[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 16796. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • Для создания новых тредов надо указать как минимум один файл
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: text, video, code, image, pdf, flash, vector, music, archive
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 10 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.16796 Ответ
Файл: 1491220254208s.jpg
Jpg, 7.71 KB, 200×200 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1491220254208s.jpg
Продолжаем тащить всякое.

предыдущий погружается в добро там >>11849
>> No.16797 Ответ
Зашёл с утреца в лавку - к чаю чёнить взять, типа печенюшек там всяких вот.
Ну, иле к кофею - это как там карта ляжет.
В общем, взял пачку каких-то пряников и к кассе встал.
А время - ещё утро (это я повторяю для самых внимательных и зорких зрителей).
Бывало, он ещё в постеле
Я хотел сказать - вот недавно только магаз открылся.
И я стою к кассе.
И передо мной встали два основательных таких мущщины. В куртках из кожзаменителя и вязаных шапочках.
И перед ними на ленте - набранный ими товар.
Который состоял из одной бутылки водки размером 0,7 килограмма, не считая тары.
И вежливая от невыспанности кассирша провела эту бутылку по кассе, и заученно, механически, спросила:
- Пакет брать будете?..
И на этом месте застыла пауза.
Мущщины переглянулись в полном недоумении. Потом на их лицах заиграла недоверчивая улыбка. Кажется, им показалось, что они ослышались. Но кассирша повторила:
- Так пакет-то надо?
Мущщины переглянулись ещё раз. На этот раз, уже в плане юмористической иронии.
Нонсенс ситуации был таким явным, что они не выдержали и тепло рассмеялись.
Так, как добродушно и покровительственно смеются обычно взрослые над детским наивным вопросом, типа:
- А ветер дует от того, что деревья качаются?
На кассиршу они теперь смотрели сверху вниз. С чувством явного интеллектуального превосходства.
Тот, который был с деньгами в руках, терпеливо, как неразумному ребёнку, объяснил:
- Нет. Мы не будем брать пакет.
Второй в это время бережно взял бутылку за горлышко. Осторожно, чтоб не повредить, но надёжно и крепко... И с ласковой улыбкой опустил её в глубину бокового внутреннего кармана.
К сердцу...
Из магазина мущщины выходили явно в приподнятом от такого забавного приключения настроении.
Они переговаривались, то и дело повторяя эту смешную в своей нелепости фразу кассирши:
- Пакет... хе-хе... слышал? Такая мне говорит, пакет, говорит, брать будете?.. Дааа. Пакет, прикинь... хо-хо!.. не, главно, такая спрашивает... Пакет!..
Да и я тоже приободрился вслед за ними.
Как мало, оказывается, нужно человеку для ощущения праздника и общей любви к жизни... )
>> No.16798 Ответ
>>16796
7 уровней гуманитария

Уровень первый — интоксикация.
9 класс. Ты прочитал Кафку и автоматически стал самым модным человеком в школе. Еще не видишь разницы между кубизмом и абстракционизмом, между Моне и Мане, но уже где-то услышал про Радиохед. Родительский сервант с советскими книгами вдруг стал локальным алтарем.

Уровень второй — кураж.
«Кто? Бродский? Да он всё скомуниздил у Уильяма Блейка.» — заявляешь ты на уроке литературы. Картина Гойи сменила Дали на рабочем столе. Ищешь в своей провинции друзей, которые согласны, что Тарантино хуже Финчера. Но таких нет, ибо твой город – быдло. Чистишь зубы и дергаешься, представляя, будто ты Кёртис.

Уровень третий — «Горючие пески»
Порнуха давным-давно надоела, в отличии от книг издательства «Контркультура». Выпросил у мамки денег на сборник Сорокина. Та прочитала 5 страниц и сожгла его напрочь. Слушаешь шум холодильника в качестве дарк эмбиента. Мечтаешь набить портрет Летова на свою немытую шею.

Уровень четвертый — «общество спектакля»
Политические и философские взгляды меняются чаще шлюх Есенина. Вчерашний коммунист- одиннадцатиклассник прочел Штирнера и Зерзана и решил уйти жить в лес. Но мать закрыла тебя в комнате, поэтому остается только смотреть фильмы Годара и слушать японский нойз. Слова «рассказ», «явный», «то есть» вышли из обихода. Вместо этого употребляешь «нарратив», «эксплицитный», «сиречь». Всё должно быть максимально сакрально.

Уровень пятый — традиция.
В интернете не осталось материалов про Дугина и Курёхина, которые не были тобою изучены, поэтому идешь на митинг Единой России, чтобы увидеть Гельича собственными глазами. Полгода слушаешь, как Дженезис Пи-Орридж стучит ломом об рельсы и шепчет что-то из Кроули. Первый кислотный трип заканчивается занимательной беседой с Тарковским о сущность поэзии и Ивановом детстве. Начал переписываться с Мишей Вербицким по эмейлу и изучать Юзнетовские архивы. Своровал в магазине «Театр и его двойник» Арто. Это стало событием года.

Уровень шестой — фракталы.
Посмотрел все фильмы с Кински в оригинале. Мир у твоих ног. Думал изучить иврит, чтобы прочитать Сефер Йецира в оригинале, но решил, что лучше создать фэнзин о Израэле Регарди. Распечатал картины Фоменко и разбросал по всему городу. Не решил это был перфоманс или инсталяция? Напеваешь «Я — Жене, а ты — Батай, скорей за хер меня хватай», но французы надоели. Пора переходить на русскую классику. Решаешь поехать в Житомирскую область автостопом, чтобы найти потомков Владимира Галактионовича Короленко.

Уровень седьмой — финита ля комедия
Тарантино — бог. Читаешь Донцову, слушаешь группу Серебро, анализируя всё в постмодернистском дискурсе. Пора завязывать с паленой водярой и ширкой. Ты идешь работать бухгалтером и через год забываешь всё, что знал. Всё, кроме Бродского и Кафки.
>> No.16799 Ответ
>>16798
Лол, неплохо. Однако же
> Начал переписываться с Мишей Вербицким
- разве суровый матанщик, ненавидящий всех и вся, не должен был сразу же нассать гуманитарчику за шиворот?
>> No.16800 Ответ
Нет, я понимаю ребят питерских - у меня в ленте их таки хватает.
Вот у них - это самое всё под боком, где-то рядом, или с ними, или там родственники-знакомые, ну и всё такое...
Те, кто из Питера - причастны напрямую, им карты в руки.
Но вот мелкое мудачьё из левых городов и весей - КАКОГО ЛЕШЕГО?..
Они вообще, кем себя возомнили, недоумки?
Вот эти вот все клоуны, кто вчера засрал весь ЖЖ перепостами нескольких строчек и фоток. Одних и тех же.
Есть крупные новостные агентства.
Есть телевидение.
И вот все они - дружно ВЕСЬ ДЕНЬ талдычат про взрывы, про метро, про вагоны, про обстановку и про жертвы...
Это понятно.
Но. Вот когда ПОСЛЕ всего этого вала информации мудачьё из ЖЖ постит в своих сраных говнобложиках с 50 чейтателями: "ШОК! В Петербурге произошёл взрыв!!" - они блять что, реально думают, что вся публика черпает информацию из их сраных говнобложиков? )
За каким блять хуем каждый долбоёб вчера высрался спижженой новостью о взрыве, сопроводив её спижженой фотографией перекошенной двери вагона?
Они - долбоёбы - правда посчитали, что никто был не в курсе новости, пока эти самые долбоёбы не своровали новость с какого-нибудь там Рамблера, или из собственной ленты ЖЖ?
Они - действительно решили, что постят сенсацию, о которой ещё никто не слышал?
Что-то мне подсказывает, что нет...
Причём - не своё отношение высказывают. Не свою версию.
А вот просто - "произошёл взрыв!"
Да неужели?!.. Вот неожиданность...
>> No.16872 Ответ
Файл: 0_17ded2_9dfb9c98...
Jpg, 85.68 KB, 797×579
edit Find source with google Find source with iqdb
0_17ded2_9dfb9c98_orig.jpg
Файл: 0_17ded5_f928dcc8...
Jpg, 428.62 KB, 1816×1012
edit Find source with google Find source with iqdb
0_17ded5_f928dcc8_orig.jpg
Файл: 0_17ded7_764ab569...
Jpg, 157.40 KB, 990×657
edit Find source with google Find source with iqdb
0_17ded7_764ab569_orig.jpg

Формированию дивизии предшествовала амнистия, и в нашу батарею в течение нескольких недель каждый день поступали бывшие заключенные. В моем расчете, например, из восьми человек пятеро прибыли прямо из тюрьмы, где отбывали наказание за кражи нескольких килограммов зерна, ведра картошки и других, чаще всего продовольственных товаров.
Уже через месяц, на фронте, когда мы ближе познакомились, я понял, что большинство этих ребят оказались хорошими людьми, добросовестно несущими нелегкую солдатскую службу.
Через некоторое время стали слышны орудийные выстрелы, а потом буквально в 30 метрах от дороги раздалась автоматная очередь. В машине сразу все замолчали. Однако ничего страшного не произошло. В прифронтовой полосе все время стреляли. Кто это делал и зачем, я так до конца войны и не понял. Но стреляли. И ясно было одно - не по врагу.
Потом к таким выстрелам привыкли, но первый раз... Представьте себе, что вы в закрытом брезентом кузове машины приближаетесь к передовой. Сидите в полумраке, тесно прижавшись друг к другу, со всех сторон зажатые ящиками со снарядами, инструментом и прочим батарейным имуществом. Фронт где-то рядом, и вдруг совсем близко строчит автомат. Никто из нас не был трусом, но всем стало как-то не по себе.
Наконец колонна остановилась. Батарея прибыла на первые в ее истории позиции, находившиеся, как потом выяснилось, примерно в 30 километрах от города Гомель, недалеко от реки Сож.
Кроме земляных и строительных работ, расчет много времени тратил на чистку гаубицы. Чистили ее регулярно после каждой стрельбы, после дождя и после переезда по пыльной дороге. Нам всегда казалось, что такое чистоплюйство было излишним. Однако лейтенант Леноровский неуклонно заставлял нас заниматься этим делом.
Однажды на батарее появилась группа технологов, работавших на артиллерийском заводе, выпускающем наши гаубицы. Несколько дней они внимательно следили за тем, как мы стреляем и обслуживаем орудия, и в конце концов признали работу хорошей. За это Леноровскому и нам была объявлена благодарность.
Еще время от времени мы чистили "Студебекер", ручным насосом накачивали шины и выполняли ряд других работ, не требующих особой квалификации. Руководил этим наш шофер. Он вообще был аккуратистом и машину всегда содержал в полной исправности.
Значительно меньше внимания уделялось личному оружию - карабинам и ППШ. За полтора года мы ими ни разу не пользовались по назначению, если не считать учебных стрельб и пальбы по консервным банкам.
Патроны никто не учитывал, и я совсем не уверен, что они были у всех солдат. Так что при встрече с противником положение расчета могло оказаться критическим.
Чаще всего на НП находился радист Шарифуллин - крепкий паренек, легко таскавший за плечами тяжелую рацию. Умирал Шарифуллин на глазах у всей батареи. Вместо оторванной нижней челюсти было видно залитое кровью отверстие гортани. Рядом стоял фельдшер Галиев, который даже не пытался сделать перевязку. Судя по всему, она бы и не помогла.
В нашем полку жизнь офицеров заметно отличалась от жизни рядовых. Для них строили отдельные землянки. Их паек был значительно лучше солдатского, а денежное довольствие позволяло иметь определенные привилегии. Отношения с подчиненными определялись не только уставом, но в большей степени характером и воспитанием офицера. А они были разными.
Cтарший на батарее лейтенант Леноровский был вежлив и ко всем обращался только на "вы". Команды отдавал тихим голосом, почти просительным тоном. Да еще носил очки в тонкой металлической оправе.
По единодушному мнению подчиненных, это был Интеллигент с большой буквы. Он трудно сходился с людьми, не допуская никакого панибратства даже с командиром второго взвода, с которым жил в одной землянке.
Был справедлив и не лез в дела других, но всегда требовал безоговорочного выполнения приказов, проявляя при этом, казалось, излишний педантизм. И все-таки солдаты его любили. Не боялись, не уважали, а просто любили как хорошего человека. Видимо, таким он и был.
Еще при отправке на фронт всему личному составу нашей части были выданы противогазы. Никто их, конечно, не носил, да и никто не требовал этого. В нашем расчете они были забиты в ящик из-под снарядов и спокойно там ржавели.
Потом вместо старшины химинструктором в дивизион прислали молодого младшего лейтенанта, только что окончившего химическое училище. Новый "химик" прежде всего потребовал достать противогазы, почистить их и постоянно носить. Разумеется, эта команда была встречена в штыки. Во-первых, газами и не пахло, а во-вторых, таскать на себе давно проржавевший противогаз было просто бессмысленно.
И вот после очередной стычки с химинструктором я своими руками подложил ящик с противогазами под колеса "Студебекера", когда он пятился задом, чтобы подцепить орудие. Может быть, все и прошло тихо, если бы я не поделился "опытом" с другими командирами расчетов. Дело приобрело огласку, химинструктор пожаловался замполиту дивизиона, мне объявили выговор, и прием в партию был отложен на два месяца.
Многие наши офицеры носили модные узконосые хромовые сапоги. А шил их солдат из моего расчета. Франтоватый младший лейтенант из соседней батареи попросил меня прислать к нему сапожника.
Я не возражал, но предупредил, что солдат сейчас занят и сможет приступить к работе только через пару дней. Младший лейтенант воспринял это как обиду, начал ругаться, а потом ударил меня. Разумеется, я в долгу не остался. Нас растащили.
Поступок офицера обсуждали на парткомиссии бригады, и ее решение я не знаю, а мои действия рассматривали на партбюро дивизиона. Замполит и еще один член партбюро настаивали на вынесении стро гого выговора с занесением в учетную карточку, а за выговор без занесения в карточку выступили парторг Лубянов, наводчик Гарош и... я, недавно избранный в партбюро вместо погибшего товарища. Прошло предложение большинства.
Заместитель командира дивизиона по политчасти капитан Плющ оставался в одном и том же звании почти полтора года. Звезду майора он получил лишь незадолго до окончания войны. Его главная работа заключалась в чтении солдатам газет, проведении политбесед и разборе различных мелких инцидентов, которые он часто превращал в значительные события.
Был он великим путаником. В первое время ему еще поручали кое-какие задания, но, убедившись в его бестолковости, командир дивизиона махнул рукой, и он, как говорят крестьяне, оказался на беспривязном содержании.
В боевые дела капитан не вмешивался, а политвоспитанием личного состава в меру своих сил занимался добросовестно. А еще он был трусоват и при первом же выстреле наших орудий или пушек противника немедленно исчезал в своей землянке-блиндаже. И это вызывало насмешки солдат.
В обязанности старшины дивизиона входила раздача денежного довольствия солдатам и сержантам. Сумма ежемесячных выплат была ничтожно мала: от 5 до 15 рублей, и практически она никого не интересовала.
Этим и воспользовался старшина первого дивизиона Пушков. Принося очередной раз деньги, он каждого просил расписаться в двух местах - в официальной ведомости и в ведомости пожертвований на "танковую колонну". Разумеется, мифическую. Таким образом, он ежемесячно приобретал довольно крупную сумму, а его частые пьянки многим были известны.
И вот как-то раз, когда нашу часть отвели в тыл на очередной отдых, командир полка перед строем сорвал с него погоны и на три месяца отправил в штрафную роту.
Рассказывали, что там он несколько раз успешно ходил в разведку, а однажды привел в штаб языка, который двигался на карачках, а на его спине был привязан патефон, играющий веселую музыку.
Через некоторое время после выполнения очередного боевого задания Пушкова помиловали, и он досрочно вернулся в часть. Наказание закончилось благополучно.
Помощник командира взвода управления из соседнего полка сержант Волков был известен в бригаде своей смелостью и отвагой. Много раз он ходил в разведку и приводил языков. Однажды вдвоем с другим разведчиком они перенесли через линию фронта тяжелораненого командира.
Несколько месяцев сам командовал взводом. Через год после прибытия в нашу бригаду имел уже несколько орденов и медаль "За отвагу". Начальство его ценило как хорошего разведчика, а подчиненные и товарищи любили за веселый нрав.
Все началось, когда на место раненого командира прислали молодого лейтенанта. Первым делом он взялся за наведение порядка. Требовал, чтобы ему при встрече отдавали честь (на передовой это правило практически не соблюдали).
Команды отдавал только по уставу. Не допускал возражений, тем более обсуждения своих приказов. В свободное от выполнения боевых заданий время проводил с разведчиками учения, в том числе по строевой подготовке, что особенно всех раздражало.
Пожалуй, труднее других приходилось помкомвзвода Волкову. Он пытался по-дружески поговорить с лейтенантом, но тот не принял предложения подчиненного. Словом, обстановка с каждым днем накалялась.
Однажды при разборе неудачной операции, руководимой командиром взвода, Волков в присутствии начальника штаба полка и всех разведчиков прямо обвинил лейтенанта в неумелых действиях. Это уже было похоже на вызов. И вскоре наступила развязка.
После ночного дежурства на НП Волков вернулся в свою землянку и завалился спать. Однако вскоре дневальный разбудил его и передал приказ выходить на занятия. Помкомвзвода пробурчал, что он после дежурства, и повернулся на другой бок. Но спать больше не пришлось. В землянку ввалился лейтенант и громким голосом скомандовал: - Сержант, немедленно приведите себя в порядок и становитесь в строй.
Волков приподнялся на локте и злыми глазами уставился на командира. Всем своим видом он показывал, что в строй не встанет. Взводный в ярости схватил сержанта за гимнастерку и рванул его с такой силой, что тот не удержался и слетел с нар.
Видевший все это дневальный потом рассказывал, что Волков встал, внешне спокойно достал из-под шинели, служившей ему подушкой, пистолет, и в упор выстрелил в лейтенанта.
Эти подробности мы узнали позже. А на очередном отдыхе в солнечный осенний день нас неожиданно построили и повели по лесной дороге. Идти было легко, и песня с ухарским присвистом как бы сама собой полилась над колонной. Минут через сорок вышли на большую поляну, где уже собралось много нашего брата.
Разрешили разойтись и перекурить. Зачем нас собрали, никто не спрашивал. Да и вряд ли это кого-либо всерьез интересовало. Гораздо важней было встретиться и поболтать со старыми знакомыми, с которыми вместе были на формировке или лежали в госпитале.
Однако долго трепаться нам не пришлось. Вскоре бригаду выстроили в каре, и на поляну выехала штабная машина, из которой вышли офицер, сержант Волков (многие его сразу же узнали) и шестеро солдат с карабинами.
По рядам прошел какой-то неясный шумок. И хотя большинство из нас ничего не знало, все эти приготовления сразу же отразились на настроении зловещим предчувствием.
Прозвучала команда "Смирно!" и офицер начал читать какую-то бумагу. Из-за ветерка, дующего в сторону поляны, слышимость была плохой. Поэтому во время чтения приговора (теперь это было уже ясно) все напряженно вслушивались.
Волков без ремня и без погон стоял перед строем метрах в пятидесяти от нас, и его лицо с плотно сжатыми губами было хорошо видно.
Закончив чтение, офицер обратился к Волкову с каким-то вопросом. Видимо, спросил его о последнем желании. Сержант что-то сказал, сел на траву, снял свои хромовые сапоги и снова встал. Потом говорили, что он просил передать сапоги своему товарищу.
Офицер отошел на несколько шагов в сторону и дал команду шестерым солдатам, стоявшим к нам спиной. Те вскинули карабины и застыли в ожидании. Затем прогремел нестройный залп, и все увидели, как Волков схватился за левое плечо, но продолжал стоять.
Снова отрывистая команда, и после второго залпа Волков упал. Офицер нагнулся над ним, потом вместе с солдатами сел в машину и быстро уехал.
>> No.16890 Ответ
Как лох делал себя сам

— Я – самый обаятельный, вашу мать, и привлекательный, однозначно, — говорил Лох, пьяно покачиваясь перед зеркалом в съёмной квартирке за МКАДом. Засаленная коридорная лампочка, вкрученная предыдущими съёмщиками-таджиками, выхватывала из полутьмы пыльного коридора тщедушное тельце юноши с начинающимся пивным животиком зрелости и так и не успевшими потрудится стремительно усыхающими мышцами. Из зеркала смотрела мятая физиономия стареющего офисного червя, к ночи добравшегося до своей норки.

— Сегодня подожду, а завтра – начну с себя. Я ж не лох какой, — сказал Лох, отпил пойла из бутылки и пошёл тыкать алюминиевой вилкой в сосиску, умершую в корчах от обезвоживания вместе с ляпнёй синтетического кетчупа на одноразовой пластиковой тарелочке, доставшейся от всё тех же таджиков. Таджики всем табором смогли скопить на комнату в панельной заводской подмосковной коммуналке и освободили жилплощадь, а Лох вот въехал.

Следующим рабочим утром, когда солнце зашло и ещё не собиралось вставать, Лох стоял перед зеркалом в свете заляпанной лампочки и понимал, что он уже не самый обаятельный и привлекательный. И далеко не обаятельный и совсем не привлекательный. И что ещё лет пять в таком режиме, и не с кого уже будет начинать, так что надо поторапливаться, пока есть над кем работать.

* * *
Лох, как и называющиеся трезвенниками алкоголики, считал, что он не был лохом, это судьба распорядилась его убогим местом в жизни, но достаточно напрячься и начать с себя. Тогда сразу начнутся деньги, а за ними – женщины, тачки, вино и казино. Это было понятно, как дважды два, осталось только выбрать день, когда начать, и выбрать правильную стратегию, для чего существовали миллионы тематических книг. Почему книг «Как перестать быть лохом» было чуть больше, чем самих лохов, Лоха не волновало.

Днём, промыв опухшие глаза чаем из пакетиков, Лох твёрдой походкой направился в кабинет начальника. Думаете, самосознание? Не-а: бабушка, сдающая квартиру, увеличила поборы, и теперь Лоху срочно нужно было повышение зарплаты. Лох знал правильную методику продвижения: он был завсегдатаем форумов настоящих мужчин и прочих душеспасительных порталов. Надо было всем сообщить о своём решении делать себя самого и в итоге этой хитроумнейшей комбинации начальник должен был сам повысить зарплату.

— Иван Иваныч! Я начинаю новую жизнь! Начинаю, так сказать, с себя, — заявил с порога Лох, вломившись в кабинет начальника, не постучавшись. — Отныне я буду делать себя сам!
Выждав паузу, начальник, который с внимательным видом читал глянцевый журнал об иномарках, парировал краткой ответной речью:
— А что, Лузин? И то правда! Что так сидеть? Так кто, говоришь, тебя до этого дня делал, коли с этого этим занялся ты?
Лох не ожидал такого подвоха но, как великий теоретик НЛП, расценил это как «разрыв шаблона», и действовал соответственно принятым в интернетных баталиях сценариям:
— Да ты сам чмо, я вычислю твой IP, гнида. Ой, Иван Иваныч, извините, — замялся Лох, не иллюзорно ощутив, что «в реале» можно и по мордасам схлопотать.
— Да уж, Лузин, вошёл в роль. Значит, ты с сегодняшнего дня, с этого самого вот момента, начал себя делать?
— Да, мой шеф! — гордо сказал Лох и демонстративно сел вразвалочку и даже положил ногу на ногу. Не хватало только сигары и бокала виски.
— Ну, так это замечательно, Лузин, таких людей нам не хватало! Значит, ты будешь заранее приходить в офис, быстро и качественно делать проекты, задерживаться по субботам и воскресеньям и всегда будешь чист и светел, гладко выбрит, будешь любить начальство и перестанешь надираться на корпоративы и приставать к девушкам?
Шаблон трещал. Надо было давать ответ, но ответа не было. Пришлось сдаться и использовать лексикон времен до эпохи личностного вставания с колен:
— Да, Иван Иваныч, будет исполнено, Иван Иваныч, в лучшем виде, Иван Иваныч. — понуро сказал Лох, уже не восседая царём в кресле.
— Вот и прекрасно, Лузин, замечательный работник! Пошли-ка в общий зал, это надо отметить!

В зал, где по кубиксам горбатились офисные сотрудники, вошёл начальник с подчинённым, громко похлопал в ладоши, привлекая внимание, и начал речь:
— Товарищи! С сегодняшнего дня ваш коллега, Лузин, начал с себя! Это значит, что он раньше всех приходит на работу, первым берёт ключ, последним, кстати, его сдаёт, ходит весь день радостный и всем помогает. Но не это главное! Проект с МосТрансНаноГаз, который мы никак не можем сдать, Лузин обещал завершить досрочно! Ценой своего свободного времени, по выходным. Так что, если у кого накипело, и кто не справляется, сваливайте всё на Лузина, он всегда поможет. Берите с него пример, товарищи!
— Вот лох, — послышалось из какого-то кубикса, и лёгкий смешок прокатился по комнате.

— Да нужен он мне, босс сраной конторки по отмыванию бюджета. Так, мелочёвка пузатая на блатных связях. Не мой формат, — оправдывался в курилке Лох.
— Теперь в другую уйдёшь? — сочувствовали коллеги.
Лох посмотрел на них с презрением:
— Что я, лох, что ли? Свой бизнес, конечно.
— А бабки где возьмёшь? А заказы?
— Есть тут одно место... — многозначительно начал Лох, но понял, что эту тему лучше не развивать, так как кроме нескольких книг «Как стать центилионнером» да «Как трахнуть английскую королеву. Часть вторая: а теперь в зад», которые можно неплохо сдать на макулатуру по весу, у него ничего не было.

* * *
Вечером после работы из нижнего ящика была извлечена рубашка «под дольче и габбана». Мимикрия под умного и богатого была сделана для практического тренинга «Как стать богатым и трахнуть тёлку одновременно», на который он записался аж за два месяца. Идея разбогатеть и потрахаться всего за три тысячи (столько стоил однодневный семинар) его радовала. Три тысячи он отбил всего за квартал, не покупая на обед «доширак» и ограничившись рисом на ужин в будни.

На центральной станции метро у эскалаторов на выходе вверху стояла однородная толпа серых граждан. Лоху было тяжело угадать, кто из этой толпы чурбанов, бабок, студентов, офисных работников, есть мастер. Тем более что первым заданием на преодоление стеснительности было именно найти мастера. После пяти минут расспросов толпы и посыланий его куда подальше, Лох действительно обнаружил мастера. Мастер был, как две капли воды, похож на него: стремительно стареющий «ботан» под тридцать с тщательно скрываемой лысиной, с синяками под глазами от постоянного сидения за компьютером, в дешёвом сером пальто, в ужасных брюках «со стрелочкой», грязных ботинках со следами других ботинок. Под пальто виднелся совдеповский костюм «Большевичка» и ядрёно-жёлтый галстук. Жёлтый галстук – единственное, что отличало мастера от других лохов. Также он в руках держал мятый пакет из «Пятёрочки», в котором были компакт-диски с авторским курсом и раздаточные материалы. Быстро хапнув у Лоха три тысячи, учитель начал рассказ.

Из рассказа будущие мачо и рокфеллеры в одном флаконе поняли, что мастер занимается практикой обогащения и окучивания тёлок вот уже более двадцати лет, с тех пор, как появился фидонет, если кто, конечно, слышал, что это такое. Слышали, на удивление, почти все. Мало того, особо сведущие предположили, что мастер в те годы обитал не иначе где как в НИИ Новосибирска. Мастер прервал домыслы и толки, сказал, что обитает и усовершенствует практики в Ярославле, но ради них, убогих, приехал сюда, и даже ночевать будет у одного подопытного в счёт оплаты за семинар. Далее последовала чудовищная эклектичная смесь, изрыгаемая из лингвистического миксера, в который разом загрузили всю литературу для сирых и убогих. Речь прерывалась криками уборщицы, окриками ментов, гоготанием огромных горцев, когда те встречались у эскалатора, да просьбами милостыни попрошаек. Затем теоретическая часть кончилась, и все пошли на улицу. На улице было холодно, поэтому единогласно было решено вернуться назад. Так же стремительно, к радости стесняющихся участников семинара, практическую часть мастер разрешил сделать дома. За сим мастер поспешил раскланяться и поспешил с сообщником к выходу.

Лох отозвал мастера в сторону:
— Извините, простите, ну, те лохи, это понятно, но я не такой. Скажите, пожалуйста, тайну, а? Ведь в книжке всяко не написано.
— Пятьсот рублей сверху, — сразу ответил мастер, и тряхнул перхотью с редеющих волос.
Лох планировал эти пятьсот рублей пропить. В течение недели. Но истина дороже. Пятьсот рублей перекочевали во внутренний карман мастера, к упругой пачке дензнаков.
— Истина вот в чём: хочешь быть богатым – бери бабло, обувая лохов.
Лох секунду подумал, потом его лицо расплылось в улыбке:
— Ах, ты, чёрт, вот гад, а ведь точно! Мастер, ай да мастер, всех провёл! Подожди, а бабы? Как с тёлками? Вот только не надо «хочешь тёлку – трахни её», вот только без этого!
Мастер ничего не ответил, только крепче обнял паренька, у которого собирался ночевать:
— Так дешевле и проще, — виновато объяснил паренёк, пожав плечами.
И сладкая парочка затерялась в толпе спускающихся в метро.

* * *
— Эх тыж, проныра! Обувать лохов! Вот ведь как!
Лох в возбуждении вышел из метро, и начал стрелять глазами вокруг в поисках лохов. И первый раз в жизни с удивлением обнаружил, что на центральной площади страны не он один этим занимается! И менты, и попрошайки, и дикие горцы – все стреляли глазами в поиске лоха; кто первый подбежит – того и приз. Казалось даже, что в жёлтом здании за кремлёвской стеной, незаметно отклонив зановесочку, кто-то стоит и тоже рыскает взглядом в поиске лоха. Подивившись такой метаморфозе, Лох поспешил ретироваться, но плакат «будущее зависит от тебя» опять возбудил его. Лох направился в первый попавшийся кабак, забыв, где находится, так как ходил только на конечной серой ветки или уже в своём посёлке. Поддельная модная рубашка усыпила бдительность швейцара, и Лох проник в пафосный кабак.

В ресторане у барной стойки сидела проститутка. Но это знает лишь тот, кто ходит в соответствующие рестораны, а у Лоха едва денег хватало на книги «Как стать богатым и ходить в рестораны». Неуклюже, как на гигантский вибратор, Лох забрался на барный стул и стал сходу, как учили книжки, приставать к нимфе. Сначала он начал подстраивать дыхание, но засмотрелся на безразмерные сиськи и сбился. Потом стал удавом смотреть в глаза партнёрше и закидывать кинестетический якорь, пытаясь банально лапать за колено, отчего чуть не грохнулся с высокого стула.
— Девочка, я бы всадил тебе свой посох сладострастия, если бы мне было не так лень, потому что я только что прилетел с Багам, где с партнёрами заключал контракт на поставку туда газа, а по пути я всю дорогу трахал стюардесс!
Пауза затянулась. Якорь не клеился.
— Что, все 15 часов так и драл? А газ, небось, для обогрева им нужен? — последовал небрежный ответ.

Шлюшка, тем более метропольская шлюшка, что даже заставляет писать с большой буквы –Шлюшка – была на сто голов умнее любого офисного лошка. Собственно, поэтому она и была честной шлюхой, давала за деньги и только за большие. Естественно ещё с момента появления этого чудилы в заведение она поняла ошибку швейцара: рубашка «дольче и габбана» была поддельной копией ужасного качества, сделанной кривым китайцем из лекал прошлого и позапрошлого сезона. Остальное на чудиле она просто предпочла не рассматривать, дабы не портить вкус, но та грязь на ботинках, которая никак не могла организоваться у правильного господина за те три метра, что отделяют его лимузин от входных дверей... Бррр! Тем не менее, чудик нарисовался, его впустили, шансов попасть сюда лоху с улицы было ровно ноль, значит это от Ашота.

— Что тебе надо, идиот. Перестань кривляться! Ты от Ашота? — сквозь зубы процедила шлюшка.
— Я небесный посланник, что проведёт тебя в неизведанные доселе глубины неземного оргазма! — продекламировал заученную фразу Лох. Раньше, в электричке, эта фраза не помогала, но сейчас ей казалось самое место.
— А, дилер, дозу принёс, ну, пошли. Вечно вы под кайфом, чёрт вас не разберёт.
Парочка удалилась в туалет. Идя позади шлюшки, Лох ликовал. Он делает свою судьбу, книжки не наврали! Достаточно начать с себя, поверить, не смотреть на лузеров и нытиков, как сразу всё происходит! Первая же тёлочка сейчас даст, а там и Багамы, и газ, и нефть, и сладкая жизнь.
Запершись в туалете, шлюшка сказала:
— Давай, быстрее, не томи!
Лох закраснел и начал судорожно расстегивать ширинку. В первый раз не для онанизма или малой нужды.
— Вот грязнуля, торчок долбанный, нашёл куда прятать,. — возмутилась шлюшка. — Э не, что это? Не буду, дорогой, убирай это, я только для господ. Ты мне дозу давай. Как какую, обычную, идиот. Как нет? Ты дилер, от Ашота? Нет? Какой Лузин с Силикатной платформы? Ты дебил?

Шлюшка пулей выскочила из сортира и что-то шепнула охранникам. Не успел Лох застегнуть ширинку, как два громилы уже тащили его на задний двор. После пяти минут тычков, до пацанов начало доходить, что это не дилер, а действительно простой посетитель, только из народа, то есть лох, чудом попавший на чужой праздник жизни. Подняв измятое тело и оттряхнув от красного снега, охранники извинились:
— Ты это, парень, извини, обознались. Того, осторожнее будь. Помни: будущее зависит только от тебя. Ну, это, сосульки там сверху, машина сбить может.

Лох упал на сугроб около помойки ресторана и лежал, смотря в бездонный небесный океан дворового колодца заднего выхода «Метрополя». Жизнь лоха действительно круто изменилась. Вместо уютной тёплой электрички с такими же лохами, как и он, он лежит с разбитым носом, но зато у «Метрополя», как крутой гангстер, да ещё успел пощупать за колено крутую тёлку. За всё в жизни надо платить. Лох только прикидывал, стоит порабощение мира того, или лучше повременить, ещё годик-другой пожить уютным лошком со стабильным «хрущоба–офис–хрущоба», пивасиком после работы и спокойным офисным существованием.
>> No.16893 Ответ
Файл: 1343294120_sled.jpg
Jpg, 73.47 KB, 300×461 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1343294120_sled.jpg
В Великий пост 2012 года по России снова прокатилась волна убийств и похищений детей. Снова телевидение и газеты смакуют страшные новости, наполняя тоской сердца отцов и матерей России. 7 февраля 2012 г. в Подмосковье с крыши многоэтажного дома были сброшены две школьницы. И точно по команде каждый день средства массовой информации принялись сообщать о детских самоубийствах, о выбросившихся из окон и удавленных шарфами школьниках, о таинственных предсмертных записках. Вакханалия дьявольских жертвоприношений достигла апогея на еврейский праздник Пурим, когда в Кунгурском районе Пермского края ночью 9 марта убили и сожгли 9 человек – молодую семью c детьми (мальчиков 1999, 2001, 2002, 2004, 2005, девочек 2006, 2008 годов рождения).
Сограждане! Не верьте тому, что еврейские СМИ говорят вам о самоубийствах детей или о таких шокировавших всю страну убийствах, как в Брянске, Туле, Красноярске, Севастополе или в станице Кущевская. Этим вы согрешаете против Бога и соучаствуете в преступлениях иудеев.
Когда СМИ начинают говорить об «эпидемии детских самоубийств», внезапно поразившей российские города, что школьники ни с того, ни с сего выпрыгивают из окон, не верьте. Школьники не выпрыгивают – их выбрасывают, предсмертные письма для нас от их имени составляют их убийцы. Когда говорят, что восьмилетний мальчик или девочка повесились, не верьте – их повесили, чтобы рассказать об этом нам, отцам и матерям России, и увидеть наш страх. Если в передачах «Пусть говорят» пытаются внушить, что многодетная семья по своей вине сгорела в собственном доме, не верьте – их сожгли, чтобы потом вместе с евреем Малаховым делать шоу ужаса для всей России.
Вспомните убийство православной семьи в Туле.
24 июля 2011 г. в день Равноапостольной княгини Ольги и в канун торжеств по случаю праздника Крещения Руси в Туле была убита многодетная семья – мать Мария Шкарупа, трое детей и их бабушка. Детей Марии убивали в ванной. Заткнув рты, наносили колющие раны, вытачивая христианскую кровь. Затем забивали тупым предметом, чтобы скрыть характер своих действий.
Убийство православной семьи в Туле, по поводу которого столько лгала и глумилась еврейская пресса – это ритуальное убийство. Такое же, как в Красноярске в апреле 2005 г., где хасиды на Пасху выкачали кровь и сожгли 5 детей (не только русских, но и татар и азербайджанцев); такое же, как в Истринском районе под Москвой в июле 2005 г., где распяли на кресте 12-летнего Мишу Ельшина, а затем замучили еще двух похищенных детей: родного брата Миши – 10-летнего Александра Ельшина и их друга – 11-летнего Павла Соколова; такое же, как в Курске, где в праздник Святых апостолов Петра и Павла в 2000 г. зверски были замучены 4 малолетние школьницы, а через 10 лет жидовские правоохранители обвинили в этом преступлении одноклассников девочек; такое же, как убийство в 2006 г. в первую неделю Рождественского поста семьи священника Андрея (Николаева) с 3 маленькими детьми и его беременной женой Ксенией, тела которых со следами колото-резаных ран были сожжены, чтобы скрыть ритуальный характер убийства (так же, как это было сделано с телами 5 красноярских детей); такое же, как перед Рождеством 2011 г. ритуальное преступление в Севастополе, главном оплоте русского Крыма, где были обезкровлены и убиты 2 русские девочки, а тела мучениц подброшены к древнему христианскому храму. Такое же, как в станице Кущевская, где на праздник Казанской иконы Божией Матери 4 ноября 2010 г. были убиты вместе с детьми 12 человек (по числу апостолов), а на телах погибших оставлено по 12 ножевых ран. Такие преступления совершаются в России из года в год, в течение двадцати лет, пока правит еврейская сатанинская власть.
Русские! Вы, во Христа крестившиеся, целое столетие терпящие жестокий иудейский плен, каждый год теряющие тысячи своих детей! Вы, чей Господь был распят на кресте, чей Царь был замучен иудеями со всей семьей и детьми! Вы до сих пор не знаете, как и за что убивают наших детей?
Ритуальные убийства христиан ведут свое начало со времени богоубийства. Ритуальное жертвоприношение – это воспроизведение мучений и казни Иисуса Христа. Спаситель обличил иудеев, сказав им, что их отец диавол, и они хотят исполнять похоти отца своего (Евангелие от Иоанна, 8:44). Одержимые ненавистью к обличившему их Господу, бесы-иудеи в течение двух тысяч лет ритуально повторяют богоубийство.
Для жертвы по подобию Христа они выбирают самое чистое и непорочное – ребенка, младенца, праведника или человека святой жизни, глумятся над ним, подвергая хуле и оплеванию, как Сына Божия, бьют его по щекам и, наконец, мучительно умерщвляют, нанося острыми предметами колющие раны и собирая кровь мученика. Эта кровь употребляется ими во время их богомерзких обрядов и праздников, кощунственно копируя христианский обряд причастия тела и крови Христовых.
По свидетельству бывшего раввина, принявшего христианство и ставшего монахом, дети выбираются потому, что «будучи невинны и целомудрены, они являются наиболее совершенными образцами Иисуса Христа» (монах Неофит «Христианская кровь в обрядах современной синагоги»).
Дьявол учит проклятых иудеев совершать свои преступления тайно. Это основной принцип их вероисповедания: убей гоя (христианина, «акума»), если можешь это сделать незаметно и не навлечь гнева «акумов» на соплеменников. Так учит талмуд – свод сатанинских правил, в котором ненависть и аморальность возведены в нормы закона, то есть в особое право иудеев убивать неевреев и присваивать их собственность. Именно в этом религиозном русле лежит понимание войн и революций, которые на протяжении многих веков организовывало богатое и влиятельное еврейство в христианских странах.
Однако если сам ритуал это тайна, то факт ритуального убийства не скрывается: о принесенной жертве должны узнать все, и свои (чтобы знали – обряд исполнен), и чужие. Поэтому истерзанное тело мученика не закапывают в лесу и не топят в болоте, а подбрасывают на всеобщее обозрение: на пустырь – как 5-летнюю Полину Малькову в Красноярске и двух школьниц в Севастополе; на берег реки – как поэта и певца Максима Трошина из Брянска и православного миссионера Кирилла Бережного из Киева; оставляют в доме или келии – как иеромонаха Нестора (Савчука), игумена Авенира (Смолина), старейшину Харьковской славянской общины Никиту Демочко, в самой церкви – как иерея Олега (Ступичкина).
И вот здесь наступает следующий момент, ради которого производилось душегубство. Столкнувшись с изуродованным телом мученика, людей объемлет ужас от непонятного и необъяснимого изуверства, известие о котором быстро распространяется среди населения. Сейчас это воздействие тысячекратно усиливается средствами массовой информации и страх за своих детей, за будущее становится всенародным. Освещение телевидением ритуальных убийств – это тоже исповедание веры. С помощью СМИ иудеи сделали отправление своего сатанинского культа публичным и повсеместным.
После разрушения советского государства в 1991 году жидовство распоясалось на русской земле. Волны репрессий, терактов, убийств особенно усиливались, когда патриотическим силам удавалось публично разоблачить религиозные принципы иудеев, в соответствии с которыми они разрушают государство и разлагают нравственность народа.
В марте 2005 года патриотические организации России подали в Генеральную прокуратуру Обращение с требованием запретить еврейские экстремистские организации и исповедание человеконенавистнических норм талмуда. Заявление русской общественности получило название «Письмо 500» (по первоначальному числу подписавшихся) и вызвало рост православного самосознания. Оно было опубликовано в газетах, на сайтах интернета, быстро получило широкое распространение и собрало 5000, а впоследствии более 25000 подписей. Реакция уязвленных иудеев не заставила себя долго ждать.
За неделю до еврейской пасхи (Песах) в апреле 2005 г. члены хасидской преступной группировки Берл Лазара похищают и ритуально убивают пятерых детей в Красноярске (пятерых – с намеком на название «Письма 500»). Чтобы скрыть следы ран, которые остаются на теле после вытачивания крови, тела детей сжигают. Это делается для того, чтобы напрямую обвинить евреев в ритуальном убийстве не удалось. 8 мая 2005 г., к празднику Победы над фашистской Германией, обезкровленные и обожженные тела детей подбрасывают в коллектор теплосети недалеко от их дома. Все попытки расследования были пресечены. Родители, настаивавшие на ритуальной версии убийства своих детей, были жестоко избиты. Это была месть за «Письмо 500» и демонстрация силы, показывающая русскому народу, что все правоохранительные органы находятся у сатанистов под контролем.
Начиная с демонстративного убийства красноярских детей в 2005 г. тема таинственных похищений и убийств детей не сходит с полос газет и экранов телевидения. Раскрученные в новостях и ток-шоу, эти убийства стали формой невидимого террора против миллионов русских людей, средством для подавления их воли.
Ритуальные жертвоприношения были и остаются главным оружием в религиозной войне иудеев против христианских народов. В известном труде о ритуальных убийствах «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их» знаменитый российский ученый и писатель, больше известный как составитель «Толкового словаря живого великорусского языка», Владимир Даль приводит более сотни зафиксированных в исторических документах случаев ритуальных убийств христианских детей в странах Европы и в России. Отнюдь не из-за «ума», как объясняют евреи, даже не за жадность и подлость, а исключительно за свои нечеловеческие преступления этот проклятый народ изгонялся в разные века из всех европейских государств: из Англии (1290) и Франции (1182), Испании (1492) и Португалии (1497), Австрии (1420) и Чехии (1542). Иудеев жгли, колесовали, четвертовали, но это не останавливало их. Даже после того, как в 1255 году 90 евреев были публично казнены в Лондоне за ритуальное убийство и распятие на кресте восьмилетнего мальчика Гуго из Линкольна, через 2 года на Пасху они снова принесли в жертву ребенка. Помраченные своей сатанинской верой, они убеждены, что такие жертвоприношения и употребление крови христиан приносят им власть над христианским миром.

Русские люди! Война с проклятыми богоборцами за нашу веру и Родину неизбежна. Всем сердцем обратитесь к нашей православной вере! Ибо если вы не верите в Бога, вам не победить тех, кто верит в дьявола.

Христианин! Не отгораживайся от правды о беззаконии, которое совершает безбожное племя на русской земле! Ты не думай, что это отцам и матерям в Красноярске, Перми, Туле, Брянске, Курске, Севастополе не повезло. Что это не из твоего ребенка, глумясь над нашим Господом, вытачивали кровь для сатанинского ритуала, что не твоих детей сжигали, сталкивали с крыш и беззащитных вешали в собственном доме.


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]