что значит постить поздно ночью...
>> No.28243
>>28242
Сибиряк?
>> No.28251
>>28243
Да нет, укр. Впрочем, это не помешало мне испортить разметку и пролюбить пароль от поста, увы.


No.28177 [Открыть тред]
Файл: 1334023379034.png
Png, 1.07 KB, 300×20
edit Find source with google Find source with iqdb
1334023379034.png
Файл: sample-d6b81e47c4...
Jpg, 220.44 KB, 850×1240
edit Find source with google Find source with iqdb
sample-d6b81e47c4e1bd6c351de2e769395987.jpg

Т.к Хоро является символом Доброчана и повсеместно используется при создании тредов, то я подумал что нелишним будет тред, в котором аноны могут оставлять реквесты на рисунки с ней, а художники по мере желания будут их выполнять.
>> No.28188
Хоро - символ доброчана. А доброанон, как он выглядит? Кто он? что он?


No.28347 [Открыть тред]
Доброчан, что взять: Wacom bamboo pen (который 3-го поколения)
или Wacom bamboo connect/capture? Не вижу вообще никакой разницы между всеми тремя.
>> No.28348
Хотел спросить в треде, случайно создал новый, извините.
>> No.28350
>>28347
Ну посмотри спецификации, и возьми тот, что лучше.
>> No.28361
>>28347
У меня Bamboo, вполне удобен.


No.27766 [Открыть тред]
Файл: s1.jpg
Jpg, 590.29 KB, 1365×1024 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
s1.jpg
Доброчан, а что ты скажешь, если я тут иногда буду выкладывать свои рассказы?
>> No.27767
Файл: Suspicious_Minds_...
Jpg, 62.21 KB, 800×685
edit Find source with google Find source with iqdb
Suspicious_Minds_by_DCSMC.jpg
Файл: skyc.gif
Gif, 62.71 KB, 1084×602
edit Find source with google Find source with iqdb
skyc.gif

YouTube: Vangelis - Tears in Rain (Blade Runner)
http://www.youtube.com/watch?v=FdqgafFRL9c

   Вика долго смотрела на безобразно торчащий клок волос. Потом обошла кресло и стала рассматривать его с другой стороны. У Машки были ужасно непослушные волосы. Вика не просто стригла их, она упорно боролась за каждый квадратный сантиметр головы. Это была схватка необузданной природы и отточенного мастерства. Вика безукоризнено выполняла разработанный за несколько лет план сражения, но этот клок никогда ей не давался. Он даже иногда снился ей по ночам.

   После продолжительного раздумья, Вика занесла ножницы. Она долго примерялась, высунув от напряжения кончик языка наружу. Потом зажмурилась и сомкнула ножницы. Отрезанная прядь полетела на пол салона красоты. Вика открыла глаза и посмотрела на результат. Получилось идеально.

   - Всё, можешь открывать глаза, - чуть дрожащим голосом сказала она Машке. Та распахнула свои яркие очи и, не отрываясь, смотрела на своё отражение в зеркале, пока Вика стряхивала волосы и снимала с неё белую ткань. Когда Машка, наконец, была освобождена, она резко вскочила с кресла и набросилась на Вику, обнимая и целуя её в щёчку.

   - Викусик, ты просто чудо! Я тебя люблю! Забрасывай уже свой универ и переходи на полный рабочий день. А то записаться к тебе - ну просто нереально. А я без тебя не могу!

   Вика чмокнула её в ответ и терпеливо объяснила, что универ она, конечно, не бросит, но и Машку в беде никогда не оставит. Машка ещё немного пообнималась с ней, а потом села в свой Порше и укатила, помахав на прощанье рукой из открытого окошка.

   Вика закончила дела в салоне и пошла домой пешком. Она жила недалеко, рядом с "Перекрёстком". Обычно она просто пересекала парковку, но сегодня там крутились какие-то машины. Чтобы не мешать им, Вика решила пройти по тротуару. Она подошла к поребрику и попыталась перепрыгнуть через клумбу. Но то ли клумба оказалась шире, чем она ожидала, то ли она оттолкнулась недостаточно сильно, но она недолетела и плюхнулась в траву.
YouTube: Vangelis - Tears in Rain (Blade Runner)
http://www.youtube.com/watch?v=FdqgafFRL9c

   Вика долго смотрела на безобразно торчащий клок волос. Потом обошла кресло и стала рассматривать его с другой стороны. У Машки были ужасно непослушные волосы. Вика не просто стригла их, она упорно боролась за каждый квадратный сантиметр головы. Это была схватка необузданной природы и отточенного мастерства. Вика безукоризнено выполняла разработанный за несколько лет план сражения, но этот клок никогда ей не давался. Он даже иногда снился ей по ночам.

   После продолжительного раздумья, Вика занесла ножницы. Она долго примерялась, высунув от напряжения кончик языка наружу. Потом зажмурилась и сомкнула ножницы. Отрезанная прядь полетела на пол салона красоты. Вика открыла глаза и посмотрела на результат. Получилось идеально.

   - Всё, можешь открывать глаза, - чуть дрожащим голосом сказала она Машке. Та распахнула свои яркие очи и, не отрываясь, смотрела на своё отражение в зеркале, пока Вика стряхивала волосы и снимала с неё белую ткань. Когда Машка, наконец, была освобождена, она резко вскочила с кресла и набросилась на Вику, обнимая и целуя её в щёчку.

   - Викусик, ты просто чудо! Я тебя люблю! Забрасывай уже свой универ и переходи на полный рабочий день. А то записаться к тебе - ну просто нереально. А я без тебя не могу!

   Вика чмокнула её в ответ и терпеливо объяснила, что универ она, конечно, не бросит, но и Машку в беде никогда не оставит. Машка ещё немного пообнималась с ней, а потом села в свой Порше и укатила, помахав на прощанье рукой из открытого окошка.

   Вика закончила дела в салоне и пошла домой пешком. Она жила недалеко, рядом с "Перекрёстком". Обычно она просто пересекала парковку, но сегодня там крутились какие-то машины. Чтобы не мешать им, Вика решила пройти по тротуару. Она подошла к поребрику и попыталась перепрыгнуть через клумбу. Но то ли клумба оказалась шире, чем она ожидала, то ли она оттолкнулась недостаточно сильно, но она недолетела и плюхнулась в траву.

   Откуда ни возьмись, рядом возник молодой человек, который помог ей встать. Вика смущённо лепетала какие-то слова благодарности, а её глаза осторожно ощупывали незнакомца. Молодой человек был патлат и небрит, но вполне прилично одет. Он был немного застенчив и часто смотрел куда-то вдаль. Они разговорились. Его звали Тимофей. Он спросил про книжки, которые заметил в её сумочке, и выяснилось, что он закончил тот же университет, в который она ходит. У них быстро нашлись там общие знакомые. Они поболтали о всякой ерунде, ловя легкие улыбки друг другу. Когда они начали расходиться, Вика написала ему на бумажке свой телефон. Внезапно, Тимофей уставился на неё так, как будто только что увидел, и резко спросил:

   - Ты анимешница?

   Вика удивлённо вскинула на него глаза и радостно ответила:

   - Ага!

   - Ну и ищи себе анимешника! - выпалил Тимофей, развернулся и зашагал прочь.

   Вика потрясённо стояла посреди улицы. Потом повернулась и побрела домой. [пикрелейтед] "Это даже к лучшему," - убеждала она себя. "Да и не сильно он мне понравился. К тому же странный какой-то. Наркоман, наверное. Вот так завёл бы меня в тёмный переулок да и ограбил."

***

   Когда Тимофей доехал домой, он уже забыл о происшествии у "Перекрёстка". В дверях его встретила мама, она сразу же забрала у него сумку с продуктами и пошла на кухню мариновать мясо. Тимофей скинул с себя уличную одежду и пошёл в свою комнату, к компьютеру. Он уже ввёл в адресной строке имя своей любимой имиджборды, как в его дверь постучали.

   - Да?

   Дверь приоткрылась и в комнату заглянула его младшая сестра Настька.

   - Слушай, можно тебе пару вопросов задать? Я тут письмо пишу, мне надо.

   - Ну давай.

   Настька быстро вошла, закрыла за собой дверь, подошла к кровати и по-хозяйски плюхнулась на неё.

   - Как называется математическая закорючка, похожая на ноты?

   - Интеграл.

   - Классное слово! - и она начала что-то старательно выводить на листе бумаги. Она писала несколько минут не отвлекаясь, так что Тимофей перестал обращать на неё внимание и залез в /b/. Но Настька вдруг снова задала вопрос:

   - А у тебя член сколько сантиметров длиной?

   Тимофей посмотрел на неё круглыми глазами.

   - Что вообще за письмо ты пишешь?

   - Обычное любовное письмо учителю математики.

   - И сколько же ему лет?

   - Двадцать девять.

   Тимофей хмыкнул и покачал головой.

   - А длина моего члена тебе зачем?

   - Ну, я описываю ему свою фантазию. Будто мне снится, что я лежу совсем голая перед ним на учительском столе. А он подходит ко мне, раздвигает мне ноги и тычет своим огромным членом мне в киску. Одно движение - и я уже не девственица. А моя кровь стекает на классный журнал и оставляет на нём пятна.

   - Нда, в моё время любовные письма были поскромнее.

   - Ну и вот, в моих фантазиях у него очень длинный член. Уж всяко длиннее, чем у моего неудачника-брата. Дак сколько у тебя?

   - 15 сантиметров.

   - А нормально сколько?

   - Нормально - когда всё в гармонии. Чтобы член полностью помещался внутри и ни на что не давил. Но и не выпадывал при каждом движении. Так что тут многое зависит от женщины. Вот у тебя какая глубина влагалища?

   - И как же мне её измерить, если я девственница?

   - Ну вот видишь, глупости всё это на самом деле. Хотя... Напиши "ваш 20-сантиметровый член". Ему будет приятно.

   - Ладно, так и напишу.

   Настька снова принялась за письмо. Тимофей ненадолго задумался, что-то его вдруг забеспокоило. Потом тряхнул головой, отогнал странные мысли, нажал на F5 и принялся за чтение.

***

   Мария Владимировна была уже пожилой женщиной, но продолжала следить за своей внешностью. Вике нравилось её стричь. Её очень вдохновляло то, что старость тоже может быть красивой. И с Марией Владимировной всегда было так легко говорить. Но сегодня разговор, почему-то, не шёл. Проницательная женщина это заметила.

   - Что-то, Виктория, вы сегодня задумчивы сильнее, чем обычно. Неужели повстречали кого-то недавно?

   - Эх, Мария Владимировна, всё-то вы знаете.

   - И кто же он?

   - Он выглядел таким хорошим парнем, но оказалось, что он наркоман и грабит людей.

   - Какой ужас, Виктория! И что же вы?

   - Вряд ли мы ещё хоть раз встретимся.

   - Не расстраивайтесь, милая моя. У вас ещё будут шансы, уж поверьте мне.

   - Спасибо, Мария Владимировна!

   Вика наклонилась и обняла её за плечи.

***

   Через несколько дней, после очередной лекции матана Вика подошла к преподавателю и, сочинив на ходу какую-то историю, попыталась выудить из него хоть немного информации о Тимофее. Тот быстро понял, о ком идёт речь. Судя по всему, в своё время Тимофей был довольно заметным студентом. Но, к Викиному сожалению, преподаватель не знал, где его сейчас можно найти. Он посоветовал обратиться к научному руководителю Тимофея, профессору Савельеву. Вике было знакомо это имя, но в лицо она его не знала. Преподаватель объяснил ей, где найти профессора.

   - Но только будьте осторожны, - предупредил он. - У него всегда с собой ружьё.

   Озадаченная, Вика отправилась на поиски. Кабинет Савельева обнаружился этажом выше, в дальнем конце коридора. Она на цыпочках подошла к его двери. Тихонько постучав и не услышав ответа, Вика потянула за ручку и чуть приоткрыла дверь. Заглянув в узкую щёлку, она увидела небольшое помещение, всё уставленное шкафами с книгами. В кабинете было тихо и очень светло, дневной свет лился широким потоком в огромное окно. Седой профессор сидел за массивным столом и внимательно что-то читал. Вика поосмелела, открыла дверь пошире и скользнула внутрь. Профессор оторвался от чтения и с интересом посмотрел на неё.

   - Можно к вам? - спросила Вика.

   - Проходи, раз уж зашла, - добродушно ответил Савельев.

   Вика подошла к столу, села на стул и стала внимательно рассматривать пожилого человека. Седые волосы, седая борода и удивительно молодой и добрый взгляд. Они рассматривали друг друга довольно долго, пока Вика, наконец, первой не нарушила молчание:

   - А правда, что у вас всегда с собой ружьё?

   По лицу профессора скользнуло едва заметное удивление, но он тут же улыбнулся и спокойно ответил:

   - Правда. У меня в машине в багажнике всегда лежит "Сайга" двенадцатого калибра.

   - А зачем оно вам?

   - Я купил его двадцать лет назад, чтобы ходить на охоту. Даже сходил один раз. Но никого не убил, хотя такая возможность была. Друг кричал мне: "Стреляй! Стреляй!", но я почему-то не выстрелил. Испугался, наверное. - Савельев ненадолго замолчал, а затем продолжил доверительным тоном: - Сказать по-правде, я вообще ни разу из него не стрелял.

   - Но всё равно возите его с собой?

   - Да. Хочу всегда быть готов. И если мне ещё раз выпадет шанс выстрелить, в этот раз я не испугаюсь.

   Вика во все глаза смотрела на необычного профессора. Тот хитро подмигнул и решил сменить тему.

   - Но у вас было ко мне какое-то дело? Или вы зашли только чтобы расспросить меня о ружье?

   Вика начала путанно объяснять суть своего дела. Савельев внимательно её слушал, улыбался и понимающе кивал головой. Когда она закончила, кончики её ушей заалели. Разумеется, он заметил это.

   - Ну что же, я вижу, что вам действительно нужно встретиться с Тимофеем. Это весьма кстати. - Он порылся в ящике стола и извлёк оттуда тонкую папку. - Я как раз искал кого-нибудь, кто мог бы передать Тимофею эту папку. Уже месяц у меня лежит. Я сейчас напишу вам адрес компании, где он работает.

   Савельев протянул ей папку и бумажку с адресом. Ликующая Вика осторожно взяла их из его рук. Она спрятала бумаги в свою сумочку, села прямо и внимательно посмотрела на профессора.

   - Знаете, а я по вечерам работаю в салоне красоты, стригу волосы, - начала она.

   Профессор вопросительно приподнял брови. Вика торопливо продолжила:

   - Мне нравятся ваши волосы. Я хотела бы заняться ими. Приходите ко мне как-нибудь через пару недель.

   - Вы считаете, что это на самом деле необходимо? - скептически отозвался Савельев.

   - Да, - твёрдо ответила Вика. - Ваше ружьё слишком давно лежит без дела. Это не должно быть так.

   Савельев долго смотрел на неё изучающим взглядом. Наконец он сказал:

   - Хорошо, я подумаю.

   - Вот и замечательно! Позвоните мне, когда надумаете, я вас запишу.

   Они распрощались, и Вика, окрылённая, вылетела из кабинета, чуть не сбив проходящего мимо преподавателя матана.

***

   Огромная чёрная туча заволокла всё небо. Тьма накрыла город. Вике чудом удалось найти здание, в котором работал Тимофей, до дождя. Только она успела заскочить внутрь, как начался ливень. Она несколько минут смотрела через стеклянную дверь на струи воды, потом пошла искать лифт.

   Поднявшись на нужный этаж, она оказалась в офисе весьма преуспевающей компании. Поговорив с милой девушкой, Вика узнала, где сидит Тимофей. Глубоко вздохнув, она двинулась к своей цели.

   Дверь в комнату Тимофея была открыта. Вика подошла и остановилась в дверном проёме. Тимофей стоял у окна, спиной ко входу. Он не слышал, что кто-то к нему пришёл. Всё его внимание было направлено на то, что творилось за окном. Вика хотела было заговорить с ним, как вдруг он вполголоса произнёс:

   - Я видел такое, во что вы, люди, просто не поверите. Боевые корабли, объятые пламенем, у Плеча Ориона. - Тимофей на несколько секунд замолчал, словно собираясь с мыслями. - Я смотрел на Си-лучи, сверкающие в темноте возле Врат Тангейзера. Все эти воспоминания растворятся во времени, как слёзы под дождём. Пора умирать.

   Вика зачарованно слушала. Ей, конечно, были знакомы эти слова. Но в голосе Тимофея было столько печали, будто он на самом деле видел и чувствовал всё это.

   Постояв ещё несколько минут у окна, Тимофей повернулся и заметил Вику.

   - О, привет, - несколько смущённо сказал он. Ему стало вдруг интересно, как давно она стоит там.

   - Привет, - отозвалась Вика и решила сразу перейти к делу. - Савельев попросил меня передать тебе папку.

   Она порылась в своей сумочке, достала папку и отдала её Тимофею. Тот раскрыл её и радостно улыбнулся.

   - Спасибо большое! А что, Савельев у вас тоже что-то ведёт?

   - Нет, я совершенно случайно подвернулась ему под руку. Отказываться не стала, очень уж хороший он человек.

   - Да, Савельев - замечательный человек. Только никогда не спрашивай его о ружье. Он очень злится, когда его спрашивают, зачем оно ему. На факультете постоянно шутят на эту тему.

   - Хорошо, я буду иметь в виду.

   Они замолчали. Вика нервно кашлянула.

   - Ну, я пойду, наверное. Всего хорошего.

   Она развернулась и пошла к выходу. На полпути обернулась и невзначай обронила:

   - Кстати, я поискала себе анимешника, но так пока и не нашла. Вот.

   И поспешно зашагала по коридору.

***
  
   Вика лежала на кровати в обнимку с большим плюшевым Тоторо и смотрела немигающим взглядом на стену. Она лежала так уже довольно долго, изредка переворачиваясь на другой бок и тяжело вздыхая. Тишина заполняла комнату. В доме напротив одно за другим загорались окна.

   Звонок телефона прозвучал как выстрел стартового пистолета. Вика резко вскочила и в два шага оказалась у стола, где лежал телефон. Номер был неизвестен. Её сердце учащённо забилось, она поднесла трубку к уху.

   - Алло?

   - Привет, это Тимофей. Я тебя не разбудил?

   - Нет-нет, я не спала.

   - Хорошо. Слушай, хочешь пробежаться со мной по парку?

   - Прямо сейчас? Двенадцать ночи же.

   - Ну да, а что? Воздух стал прохладнее, бежать - одно удовольствие. Но если не хочешь, то ладно.

   - Нет-нет, хочу, даже очень. А куда идти?

   - Знаешь парк возле "Перекрёстка"? Мне показалось, что ты тоже где-то там живёшь.

   - Да, это рядом. Я там буду через пятнадцать минут.

   - Вот и отлично. Буду тебя ждать.

   Вика положила трубку и начала лихорадочно одеваться. Покопавшись в ящике с одеждой, она нашла лёгкий спортивный костюм и быстро натянула его на себя. С обувью было сложнее, но она решила, что сандалики один раз выдержат. Надев их, она взяла ключи и мобилу и выбежала из квартиры.

   На улице быстро темнело. Вика быстрым шагом дошла до парка и сразу же заметила Тимофея. Он стоял, опершись одной рукой о дерево, и смотрел на светлую полосу на горизонте, туда, где не так давно зашло Солнце. Вика подошла к нему со спины на расстояние вытянутой руки. Она немного поколебалась, потом сделала шаг вперёд и обняла его за талию.

   Тимофей вздрогнул, но тут же расслабился и едва заметно улыбнулся. Он нащупал её руку у себя на животе и сжал её ладонь. Они стояли так несколько минут. Наконец, Вика упёрлась подбородком ему в плечо и спросила:

   - О чём ты сейчас думаешь?

   - О гармонии мира, - легко ответил Тимофей.

   - О чём? - удивлённо переспросила она.

   Тимофей не стал отвечать. Он поднял руку и указал на северо-запад.

   - Видишь вон ту яркую звезду над горизонтом? Это Венера. "Вечерняя звезда". А видишь вон те две звезды? - Его рука теперь указывала на запад. - Одна из них - Регул, альфа Льва, а другая, отливающая красным, - Марс. А вон там, - рука сдвинулась дальше к югу, - Сатурн. Древние философы считали, что движение планет должно подчиняться тем же законам, что и музыкальные ноты. Они называли это "музыка сфер". Каждая планета летит по своей собственной орбите, но в их связях друг с другом рождается гармония мира. Разве это не прекрасно?

   Вика наклонила голову вперёд и заглянула в лицо Тимофею. Он смотрел в небо и улыбался.

   Точно так же улыбались друг другу профессор Савельев и Мария Владимировна, сидя в зале ожидания салона красоты несколько недель спустя. Они почему-то оказались записаны на одно и то же время.

   Точно так же улыбался молодой учитель математики, лёжа поперёк кровати головой на животе своей жены и читая вслух письмо. Жена иногда прикрывала своё лицо ладонью и громко смеялась. Её острые грудки мелко тряслись в такт её смеху.

   Точно так же смеялись две школьницы, спрятавшись в укромном уголке школы и рисуя фломастером красные пятна на классном журнале.

   А планеты всё продолжали двигаться вдоль своих орбит, нежась в лучах солнышка и наслаждаясь музыкой своих небесных тел.
Сообщение слишком длинное. Полная версия.
>> No.27911
Файл: The_Path_by_darkermusings.jpg
Jpg, 173.89 KB, 1600×911 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
The_Path_by_darkermusings.jpg
Палящее солнце, сухость и пыль.

   - Нам не выбраться.

   Две фигурки, скрючась, лежат на краю скалы.

   Если бы я посмотрел сейчас на себя со стороны, то не узнал бы. Три дня безумного бегства выпили все мои силы, щёки ввалились, кожа высохла и потрескалась.

   Я смотрю вниз. Выцветшая равнина, чахлая растительность и люди. Слишком мало, чтобы оживить унылый пейзаж; слишком много, чтобы проскользнуть незамеченными.

   - Нам не выбраться, - повторяет она.

   Я медленно поворачиваю голову направо. В ней сейчас тоже ничто не напоминает ту белокудрую валькирию, что едва не сломала мне нос при первой и единственной попытке её поцеловать. Как давно это было! Пожалуй, лет десять уже прошло, а всё кажется, что вчера. Может быть, поэтому только мне и удалось сработаться с ней. Потому что помнил про свой нос.

   - Им нужна только я, - её голос дрогнул. - Если я сдамся, у тебя будет шанс уйти.
Палящее солнце, сухость и пыль.

   - Нам не выбраться.

   Две фигурки, скрючась, лежат на краю скалы.

   Если бы я посмотрел сейчас на себя со стороны, то не узнал бы. Три дня безумного бегства выпили все мои силы, щёки ввалились, кожа высохла и потрескалась.

   Я смотрю вниз. Выцветшая равнина, чахлая растительность и люди. Слишком мало, чтобы оживить унылый пейзаж; слишком много, чтобы проскользнуть незамеченными.

   - Нам не выбраться, - повторяет она.

   Я медленно поворачиваю голову направо. В ней сейчас тоже ничто не напоминает ту белокудрую валькирию, что едва не сломала мне нос при первой и единственной попытке её поцеловать. Как давно это было! Пожалуй, лет десять уже прошло, а всё кажется, что вчера. Может быть, поэтому только мне и удалось сработаться с ней. Потому что помнил про свой нос.

   - Им нужна только я, - её голос дрогнул. - Если я сдамся, у тебя будет шанс уйти.

   - Тебя сломают. Люди погибнут. Много. - Сил хватает только на односложные фразы. Да и не нужно ей ничего объяснять, сама всё понимает. Слишком много жизней невинных людей, чтобы рисковать. К тому же, эти ломают всех.

   Отход через горы был запланирован с самого начала. Но мы сбились с пути и уже второй день не можем найти проход в нагромождениях глыб. Уже даже перестали пытаться. Всё, что мы делаем - лежим да изредка стреляем в сторону тех, кто подбирается слишком близко.

   Это не может продолжаться долго.

   Солнце медленно закатывается за горизонт. Оставшись в одиночестве, огромная луна заливает пустыню магическим светом. С высоты кажется, что вокруг раскинулся безбрежный океан, а мы лежим на носу корабля. Я даже уже почти начал чувствовать, как корабль медленно качается на ласковых волнах...

   Треск выстрелов разрывает мой сон. Утреннее солнце освещает край скалы, на котором я лежу в одиночестве. Крики и пальба внизу не оставляет сомнений, куда она ушла.

   - Нет, нет, нет, - бормочу я и хватаюсь за винтовку. Через оптику я вижу десяток людей, бегущих по склону. Слишком много - она либо погибнет, либо попадёт в плен. Судя по интенсивности стрельбы, живой она сдаваться не намерена.

   Внезапно становится тихо. Настолько тихо, что до меня долетают радостные возгласы. А через минуту я вижу двоих, волокущих обмякшее тело. Они направляются к машинам, что стоят прямо подо мной. Бросают её на землю перед джипом и отходят. Вокруг начинают собираться остальные.

   Она ещё жива. Медленно, опираясь только на левую руку, поднимается с земли и садится на колени. Правая рука висит как плеть.

   Никаких шансов спастись. Я вижу это со всей очевидностью с высоты, в оптический прицел. Она сидит в центре круга и разглядывает мрачные лица обступивших её людей. Они молча смотрят на неё в ответ.

   Она поднимает голову и поворачивает её в мою сторону. Я ловлю её лицо в перекрестье прицела.

   Она смотрит прямо на меня. Она улыбается.

   Я стреляю.

***

   Они уехали в полдень. Видимо, решили, что я не стою того, чтобы торчать из-за меня в этой проклятой пустыне ещё один день. Завернули тело в брезент и увезли с собой.

   Я спас очень много людей, убив одного. Можно было гордиться собой.

   Рядом со своим рюкзаком я нашёл клочок бумаги, придавленный камнем. Механически поднял его и положил в карман. Наверное, это было важно. Но читать почему-то не стал.

   Я отправился в путь тем же вечером. Шёл вдоль гор. Днём спал в тени скал, ночью снова шёл. Кажется, это продолжалось долго. Кажется, у меня закончилась вода.

   Но я вышел к своим.

   Следующие дни промелькнули как в калейдоскопе. В глазах людей я стал героем. Начальство решило меня наградить, а о моей напарнице вслух никто старался не вспоминать. Я был окружён вниманием и почтением везде, где бы ни появлялся. Только странное чувство отрешённости поселилось во мне, как будто часть меня до сих пор блуждала в пустыне.

   Друзья устроили вечеринку в мою честь. Люди уходили в отрыв, стремясь хоть на один вечер избавиться от напряжения, в котором все жили уже несколько месяцев. Мне становилось только тоскливее. Поздней ночью я наконец выбрался из прокуренного дома на террасу. На улице шёл дождь.

   У меня оставалось дело, на которое я так и не мог решиться. Записка.

   Я долго стоял и слушал, как капли дождя стучат по крыше. Наконец, достал записку из кармана и, освещая её зажигалкой, стал читать.


   "Я трусиха. Мне следовало бы вышибить себе мозги самостоятельно. Но я всегда боялась смерти, хоть и не могла признаться в этом даже себе. Я спущусь вниз и погибну в бою, как герой. И даже если у меня это не получится, я уверена, ты довершишь начатое.

   Я трусиха. Мне следовало бы ещё десять лет назад признаться, что я люблю тебя. Но я боялась, что любовь сделает меня слабой. Теперь я не боюсь ничего. Я буду любить тебя всегда. И даже если у меня это не получится, я уверена, ты довершишь начатое."


   Глубокая ночь, сырость и дождь.

   Гаснет огонь зажигалки. На пустынной террасе одинокий человек остаётся в полной темноте.
Сообщение слишком длинное. Полная версия.
>> No.27927
>>27926
Человек на фотографии — я. Так что, очевидно, пик не мой. :3
Человек на фотографии находится на высоте 1560 метров над уровнем моря, на вершине самой высокой горы в окрестностях. Высокая гора за его спиной находится в 15 километрах по прямой.
>> No.27928
>>27767
Извини, не смог тебя начать читать. Дропнул через несколько абзацев.
>> No.27935
>>27934
Извини, уж больно тяжело читается. Слишком отрывисто все написано. Много предложений коротких, которые могут-таки служить интересным способом написания рассказа, но не так повсеместно как у тебя.
>> No.28571
Файл: Sweet_Angel_by_igolochka.jpg
Jpg, 191.41 KB, 900×1220 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Sweet_Angel_by_igolochka.jpg
Александр стоял перед входом в офисное здание и курил. Впрочем, он так редко подносил сигарету ко рту, что правильнее наверное было бы сказать, что он вышел подышать морозным воздухом. Его глаза неподвижно смотрели в голубое небо. Он производил впечатление человека, находящегося в глубокой медитации. Но внутри него всё бурлило. Его мысли лихорадочно метались, иногда его прошибал холодный пот. Ему было из-за чего переживать — несколько дней назад он открыл через знакомого брокера длинную позицию с огромным плечом. И все эти дни его акции неуклонно снижались. Если они опустятся ниже 30, то его брокер будет вынужден принудительно закрыть позицию, и Александр потеряет все вложенные деньги. Но страшнее всего было то, что это были деньги Хозяина, взятые без его ведома.

   Пискнули часы. Александр посмотрел на них и понял, что ему пора ехать по поручению Хозяина. Он затушил сигарету, отправил её в урну и пошёл к машине. На тротуаре возле его машины стоял странный старик в кепке. Когда Александр поравнялся с ним, старик повернул к нему голову и удивительно бодрым голосом попросил:

   — Молодой человек, дайте, пожалуйста, тысячу рублей.

   Александр, не останавливаясь, устало отозвался:

   — Куда тебе так много?

   — Чтобы купить красивые цветы на вашу могилу.

   Александра словно током ударило. Он моментально развернулся и ошалело уставился на старика. Тот, сочувственно улыбаясь, подошёл вплотную и шепнул на ушко: "Двадцать девять."

   Александр стоял несколько минут с опущенной головой. Потом достал из кармана бумажник, вынул оттуда все деньги и отдал старику. После этого развернулся и пошёл к машине. Когда он сел за руль, его мобильный телефон запиликал. Александр достал его и посмотрел на экран. Пришла SMS-ка от брокера с единственным словом: "Прости."
Александр стоял перед входом в офисное здание и курил. Впрочем, он так редко подносил сигарету ко рту, что правильнее наверное было бы сказать, что он вышел подышать морозным воздухом. Его глаза неподвижно смотрели в голубое небо. Он производил впечатление человека, находящегося в глубокой медитации. Но внутри него всё бурлило. Его мысли лихорадочно метались, иногда его прошибал холодный пот. Ему было из-за чего переживать — несколько дней назад он открыл через знакомого брокера длинную позицию с огромным плечом. И все эти дни его акции неуклонно снижались. Если они опустятся ниже 30, то его брокер будет вынужден принудительно закрыть позицию, и Александр потеряет все вложенные деньги. Но страшнее всего было то, что это были деньги Хозяина, взятые без его ведома.

   Пискнули часы. Александр посмотрел на них и понял, что ему пора ехать по поручению Хозяина. Он затушил сигарету, отправил её в урну и пошёл к машине. На тротуаре возле его машины стоял странный старик в кепке. Когда Александр поравнялся с ним, старик повернул к нему голову и удивительно бодрым голосом попросил:

   — Молодой человек, дайте, пожалуйста, тысячу рублей.

   Александр, не останавливаясь, устало отозвался:

   — Куда тебе так много?

   — Чтобы купить красивые цветы на вашу могилу.

   Александра словно током ударило. Он моментально развернулся и ошалело уставился на старика. Тот, сочувственно улыбаясь, подошёл вплотную и шепнул на ушко: "Двадцать девять."

   Александр стоял несколько минут с опущенной головой. Потом достал из кармана бумажник, вынул оттуда все деньги и отдал старику. После этого развернулся и пошёл к машине. Когда он сел за руль, его мобильный телефон запиликал. Александр достал его и посмотрел на экран. Пришла SMS-ка от брокера с единственным словом: "Прости."

   Что-то оборвалось в душе Александра. Он больше не чувствовал ни страха, ни смятения. В его жизни всё стало просто. Он почувствовал себя неуязвимым. Он почувствовал себя мёртвым.

   Вырулив на широкую улицу, он вдавил газ до упора и понёсся с бешеной скоростью в левом ряду. Несколько раз он пролетал перекрёстки на красный свет, слыша дикий визг тормозов позади себя. Скорость опьяняла. Ему показалось, что всё вокруг — компьютерная игра, в которой он — главный герой. Дорога впереди сужалась и поднималась на мост через реку. Не снижая скорости, он въехал на мост и начал лавировать между машинами. Сначала он зацепил одну, потом бортанул другую. Машины разворачивало, они сталкивались друг с другом и с ограждением. Александр нёсся вперёд, оставляя за собой хаос. Вдруг его занесло, он резко дёрнул руль, пытаясь выправиться. Машина вылетела на встречную полосу, не задев никого пересекла её, пробила ограждение и полетела вниз. В свои последние мгновения жизни, сидя в кувыркающейся в воздухе машине, видя приближающийся ослепительно белый лёд, Александр улыбался.

***

   Мама Игоря занималась дизайном эксклюзивных ювелирных украшений, а отец — их изготовлением. Сам же он вёл дела семейной компании и сопровождал маму в поездках к клиентам, особенно — иногородним. Вот и сегодня они с мамой шли по улице чужого города. В этом городе они работали с модным ювелирным бутиком, который иногда подкидывал им заказы. Бутик было нетрудно найти, он располагался на одной из центральных улиц. Когда они дошли до него, то решили разделиться. Для разговора с клиентом Игорь был не нужен, а сидеть и любезничать с продавщицами несколько часов к ряду было невероятно скучно. Они договорились встретиться вечером в гостинице, и Игорь отправился изучать незнакомый город.

   Для начала, он решил прогуляться по центру. Та улица, на которой стоял бутик, вывела его к реке. Он выбрал произвольное направление и пошёл по набережной. Река извивалась, и очень скоро Игорь потерял всякое представление о том, где находится. Это только подстегнуло его интерес. Ему нравилось ходить вдали от туристических маршрутов и чувствовать себя первооткрывателем. Река в очередной раз вильнула, и он вышел к длинному мосту. Судя по всему, на нём произошло какое-то крупное ДТП. С обоих концов моста стояли милицейские машины, перегораживая дорогу. Под мостом лежало что-то большое и тёмное. Когда он подошёл поближе, то понял, что на льду лежит вверх колёсами машина. Крыша салона была вмята внутрь. Удивительно, но лёд не сломался от удара. Игорь представил, что случилось с водителем, и ему стало не по себе.

   Автомобильное движение по мосту было полностью перекрыто, но пешеходы могли ходить по одной из сторон. Ему стало интересно, и он зашагал по мосту, разглядывая покорёженные машины. Оказавшись на другой стороне, он решил пройтись по этой улице до ближайшей остановки общественного транспорта. Он бодро зашагал вперёд. Однако через несколько кварталов его встретило неожиданное препятствие — бригада коммунальщиков чистила дороги. Они соскребали прессованный снег с асфальта и свозили его в одну большую кучу, которую почему-то решили устроить прямо посреди тротуара. Прохожие чертыхались и осторожно, по одному обходили эту кучу по проезжей части. На тротуаре образовалась людская пробка.

   Игорю не хотелось стоять и толкаться, поэтому он решил обойти вообще весь этот квартал по маленькой улочке справа. Он свернул туда и шёл, пока не увидел узкий проулок, который, как ему показалось, должен снова вывести его на большую улицу. Пройдя сотню метров по проулку, он вдруг услышал сзади громкие голоса. Он обернулся и увидел двух ментов, идущих за ним и что-то оживлённо обсуждающих. Встречаться с ментами в чужом городе, да ещё и в таком пустынном месте, совершенно не хотелось. Игорь ускорил шаг. Заметив поворот налево, он смело направился туда. Но пройдя всего несколько десятков шагов, он понял, как ошибся. Это был внутренний двор многоэтажного дома, из него не было другого выхода, кроме того, откуда он пришёл. Как назло, менты остановились у этого выхода и начали рыться в своих карманах в поисках сигарет. Они громко обсуждали сплетни о своём начальстве, Игорь старался не вслушиваться. Он искал, куда бы ему деться. Над одной из дверей он заметил вывеску "Фотостудия". Зайти туда показалось ему хорошей идеей — там можно было отсидеться, а заодно и выяснить, где же он сейчас находится.

   Железная дверь была не заперта. Игорь вошёл внутрь и оказался в просторном холле. Несколько секунд он просто наслаждался теплом и каким-то еле различимым ароматом в воздухе, а потом осторожно осмотрелся. Нигде никого не было видно. Он выждал несколько минут, но ничего не происходило. Тогда, немного помявшись, он решил заглянуть в ближайшую дверь. Слегка приоткрыв её, он засунул голову внутрь. Увиденное шокировало его.

   Посреди комнаты, перед огромным зеркалом сидела, задрав ноги, обнажённая молодая девушка и брила себе промежность.

   Игорь почувствовал, что влип. Он было хотел быстренько закрыть дверь, но было уже поздо — девушка заметила его. К его удивлению, она не испугалась, не закричала, а, наоборот, улыбнулась и радостно затараторила:

   — О, привет! Что-то ты долго, мы уже волноваться начали, что вообще не придёшь. Заходи скорее, поможешь мне.

   Игорь, всё ещё ничего не соображая от шока, механически подчинился и зашёл внутрь. Девушка продолжала:

   — Давай раздевайся, вешалка вон там. Я, кстати, Юля, твоя партнёрша сегодня. А тебя как зовут?

   Игорь лихорадочно соображал. Очевидно, что его приняли за кого-то другого. Самым правильным было бы извиниться и всё объяснить, но он вдруг почувствовал азарт. Ему захотелось сыграть эту роль. К тому же, слово "партнёрша" пробудило в нём что-то. Оставалось только надеяться, что он не наделает ошибок. Он собрался и спокойно ответил:

   — Я — Игорь. Рад знакомству. Прости, что задержался.

   — Да ничего, иди сюда уже. Представляешь, куда-то потеряла своё зеркальце, а это зеркало в ванну не утащишь. Пришлось вот тут рассесться. Поможешь мне побриться?

   — Конечно.

   Когда Игорь подошёл к ней, Юля вручила ему бритвенный станок и села на стул, раздвинув ноги. Игорь, подавив приступ паники, склонился над её киской. Было видно, что она регулярно бреется. Если бы это были волосы на лице мужчины, то Игорь назвал бы их четырёхдневной щетиной. Сведений о том, с какой скоростью растут волосы у девушек между ног, у него не было.

   Он осторожно продолжил брить с того места, где она остановилась. Вообще, он постарался забыть о том, что именно он бреет, и сконцентрировался на том, чтобы сделать это чисто и аккуратно.

   Когда он закончил, Юля взяла со столика крем и начала осторожно наносить его на свою кожу. Судя по всему, качество бритья её устроило.

   — Спасибо, хорошо получилось. Слушай, а у тебя самого-то там всё выбрито?

   Вопрос застал Игоря врасплох. На его лице отобразилось недоумение, смятение и стыд.

   — Эээ, так не пойдёт. А ну быстро в душ, — она махнула рукой в сторону узкой белой двери. — Вот, держи машинку, начни с неё. Я потом приду и помогу тебе.

   Игорь зашёл в ванную, разделся и быстро сбрил машинкой все длинные волосы, постаравшись не отрезать себе при этом ничего лишнего. Потом залез под душ и тщательно вымыл всё, до чего смог дотянуться. Вскоре подошла Юля со станком и кремом для бритья. Она села на край ванны, деловито намылила ему лобок и начала брить, приговаривая: "Мы же не хотим, чтобы тут что-то кололось." От прикосновений девичих рук, да и вообще от избытка внимания к этой части его тела, Игорь сильно возбудился. Это несколько затруднило Юле работу, но она умело справлялась и с этой проблемой. Покончив с бритьём, она взяла душ и несколько раз обдала Игоря горячей водой. От этого его возбуждение только усилилось. Она провела пальцами от основания до головки члена, взглянула ему в глаза и спокойно спросила:

   — Если ты сейчас кончишь, тебе потом будет проще контролировать себя?

   Игорь, проанализировав свой богатый опыт мастурбации, согласно кивнул.

   Юля взяла его член одной рукой и стала медленно двигать ей. Потом наклонилась и обхватила головку губами. Он почувствовал, как её язычок обволакивает его и ласкает самые чувствительные места. Это было слишком приятно, чтобы продолжаться долго. У него перехватило дыхание, но он всё-таки успел выдохнуть:

   — Юля, я...

   Юля всё поняла. Она вынула член изо рта и подставила ладошку. Через несколько секунд та заполнилась спермой. Юля внимательно посмотрела, профессионально оценила и, судя по всему, осталась довольна. Она легонько макнула в сперму указательный палец и облизала его.

   — Хорошо, — сказала она и встала, чтобы вымыть руки в раковине.

   Игорь стоял в лёгком трансе. Ему было очень сильно не по себе. Ему начало казаться, что ни к чему хорошему всё это привести не может. Он уже собирался во всём признаться, когда она как бы невзначай сказала:

   — Ты странный. Ведёшь себя совсем не так, как остальные. Мне это нравится.

   Сомнения Игоря отступили.

   Они вышли из ванной. Юля порылась немного в шкафу и выдала ему "сценическую одежду" — джинсы и футболку. Сама она одела платьице без бретелек и некоторое время провозилась у зеркала, прилаживая парик. Наконец, она повернулась к Игорю и спросила:

   — Ну, как я выгляжу? [пикрелейтед]

   — Потрясающе, — искренне ответил Игорь и улыбнулся.

   — Бену тоже нравится, когда я одеваю парик. Ты же знаком с Беном?

   — Нет, мы ещё не знакомы, — раздался откуда-то сбоку глубокий, мелодичный голос.

   Игорь повернул голову и увидел огромного лысого негра, зашедшего из смежной комнаты. Очередной приступ паники накрыл Игоря.

   — Ну вот и знакомьтесь, это — Игорь, это — Бен, — представила их Юля.

   — Очень приятно, — сказал Бен и дружелюбно протянул руку.

   Игорь пожал её. Несмотря на свою внешность, Бен говорил на чистейшем русском языке. После формальностей он сразу же перешёл к делу.

   — Юль, как у Игоря член?

   — То, что нужно, — по-простому ответила она и тут же игриво добавила: — Но Бен, когда же я перейду на твой размер?

   — Ешь больше морковки и скорее вырастай.

   — Но мне уже 21 год. Я же не виновата, что выгляжу, как 16-летняя! — она деланно надулась.

   — Ей ещё это не нравится! Она делает своей внешностью классную карьеру и изволит ворчать при этом. О, женщины...

   — А что ты вообще знаешь о женщинах? У тебя когда последний раз была женщина, а, Бен?

   — Кто-то сейчас получит по своей милой попке.

   — Хорошо-хорошо, проехали, — со смехом сказала Юля. — Давай начинать уже.

   Они прошли в смежную комнату, которая оказалась небольшой студией. В ней было расставлено несколько камер на треногах, а под потолком висело множество светильников. Бен подошёл к столу, взял с него ручную камеру и направил объектив на Игоря.

   — Ты ещё нигде не снимался? — начал он интервью.

   — Нет, — честно ответил Игорь.

   — Твой босс говорит, что ты чудесен в постели. Но у нас тут от тебя потребуется немного не то. Впрочем, это даже хорошо, что у тебя нет опыта, будет проще вжиться в роль. Ты же би?

   Игоря прошиб холодный пот. Но он всё же нашёл в себе силы утвердительно кивнуть.

   — Хорошо. Но сегодня у нас будет классический секс — только ты и Юля. Мы с ней работаем в своеобразном гонзо-стиле. Режиссёр принимает самое непосредственное участие в происходящем, потому что режиссёр — сама Юля. То есть, она будет подробно и красочно расписывать, что именно тебе нужно делать. Тебе остаётся только следовать её указаниям. Ну как тебе?

   — Звучит достаточно интересно.

   — Рад, что ты оценил. Значит так, сегодняшняя тема — порноактриса учит начинающего порноактёра премудростям профессии.

   И они начали работать. Юля разыграла сцену знакомства, а потом принялась объяснять и показывать. Тело Игоря охотно отзывалось на внешнюю стимуляцию, но сам он отчаянно тупил. Свет софитов слепил ему глаза, со всех сторон на него бесстыдно смотрели камеры. К тому же процесс съёмок постоянно прерывался, когда Бену нужно было в очередной раз переставить камеру. Всё это совершенно сбивало с толку. Игорь старался делать всё искренне, но получалось на редкость неловко и неумело. Юля смеялась, а Бен, оторвавшись от камеры, улыбался и показывал большой палец. Судя по всему, они воспринимали его поведение как талантливую актёрскую игру.

   То, что произошло в ванной, несколько снизило его чувствительность и помогало ему держаться. Только однажды он потерял контроль над собой. Это случилось, когда они в очередной раз меняли позу. Юля широко расставила ноги, наклонилась вперёд, одной рукой опёрлась о стол, а другой раздвинула губки своей киски. При этом она так призывно посмотрела на него через плечо, что он забыл обо всём на свете. Он подошёл к ней сзади, вошёл в неё до упора и с ужасом понял, что не в силах сдержаться. Сперма обильно залила её попку. Ему было очень неловко, но Юля с Беном отнеслись к этому совершенно спокойно. Юля ушла в ванную, а Бен включил чайник. Через пять минут она вернулась, и они все втроём пили чай с печеньем и расслабленно болтали о ерунде.

   Немного отдохнув, они вновь принялись за работу. Бен снова хлопотал вокруг своих камер, а Юля снова командовала Игорем. Так продолжалось ещё пару часов.

   Когда они наконец закончили, Игорь был полностью выжат. Он дополз до дивана и рухнул на нёго, откинув голову и уставившись в потолок. Его приключение оказалось гораздо более трудным и гораздо менее увлекательным, чем ему казалось поначалу.

   Через некоторое время подошла Юля, одетая в маечку и шортики. Она села рядом, подогнув ноги, и протянула ему бутылку пива. Игорь не любил алкоголь, но сейчас взял бутылку с благодарностью. Выпив одним махом половину, он почувствовал, как напряжение последних нескольких часов оставляет его. Он расслабился и закрыл глаза.

   В комнате кто-то вежливо кашлянул. Игорь вынырнул из своей лёгкой дрёмы и открыл глаза. Перед ним стоял Бен и с любопытством разглядывал его. Игорь несколько смутился, но ответил твёрдым взглядом. Бен сверкнул своей белозубой улыбкой и мягко начал говорить:

   — Мне сейчас позвонил твой, так сказать, босс. Сказал, что только что узнал, что его человек по пути к нам попал в ДТП и погиб. Извинялся, что подвёл нас. Я сказал, что ничего страшного, мы нашли ему замену. Но вот теперь мне на самом деле стало интересно — кто ты вообще такой?

   Игорь понял, что больше нет смысла притворяться. Он глубоко вздохнул и выложил всё, как было на самом деле. Бен и Юля удивлённо качали головами. В конце рассказа поражённый Бен уточнил:

   — То есть, ты попал сюда только потому, что не мог найти дорогу до трамвайной остановки?

   — Да.

   — Вот это судьба! Как тут не поверить в высшие силы.

   — Раз так, — жалобно начал Игорь, — может вы не будете меня бить?

   Все трое долго смеялись.

   После откровений Игоря Юля стала смотреть на него как-то по-новому. Судя по всему, у неё созрел какой-то хитрый план.

   — Слушай, Игорь, — начала она, — а во сколько тебе нужно вернуться в гостиницу?

   — Ну, в общем, я взрослый человек. Если мама потеряет меня, она всегда может позвонить мне на мобилу.

   — Поехали тогда ко мне? Я тебя ужином накормлю, — зазывно протянула она.

   Игорь замялся. Предложение было весьма неожиданным, но интригующим. Видя его колебания, Юля усилила напор:

   — Да ладно тебе скромничать. Ты только что имел меня во всех мыслимых позах, а поехать ко мне домой стесняешься? К тому же, — она заговорщицки приблизила своё лицо к нему и прошептала: — я покажу тебе, где находится трамвайная остановка.

   Игорю нечего было возразить на такой убойный аргумент, и он согласился. Они не торопясь оделись, попрощались с Беном и вышли на улицу. В верхней одежде Юля выглядела как самая обычная девушка-студентка. Она могла спокойно передвигаться по городу, не привлекая к себе никакого излишнего внимания.

   Трамвайная остановка оказалась совсем рядом. Пока они ждали трамвая, Юля объясняла Игорю местную географию. Она щедро сыпала названиями улиц и остановок. Игорь пытался хоть что-то запомнить, но от всего пережитого за сегодня его неудержимо клонило в сон. Он стоял и тупо кивал головой, делая вид, что всё понимает. В конце концов, Юля поняла, что совершенно его заморочила, виновато улыбнулась и обняла его одной рукой за талию. Тут как раз подошёл их трамвай.

   В трамвае было, как всегда, людно. Они не смогли пройти вглубь салона, остались стоять у дверей. Через несколько остановок группа людей засобиралась на выход. Юле удалось поменяться местами с ними, в результате чего её оттеснили к окну, и Игорь совершенно потерял её из виду. Сам он решил не толкаться, а выйти и выпустить всех. Когда трамвай остановился, он сошёл с подножки и отошёл вбок, давая дорогу людскому потоку.

   Внезапно за спиной Игоря раздались крики и треск. Он обернулся и увидел жуткую картину: на высоте четвёртого этажа над тротуаром раскачивалась, накренившись, огромная вывеска. Жёлтая стрела автокрана, поднявшего вывеску на такую высоту, слегка гнулась, повторяя движения вышедшего из-под контроля груза. Слева от вывески по стене отчаянно корабкался вверх промышленный альпинист. С другой стороны страховочные верёвки были оборваны. Из-за крана Игорь не мог разглядеть, что происходит на земле, но он слышал громкую ругань и вскрики. Ему вдруг очень захотелось, чтобы со вторым монтажником тоже всё было хорошо. Уже второй раз сегодня Игорь становился свидетелем несчастного случая. Было в этом что-то пугающе мистическое.

   Его мысли прервал звук закрывающихся дверей вагона. Он резко обернулся, но было уже поздно — трамвай тронулся с места. Оцепеневший Игорь с тоской смотрел, как трамвай набирает скорость и уносит Юлю вдаль. Заднее стекло было покрыто изморозью, поэтому он даже не мог толком рассмотреть номер маршрута. У него не осталось ни единой зацепки, способной помочь ему исправить ситуацию. Он почувствовал, что всё испортил совершенно на ровном месте. Уныние овладело им.

   Через несколько минут Игорь глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Он повторял про себя, что обязательно найдёт Юлю. Ему нужно только вспомнить, что она ему говорила. Закрыв глаза, он напряжённо прокручивал в голове все их разговоры, пока из глубин памяти вдруг не всплыло название микрорайона, в котором она жила. Это было уже что-то. Он открыл глаза и осмотрелся. В десятке шагов от него стоял газетный киоск. Он подошёл к нему и купил то, чем всегда пренебрегал — карту города. Когда он расплачивался, мимо него по улице пронеслась, мигая огнями, скорая помощь. Она остановилась возле автокрана, и в толпе замелькали белые халаты.

   Игорь сел на скамейку и начал листать карту. Он довольно быстро нашёл этот микрорайон. Через него была проложена всего одна трамвайная ветка. Игорь достал ручку и выписал на обороте номера маршрутов, проходящих там. С определением своего текущего местоположения было немного сложнее. Он прочитал на табличке над своей головой название остановки и долго искал её на карте. Наконец, он нашёл её почти в самом центре, где надписи наезжали друг на друга и были почти нечитаемы. Обрадовавшись, он начал сравнивать номера маршрутов с ранее выписанными и подчёркивать повторяющиеся. Вдруг над его ухом кто-то громко произнёс:

   — А что это вы тут, молодой человек, пишeте? Уж не донос ли на меня в ФСБ?

   Игорь вздрогнул от неожиданности, резко повернул голову и увидел странного старика в кепке, сидящего рядом с ним на скамейке. Старик с интересом рассматривал молодого человека. Игорь почувствовал себя неуютно под этим взглядом. Он пожал плечами и буркнул:

   — Это просто номера трамваев.

   Старик бесцеремонно заглянул ему через плечо и уставился на колонку цифр. Потом вытянул длинный костлявый палец, указал на один из подчёркнутых номеров и, непонятно чему радуясь, произнёс его вслух:

   — Двадцать девять.

   Игорю захотелось пересесть куда-нибудь подальше от сумасшедшего старика. Он завертел головой по сторонам и вдруг заметил, что к остановке подъезжает трамвай. Он даже почти не удивился, что это был двадцать девятый. Вскочив, он быстро зашагал к дверям. На полпути он обернулся и посмотрел на старика. Тот смотрел ему вслед и блаженно улыбался. Игорь улыбнулся ему в ответ. Почему-то ему вдруг стало тепло на душе.

   Дорогой Игорь изучал карту. В микрорайоне было несколько остановок, но название одной из них было смутно знакомо. Вполне возможно, что именно его произносила Юля. Он решил сойти там и уже на месте решать, что делать дальше.

   Выйдя из трамвая, Игорь запаниковал. Всюду вокруг него возвышались жилые дома, место было совершенно незнакомое, далёкое и непонятное. Пытаться найти тут определённого человека было абсолютно безнадёжно. На что он надеялся, приехав сюда?

   Трамвай закрыл двери и медленно уехал. С другой стороны рельс, на противоположной остановке стояла Юля и смотрела вслед удаляющемуся трамваю. Игорь сначала не поверил своим глазам. Потом, с трудом скрывая радость, осторожно перешёл через рельсы и подошёл к ней сзади. Самым серьёзным голосом, на который только был способен, он спросил:

   — Девушка, вы не подскажете мне дорогу? Кажется, я опять заблудился.

   — Игорь! — закричала Юля и повисла у него на шее.

   Радости не было предела. Игорь торопливо пересказал всё, что с ним случилось. Как оказалось, Юля подумала, что он зашёл в другую дверь. Она пыталась найти его в переполненном вагоне, потом бегала вдоль трамвая, пытаясь увидеть его в окно. В конце концов она решила, что он уехал дальше. Она стала дожидаться, пока трамвай развернётся на конечной и приедет назад пустой, с одним Игорем. Остановка, на которой она стояла, не была никак огорожена, поэтому от долгого пребывания на ветру щёчки Юли слегка подрумянились. Внимательно присмотревшись, Игорь заметил на них замёрзшие слезинки. Она почувствовала его взгляд и быстро вытерла щёки руками в перчатках. Потом, смутившись, объяснила:

   — Мне вдруг показалось, что я бросила тебя одного в незнакомом городе. Я представила, каково это — быть брошенным, и мне стало очень грустно... Но теперь — всё, — она схватила Игоря за руку, — хватит тебе сегодня теряться. Не отпущу тебя больше.

   Так, держась за руки, они и дошли до её дома.

   Её квартира полностью соответствовала представлениям Игоря о комфорте — в ней было тепло, светло и пахло едой. Едва раздевшись, Юля сразу же убежала на кухню готовить ужин. Предоставленный самому себе, Игорь с интересом исследовал чужой дом. Здесь не было особой роскоши, но во всём чувствовалась заботливая рука хозяйки. Осторожно побродив по комнатам, Игорь, в конце концов, заглянул на кухню. Юля как раз водружала большую кастрюлю на плиту. Она обернулась и затараторила:

   — Вот, сварила сегодня утром суп. Мне одной его бы хватило недели на две. Но, обычно, так долго он не стоит — пару раз в неделю ко мне заезжает Бен. И тогда супу приходит очень быстрый конец.

   — А вы с Беном... — осторожно начал Игорь.

   — Нет-нет, что ты. Бен для меня как старшая сестра. Хотя, природу не обманешь — несмотря на свои сексуальные предпочтения, ест он как нормальный здоровый мужик. Особенно борщ. О! Как он ест борщ! Это просто эпическая картина.

   И Юля принялась в красках расписывать особенности поедания борща большими чернокожими мужчинами. Игорь хохотал как сумасшедший. Ему было немножко стыдно, что он смеётся над почти незнакомым человеком, но Юля так зажигательно пародировала своего друга, что удержаться было невозможно.

   Суп согрелся, Юля достала бутылку красного вина, и они весело принялись за ужин. Попробовав суп, Игорь вдруг хорошо понял Бена. Готовила Юля отлично. К тому же, он весь день был на ногах и изрядно проголодался. Поэтому он с огромным удовольствием съел всю тарелку и не стал отказываться от добавки.

   Покончив с супом, они взяли вино и перебрались на диван в гостиной. Сначала Юля просто сидела на нём, а потом растянулась во всю длину, положив ноги Игорю на колени. Тот ни капельки не возражал.

   Они много о чём говорили и много рассказывали друг другу о себе. Вдруг Юля замолчала на несколько секунд и задумчиво сказала:

   — Знаешь, то, чем я занимаюсь... Для меня это просто работа. Иногда бывает неприятно, иногда — наоборот, здорово. Но даже если во время съёмок я вдруг испытаю настоящий оргазм, я обычно ничего не чувствую к партнёру. Потому что голова совсем другим занята. Ты стараешься сделать всё так, чтобы на экране это выглядело интересно, а не чтобы ему было приятно. И вообще, тебя мало интересует, что он там себе думает. А самое главное, совершенно нет никакой интимности, близости. Он может проникать в самые сокровенные твои места, но это роднит тебя с ним не больше, чем с твоим гинекологом. — Она замолчала и смущённо улыбнулась. — Но сегодня я на самом деле старалась сделать тебе хорошо.

   — То есть, всё это время, пока я пытался сдерживаться и контролировать себя, ты старалась осложнить мне задачу? — возмутился Игорь.

   Юля озорно рассмеялась.

   — Да! Именно так. Ну, прости меня пожалуйста!

   — Одного "прости" мало. Я требую отмщения! Теперь моя очередь делать тебе хорошо.

   — Да, — зарделась Юля, — наверное, это будет честно.

   Игорь уже некоторое время гладил её ножки. Теперь он поднялся выше, провёл рукой по её бёдру, по животику, нащупал через материю футболки упругую грудь и сжал её. На Юлиных губах заиграла хитрая улыбка.

   — А знаешь, как мне больше всего хочется? — промурлыкала она. — В позе "мужчина сверху, женщина снизу". Вроде бы, самая банальная и простая поза, но я уже два года хочу такого. Мне хочется смотреть тебе в глаза. Хочется чувствовать твоё дыхание на моей щеке, когда ты будешь кончать в меня. Я хочу, чтобы были только ты и я.

   Игорь не стал ничего отвечать, а просто потянул её футболку вверх, обнажая грудь. Он было залюбовался открывшимся зрелищем, но тут Юля обхватила его голову руками и притянула к своему соску...

***

   Сегодня Бен возвращался домой очень поздно. Он шёл пешком из ближайшего к дому круглосуточного магазина, в руке у него был пакет, в котором лежали свежеприобретённые бутылка пива, упаковка пельменей и банка сметаны. В голове у него прокручивались события сегодняшнего дня. Он весь вечер монтировал материал и сейчас был очень доволен. Видео получилось отличным. "Интересно, сколько ещё лет она будет сниматься у меня?" — подумал Бен.

   — Двадцать девять, — донеслось откуда-то со стороны.

   Бен осмотрелся и увидел странного старика в кепке, сидящего на скамейке.

   — Но только вместе с ним, — добавил старик радостно.

   Внезапно лицо Бена стало похоже на деревянную африканскую маску. Он повернулся к старику, встал на колени и поклонился так низко, что даже коснулся лбом утоптанного снега. А после этого поднялся и пошёл дальше, как ни в чём не бывало.

***

   Юля проснулась посреди ночи. Игорь безмятежно спал у неё на плече. Она долго лежала и смотрела на него в темноте широко раскрытыми глазами, поглаживая его волосы. По её лицу блуждала счастливая улыбка. Наконец, она осторожно, чтобы не разбудить его, выскользнула из объятий и вылезла из-под одеяла. Ступая босыми ногами по мягкому ковру, она дошла до письменного стола. Стараясь не шуметь, она нащупала выключатель и включила настольную лампу. Посреди стола лежала толстая тетрадка, обклеенная сердечками, с большой розовой надписью "Мой дневник". Юля села в кресло, раскрыла дневник и стала писать.

   "Милый дневник. Сегодня, в последний день февраля, я совершенно случайно встретила молодого человека, с которым проживу всю оставшуюся жизнь. Он этого ещё не знает, но я в этом абсолютно уверена. Мы созданы друг для друга. У нас будет замечательная жизнь в гармонии и любви. И дети. Что бы ни говорил Бен, я обязательно рожу ребёнка. Интересно, сколько мне будет лет, когда это случится?"
Сообщение слишком длинное. Полная версия.


No.28294 [Открыть тред]
Привет, Анон! решил тут на днях написать книженцию, как думаешь, идея заранее обречена, или же не стоит отчаиваться?
P.S. раньше ничего кроме эссе не писал.
>> No.28296
>>28294
> на днях
> написать книженцию
Приходи через полгода, показывай наброски.
>> No.28297
>>28294
А ты попробуй, няша. Если ты способен усваивать критику, то даже провал сможет принести тебе пользу. Так что дерзай.
>> No.28298
>>28294
Оп-пост это конечно пиздец, но я рискну.

И о чём же будет "книженция"?
>> No.28299
>>28294
А собственно с какого вдруг перепуга такие волевые решения, ведь книгу написать не такой простой труд, как может показаться.

>>28298
Поддерживаю вопрос о чем вообще думаешь писать?
>> No.28307
Файл: 1334283871523.png
Png, 1.31 KB, 300×20 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1334283871523.png
Иди и пиши. Напишешь - приноси, будем обсуждать. Если обсуждать будет нечего - не будем.
>> No.28309
>>28294
Попробуй напиши рассказик или первую главу. А вообще, у нас есть графоманский тред: >>u/48777
>> No.28345
>>28299
Абсолютно спонтанное решение.
>>28298
Про жизнь человека, опишу кусок его жизни.
>>28309
Большое Спасибо возьму на заметку.

Всем остальным спасибо за внимание и поддержку. Надеюсь в скором времени принести свои труды!
>> No.28430
>>28345
> Большое Спасибо возьму на заметку.
Что-то мне подсказывает, что обсуждать будет нечего.


No.28396 [Открыть тред]
Файл: y_0892fed2.jpg
Jpg, 121.69 KB, 807×605 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
y_0892fed2.jpg
Вобщем началось это еще год назад мы очень захотели прославиться и получить кучу денег поэтому сделали свою группу из трек человек после 1 клипа был большой успехх - были фанаты.После был перерыв и теперь мы снова никому не известные рейперы.Подскажите как вернуть авторитет в среде рейперов?

вот пример нашего творчества http://vk.com/underground_allstars
YouTube: Underground Allstars - Poet (2011) SINGLE OFFICIAL VIDEO
3 posts are omitted. Развернуть тред.
>> No.28423
Ребят, очень круто сделали, ирония очень годная! А есть какие-нибудь полноценные релизы?
>> No.28424
>>28423
Есть в нашей группе!! http://vk.com/underground_allstars
>> No.28425
>>28424
Вот не палитесь прямо нифигашеньки.
>> No.28426
>>28425
Ты о чем?
>> No.28427
YouTube: Big'lil'Young - DRIVE 2012 EP не нашел как тут править тред, добавлю снипет
нового альбома!
>> No.28428
>>28396
Тащемта нет ритма когда читаете, задний фон - ну да хуй с ним, с фоном, пережить можно. Одышка. У певца одышка?! Да позор же. Читает, читает, резкий громкий вздох - и читает дальше чуть тише. Тренируйте дыхалку. Вот вроде все. Я не говорю что говно - я говорю что нужна тренировка, усердие - и пацаны придут к успеху.
>> No.28431
>>28428
Спасибо, нам важно мнение наших фанатов!!
>> No.28471
>>28431
!!!!!!
>> No.28482
>>28427
Говно. Без обид.
>> No.28514
Файл: 1333025053492.png
Png, 57.34 KB, 245×213 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1333025053492.png
>>28431
> мнение наших фанатов
> фанатов
> !!


No.28436 [Открыть тред]
Файл: Кот.gif
Gif, 117.38 KB, 1400×1018 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Кот.gif
>> No.28441
>>28436
Новый Осаму Тэдзука родился! Только делай гифы маленькими.
>> No.28442
>>28441
/р/ этого кота на ньянский лад (10 часов без перерыва будет норм.)
>> No.28444
>> No.28445
>> No.28447
>>28445
До слез:3
>> No.28507
>>28445
lol'd
Анон, назови аудиосоус, молю!
>> No.28523
Файл: hypnotized.jpg
Jpg, 15.54 KB, 320×237 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
hypnotized.jpg
>>28445
ohgodicanseeforever
>> No.28539
Файл: 1298750430707.png
Png, 0.90 KB, 300×20 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1298750430707.png
>>28436
Кот, конечно, просто офигенный, но объясни, почему он переходит дорогу ВДОЛЬ?
>> No.28541
>>28539
А может это кот - нонконформист?
>> No.28543
>>28541
Переходить дорогу поперек - мейнстрим.


No.28438 [Открыть тред]
Файл: COLOR HAIR IS BA...
Png, 417.72 KB, 900×1160
edit Find source with google Find source with iqdb
COLOR  HAIR IS BAD.png
Файл: tumblr_m2ch2gNkYy...
Jpg, 233.49 KB, 468×693
edit Find source with google Find source with iqdb
tumblr_m2ch2gNkYy1qi3s12111.jpg
Файл: eeeeeee.png
Png, 632.03 KB, 724×1024
edit Find source with google Find source with iqdb
eeeeeee.png

Народ, я как-бэ начинающий художник (от слова ХУДО)
Рисую хрень =3
Зацените =3
>> No.28452
>>28438
Фапабельно. Весьма.
>> No.28455
>>28438
Фап-фап. Где соски?
>> No.28459
>>28438
На последнем мерзко смотрится градиенты, а так очень даже неплохо для начинающего.
>> No.28462
>>28438
Не рисуй фурри, и все будет хорошо.
>> No.28463
>>28438
а пейзаж?
>> No.28464
Файл: sample_8c3616713b326d4afa2f85b8c686df0dfe1db980.jpg
Jpg, 186.78 KB, 850×510
Ваши настройки цензуры запрещают этот файл.
r-18
>>28462
Зачем же так сразу? Вот из под кисти доктора Комета очень даже неплохие выходят.
>> No.28468
>>28438
Лисичка милая. Добавь соски, чтоб тебя.
>> No.28472
>>28468
И волос на затылке


No.43237 [Открыть тред]
Файл: 1.jpg
Jpg, 205.38 KB, 1600×901 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1.jpg
Я передумал генеальную идею для игры, но мне нужны праграмисты чтобы запилили движок для игры (лудше как в Скайриме, не нужно чтобы прям как в Крайзисе 3) и зделали мадели и текстуры. Также будут нужны музыканты, что-то на уровне mr moor meats sybirian bets, чтобы делали крутую музычку. И ещё нужна няшная тян с няшным голоском чтобы озвучивала главного героя- трапа! Когда саздадим выложу на кикстартер, прибыль честно поделим. Я сагласен на 25 % как рукавадитель, 20% тян. Давайте! Палучите классное резюме для фриланса.
Мои контакты:
lololoshka@dtb.ru
ICQ: 346695242
2 posts are omitted. Развернуть тред.
>> No.43241
>>43240
Это кубович, ящитаю.
>> No.43242
>>43237
Твоя идея генеальна! Я с радостю памагу тебе (я умею программировать) и согласен на оставшиеся 55%.
Спасибо Оп за такую возможнасть.
>> No.43243
>>43242
Какие языки?
>> No.43244
>>43242
Какие языки?
>> No.43246
Файл: impressed.gif
Gif, 785.59 KB, 500×260 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
impressed.gif
>>43237
Оригинальная шутка.
>> No.43250
>>43237
Даже самым толстым нужно отвечать, доброчан же.
> Я передумал генеальную идею для игры, но мне нужны праграмисты чтобы запилили движок для игры (лудше как в Скайриме, не нужно чтобы прям как в Крайзисе 3) и зделали мадели и текстуры.
OGRE или Irrlicht Engine к твоим услугам, платит за лицензию не надо-это открытое обеспечение. Там правда нужно запилить еще физику, ИИ и гуй, но это не трудно для такого умного чела как ты.
> и зделали мадели и текстуры
На начальной стадии не нужны, отладка идет на заглушках вроде кубов или параллепипидов.
> Также будут нужны музыканты
Спизди в музотреде.
>> No.43257
>>43243
Любыи. Фарнцузский,немецкий,испанскии.
>> No.44542
>>43237
Я умейу праграмиравать на кампиютере. Васмеш миня ОП?
>> No.44554
>>43237
Сделаю модель робота за 50 тысяч рублей.
>> No.45262
>>44554
Даваи за 5к руб.
оп


[0] [1] [2] [3] [4] [5] ... [83] [84] [85]

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]